Часть 2: KPCSC хочет, чтобы Россия помогла выйти из тупика в вопросе о новом определении конфликтных алмазов

В первой части этого состоящего из двух частей эксклюзивного интервью с Шамисо Мтиси (Shamiso Mtisi), координатором Коалиции гражданского общества Кимберлийского процесса (Kimberley Process Civil Society Coalition, KPCSC), мы сосредоточились...

25 октября 2021

Часть 1: KPCSC дает представление о незаконной добыче алмазов и торговле ими в Африке

Хотя Кимберлийский процесс (Kimberley Process, KP), контролирующий алмазную отрасль, гордится тем, что с момента своего создания в 2003 году значительно сократил поток алмазов из зон конфликтов, Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса...

18 октября 2021

Ювелирную отрасль России надо обновлять и серьезно

Дина Насырова  —  вице-президент Международной ювелирной выставки J-1, недавно прошедшей в московском Гостином Дворе. Как партнёр и муза известного художника-ювелира Ильгиза Фазулзянова она активно участвовала в подготовке его персональной...

11 октября 2021

Smiling Rocks, благотворительная бизнес-модель, вдохновляет компании работать ради совершенствования мира

Зулу Гхеврия (Zulu Ghevriya), генеральный директор и соучредитель компании Smiling Rocks, основатель компании Vedantti Jewellery и управляющий директор Prism Group, работает в алмазной и ювелирной отрасли свыше 20 лет. Зулу начал свой бизнес...

04 октября 2021

Надо упорно трудиться – и успех придет

Эдуард Уткин – генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России», эксперт Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням - рассказал «R&P» о том, как внедряется система ГИИС ДМДК, а также о последних событиях и настроениях в ювелирной...

27 сентября 2021

Мировые часовые бренды монополизируют рынок

22 ноября 2013

Производители часов за последние два года совершили сделки по слиянию и поглощению объемом свыше $1 млрд, пишет РБК Daily. Большая часть сделок пришлась на швейцарских поставщиков деталей и механизмов. Аналитики полагают, что это приведет к взлету цен на часы и разорению небольших производителей.
Весной этого года французская компания Hermes International, которая производит свои часы в Швейцарии, выкупила две трети в местном производителе часовых корпусов Joseph Erard, пишет The Wall Street Journal (WSJ). Сумма сделки не раскрывается, однако она позволила Hermеs наладить устойчивые поставки корпусов для своей линии Arceau Le Temps Suspendu. «Мы хотим обезопасить наши будущие поставки стратегически важных компонентов», — говорит гендиректор часового подразделения Hermеs Люк Перрамон (Luc Perramond).
Аналогичные сделки провели основные конкуренты Hermеs — Richemont и LVMH. Richemont потратила около 80 млн евро на покупку швейцарского производителя корпусов Varin-Etampage, а LVMH приобрела поставщика циферблатов ArteCad. Еще один значимый игрок, Gucci Timepieces & Jewelry, купил производителя циферблатов Fabbrica Quadranti. Ситуацию на рынке усугубило разрешение, которое получила Swatch Group от швейцарских регуляторов в октябре, на ограничение поставок ключевых компонентов своим конкурентам. Swatch — крупнейший в мире производитель часовых механизмов и частей. Ожидается, что компания продолжит сокращать их поставки для механических часов в следующем году и полностью прекратит к 2020 году. С 2011 года, когда впервые заговорили о снижении поставок от Swatch, производители часов совершили приобретения на общую сумму свыше $1 млрд. Большую часть из них составили как раз поставщики деталей. Восемь из десяти гендиректоров из часовой индустрии заявили, что поглощения продолжатся в ближайшие полтора года, свидетельствуют данные опроса Deloitte.
Рынок уже начал ощущать на себе последствия такой масштабной экспансии. «Сейчас компании в затруднительном положении, чтобы получить то, что им нужно. Это приведет к еще большим слияниям», — пояснил WSJ консультант Deloitte Говард да Силва (Howard da Silva). Средняя цена деталей выросла в этом году на 6%. Кроме этого производители часов опасаются, что поглощения могут стоить их часам надписи Made in Switzerland. Чтобы часы могли считаться сделанными в Швейцарии, 60% деталей должно быть произведено именно в этой стране. Топ-менеджеры компании Parmigiani Fleurier, которая выпускает свои собственные модели, а также поставляет компоненты 17 другим производителям, полагают, что небольшие компании будут вынуждены уйти из часового бизнеса. Если они не найдут поставщиков швейцарских механизмов и деталей, то не смогут называть свои часы швейцарскими и, соответственно, выставлять за них высокую цену. «У некоторых компаний будут проблемы с тем, чтобы по-прежнему производить настоящие швейцарские часы», — говорит гендиректор компании Жан-Марк Жако (Jean-Marc Jacot).