Якутские бриллианты – симфония вечной мерзлоты

Якутская компания «Киэргэ», входящая в«Топ 100» лучших ювелирных брендов России, открыла этой осенью собственный салон-магазин в Москве, приобретающий известность в столице. «Киэргэ» по-якутски - это наряд, убранство - в широком смысле - то есть не просто...

22 ноября 2021

Владислав Жданов: «Применение алмазов в высоких технологиях — это главная и основная целевая задача технологий алмазного синтеза»

Владислав Жданов - профессор НИУ ВШЭ, советник генерального директора - председателя правления ОАО «РЖД», до этого вице-президент «АЛРОСА» (2015-2018 гг.). По специальности физик. Получил образование в УрГУ (Общая и молекулярная физика)...

15 ноября 2021

Али Пасторини: белый бриллиант - эквивалент белой рубашки для женщины

О cитуации в ювелирной отрасли в условиях пандемии коронавируса COVID-19 Rough&Polished рассказала Али Пасторини (Ali Pastorini), совладелица компании Del Lima Jewelry и президент ассоциации Mujeres Brillantes («Блестящие женщины»), объединяющей...

08 ноября 2021

«Как пурист и диамантер старой школы, я не верю в выращенные в лаборатории бриллианты», - говорит Вин Ли, генеральный директор Grand Metropolitan

Вин Ли (Vin Lee), король индустрии предметов роскоши, не нуждается в представлении. Он - миллиардер, генеральный директор Grand Metropolitan, достигший всего самостоятельно. Семейный офис Grand Metropolitan в Беверли-Хиллз - это частная холдинговая...

01 ноября 2021

Часть 2: KPCSC хочет, чтобы Россия помогла выйти из тупика в вопросе о новом определении конфликтных алмазов

В первой части этого состоящего из двух частей эксклюзивного интервью с Шамисо Мтиси (Shamiso Mtisi), координатором Коалиции гражданского общества Кимберлийского процесса (Kimberley Process Civil Society Coalition, KPCSC), мы сосредоточились...

25 октября 2021

Кимберлийский процесс предоставил возможность реализовать свои права африканским алмазодобывающим странам, заявил президент Всемирного алмазного совета на Конференции в ознаменование столетия алмазодобычи в Анголе

21 июня 2013

Одним из важнейших последствий создания Кимберлийского процесса было расширение прав и возможностей африканских стран и африканских народов в алмазном бизнесе, сказал Эли Ицхакофф (Eli Izhakoff), президент Всемирного алмазного совета (World Diamond Council, WDC), в своем выступлении в четверг в Луанде на Конференции в ознаменование столетия алмазодобычи в Анголе.
Тринадцать лет назад, отметил он, когда начались первые дискуссии о системе, которая должна была стать Сертификационной схемой Кимберлийского процесса, Ангола была одним из главных примеров страны, чьи запасы алмазов безрассудно тратились для финансирования гражданской войны. Насилие бушевало и отчасти подпитывалось повстанческими группами, продававшими сырые алмазы, которые добывались в самых ужасных для людей условиях.
В сотрудничестве с правительством, отраслью и гражданским обществом Кимберлийский процесс помог восстановить контроль над доступом алмазов из этой страны в законный алмазный трубопровод, разрешив ослабить санкции ООН в отношении пострадавших стран. В конечном итоге это дало возможность таким компаниям, как принимающая нас здесь Endiama, стремиться к тому, чтобы получить полную отдачу от ресурсов, находящихся в их распоряжении.
Через настойчивость, самоотверженность и последовательную поддержку со стороны Кимберлийского процесса эта компания переродились в жизнеспособную алмазную промышленностью с огромным потенциалом. Около 60 процентов возможно существующих ресурсов этой страны еще не разведаны и систематически не изучены. Это означает, что Ангола и Endiama, скорее всего, останутся растущей силой в нашем бизнесе на протяжении еще многих лет.
Это очень хорошая новость для сектора ангольских алмазов, для международной алмазной промышленности и для народа Анголы.
Ангольский народ возвращается на влиятельные позиции и к экономической независимости, как и народы Южной Африки, Ботсваны, Намибии, Лесото, Зимбабве, ДРК и Сьерра-Леоне. Это наследие Кимберлийского процесса, и это одно из достижений, которым я больше всего горжусь.
Это не означает, что первичная направленность Кимберлийского процесса, призванного защитить целостность алмаза, сколь-либо изменилась. Для африканского народа, стремящегося получить максимальную выгоду от использования своих природных ресурсов, крайне важно, чтобы и алмаз, и алмазная промышленность не подвергались каким-либо репутационным угрозам. Вот почему, как в развитых, так и в развивающихся странах следует оказывать энергичную поддержку тому принципу, что алмаз никоим образом не должны быть прямо связан с актами насилия.
Это не политический или стратегический аргумент, а, скорее, этическая позиция, и она должна найти наибольший отклик в такой стране, как Ангола, которая не понаслышке знает ту боль и те трудности, что являются побочными продуктами конфликта.