Часть 2: KPCSC хочет, чтобы Россия помогла выйти из тупика в вопросе о новом определении конфликтных алмазов

В первой части этого состоящего из двух частей эксклюзивного интервью с Шамисо Мтиси (Shamiso Mtisi), координатором Коалиции гражданского общества Кимберлийского процесса (Kimberley Process Civil Society Coalition, KPCSC), мы сосредоточились...

25 октября 2021

Часть 1: KPCSC дает представление о незаконной добыче алмазов и торговле ими в Африке

Хотя Кимберлийский процесс (Kimberley Process, KP), контролирующий алмазную отрасль, гордится тем, что с момента своего создания в 2003 году значительно сократил поток алмазов из зон конфликтов, Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса...

18 октября 2021

Ювелирную отрасль России надо обновлять и серьезно

Дина Насырова  —  вице-президент Международной ювелирной выставки J-1, недавно прошедшей в московском Гостином Дворе. Как партнёр и муза известного художника-ювелира Ильгиза Фазулзянова она активно участвовала в подготовке его персональной...

11 октября 2021

Smiling Rocks, благотворительная бизнес-модель, вдохновляет компании работать ради совершенствования мира

Зулу Гхеврия (Zulu Ghevriya), генеральный директор и соучредитель компании Smiling Rocks, основатель компании Vedantti Jewellery и управляющий директор Prism Group, работает в алмазной и ювелирной отрасли свыше 20 лет. Зулу начал свой бизнес...

04 октября 2021

Надо упорно трудиться – и успех придет

Эдуард Уткин – генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России», эксперт Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням - рассказал «R&P» о том, как внедряется система ГИИС ДМДК, а также о последних событиях и настроениях в ювелирной...

27 сентября 2021

Создание нового имиджа на алмазном рынке

15 декабря 2008

Многие годы имидж De Beers Group, производителя алмазов из ЮАР, страдал от того, что компания эффективно контролировала мировые поставки алмазов через свою Центральную торговую организацию (Central Selling Organization) в Лондоне. В последнее время алмазы стали ассоциироваться с конфликтами в Африке, где армии повстанцев проливают кровь за контроль над производством алмазом и финансируют таким образом свои военные операции.
Однако De Beers прекратила попытки контролировать поставки алмазов на мировые рынки, частично в связи с текущими проблемами, а также в связи с новым ростом конкуренции, сообщает RAPAPORT. 45-летний управляющий директор De Beers Гарет Пенни (Gareth Penny) заявил, что деятельность Кимберлийского процесса, который отслеживает алмазы от их добычи и до магазинного прилавка, подразумевает, что покупатели должны быть уверены в том, что средства от покупки алмазов и бриллиантов не идут на финансирование конфликтов. В 2007 г. компания зафиксировала продажи в размере 6,8 млрд долл. США и наняла 22 тыс. человек, главным образом в Африке.
Далее прилагаются выдержки из недавнего интервью Гарета Пенни для New York Times.
В. Что случится с продажами бриллиантов в США и в мире в связи с текущим экономическим кризисом?
От. Во-первых, 80% бриллиантов используются как подарки, главным образом в четвертом квартале года. Сейчас тяжелые времена, однако по результатам опроса покупателей, еще никогда они так не стремились приобрести нашу продукцию. Одна из причин в том, что люди ищут эксклюзивные, лучшие вещи. Женщины сообщили нам, что лучше будут иметь одну значимую вещь, которая останется надолго.
В. Были ли бриллианты одним из тех товаров, цены на которые сначала взлетели, а потом обрушились?
От. Колебания цен на алмазы и бриллианты являются лишь частью колебания цен на другие сырьевые товары.
В. Что ваша компания и алмазная промышленность сделала, чтобы убедить покупателей, что они не покупают «кровавые» алмазы?
От. Каждый алмаз и бриллиант, который производит и продает De Beers, проходит через схему сертификации Кимберлийского процесса. Это означает, что движение алмаза находится под контролем международных организаций, которые входят в Кимберлийский процесс.
В. Разве алмазы все еще не являются предметов конфликтов в ряде стран?
От. Имеющие место конфликты в ряде стран не затрагивают области, где добываются алмазы. Поэтому алмазы не участвуют в конфликтах в Африке.
В. Вы отказались от модели контроля за мировыми поставками алмазов, не так ли?
От. Наша модель бизнеса серьезно изменилась в последние несколько лет. Теперь мы зависим от спроса. De Beers не контролирует мировые поставки алмазов. Сейчас наша доля на рынке составляет 40%. Мы имеем очень небольшие запасы товара, составляющие всего несколько месяцев производства, от времени добычи до времени продажи.
В. Через какие каналы вы реализуете свои алмазы?
От. Центральная торговая организация закрыта. В первую очередь мы реализуем продукцию через Diamond Trading Company, у которой значительное число покупателей во всем мире. И у нас есть второй канал – продажа алмазов сотням мелких компаний через систему тендеров.
В. Кому принадлежат оставшиеся 60% на алмазном рынке?
От. Большая доля принадлежит русским, затем есть крупные добывающие компании, такие как Rio Tinto и BHP, а также много мелких.
В. В свете возможного роста интереса к Африке с приходом к власти Барака Обамы будет ли американский бизнес вести себя по-другому?
От. Мы разработали программу из ряда шагов, которая будет направлять нас в нашем бизнесе в Африке. Одна из мер – построение прочных партнерских связей. Деловые отношения в Африке требуют такого партнерства. Поэтому De Beers состоит в партнерстве с правительствами Ботсваны и Намибии, и у нас есть консорциум из чернокожих бизнесменов, с которыми мы сотрудничаем в ЮАР.
Второй элемент – стабильность и все, что с этим связано. Обеспечение того, чтобы наша наемная рабочая сила была хорошо образована, и решение таких вопросов, как борьба со СПИДом, являются необходимыми при работе в Африке. Это легитимность и социальный контракт, позволяющие заниматься бизнесом.
В. Может ли американский бизнес делать больше в Африке?
От. Да. Если вы взглянете на природные ресурсы, торговлю и туризм, то увидите, что Африка является интересным и долгосрочным стратегическим партнером для США.