De Beers снова поднимает цены на алмазы

По сообщениям СМИ, компания De Beers повысила цены на алмазы на своей первой в этом году торговой сессии в Габороне, Ботсвана. Информационное агентство Bloomberg сообщает со ссылкой на неназванные источники, осведомленные о происходящем, что De Beers...

Сегодня

Алмазы помогают увеличить ВВП Ботсваны

Рост спроса на алмазы помог реальному ВВП Ботсваны вырасти на 8,4% в третьем квартале 2021 года по сравнению с тем же периодом годом ранее, когда реальный ВВП упал на 4,5% из-за пандемии COVID-19.

Сегодня

Namdia более чем удвоила выручку, несмотря на пандемию COVID-19

Согласно сообщениям местных СМИ, компания Namib Desert Diamonds (Namdia) увеличила свою выручку на 120%, несмотря на пандемию COVID-19. Однако никаких данных на сей счет предоставлено не было, и пока неясно, в каком отчетном периоде зарегистрирован...

Сегодня

Шри-Ланка надеется продать свой голубой сапфир «Королева Азии» весом 310 кг

По сообщениям СМИ, Шри-Ланка собирается продать «Королеву Азии», свой голубой сапфир весом 310 кг, если покупатель заплатит более 100 млн долларов США. Природный сапфировый корунд голубого цвета весом 1 550 000 каратов был найден в частном владении в...

Сегодня

Theta Gold расширяет предварительное ТЭО для строительства подземного рудника

Компания Theta Gold Mines добавила рудник Ритфонтейн (Rietfontein) в Южной Африке к своему окончательному технико-экономическому обоснованию (ТЭО) для строительства подземного рудника после достижения положительных результатов первоначального...

Сегодня

Зимбабве необходимо пересмотреть вопрос о консолидации алмазных рудников

28 октября 2015

Зимбабвийское правительство заявило в 2014 году, что оно планирует оптимизировать работу предприятий на месторождении Маранге (Marange) к концу (того) года с целью повышения прозрачности и притока поступлений.

Алмазодобывающие компании, работающие на Маранге, обвиняли в том, что они не переводили поступления от алмазов в казну. 

Патрик Чинамаза (Patrick Chinamasa), зимбабвийский министр финансов, заявил в ноябре 2013 года, что казначейство не получило денежные средства от поступлений за алмазы за девять месяцев, закончившихся в сентябре 2013 года.

Власти Хараре ставии целью получить $40 млн от продажи алмазов за этот период.

Тендаи Бити (Tendai Biti), предшественник Чинамазы, в 2012 году был вынужден сократить бюджет Зимбабве до $3,4 млрд с $4 млрд после получения $41 млн от продажи алмазов из $600 млн, которые он ожидал.

Президент Роберт Мугабе (Robert Mugabe) в начале прошлого года заявил, что с целью повышения прозрачности он хотел бы, чтобы на Маранге работала одна или две алмазодобывающих компании.

Хотя первоначально планировалось проведение интеграции алмазодобывающих компаний, работающих на Маранге, позднее в нее были включены компании ДТЗ-ОЗГЕО и Murowa Diamonds.

Rio Tinto в свое время владела 78-процентной долей в Murowa, но покинула страну в июне.

Хараре принадлежала бы 50-процентная доля в консолидированной фирме, а на алмазодобывающие компании приходилась бы оставшаяся доля акционерного капитала. 

Принадлежащее государству издание The Herald привело слова Уолтера Чидаквы (Walter Chidhakwa), министра горнодобывающей промышленности, который в июле сказал, что компании, которые недовольны предложением о консолидации, могут по своему усмотрению прекратить деятельность в Зимбабве.

«Я обратился с убедительным призывом к компаниям - повсюду сопротивление, повсюду неопределенность. Но я хочу сообщить, что мы не остановимся, - сказал он. - Сейчас такая ситуация, что мы, как владельцы 50-процентной доли в ZMDC, имеем право потребовать проведения внеочередного общего собрания. Мы потребовали провести внеочередное общее собрание, и мы пригласили на него наших партнеров».

«Мы хотим, чтобы они определились и сказали нам, пойдут ли они, как компании, с нами дальше. Это коммерческий подход. Компании приедут и проголосуют, а также выскажут позицию. Это коммерческие механизмы, - продолжал он. - Если какая-то компания решит не подписываться под консолидацией, правительство использует легальные пути. Но коммерческие решения компаний не вызовут изменения политики правительства…».

Министр еще раз высказал свою точку зрения на недавней конференции в Хараре по горнодобывающей промышленности в Зимбабве о том, что продолжается оптимизация алмазодобывающих предприятий и те, кто не хочет «подчиняться» законам и политике страны, будут вытеснены. 

Но известный местный юрист сказал на этом же мероприятии, что запланированная принудительная консолидация алмазодобывающих предприятий в стране приведет к катастрофе и равноценна «выстрелу себе в ногу». 

«Слияние – дело трудное; провести слияние труднее, чем вступить в брак. Когда женат, если возникают трудности, можно поцеловать свою вторую половину и помириться, - сказал Стернфорд Мойо (Sternford Moyo), старший партнер фирмы Scanlen and Holderness. - Своих партнеров [не] будешь целовать, особенно алмазодобытчиков». Мойо сказал, что принуждение алмазодобывающих компаний к браку по расчёту породит проблемы. «Поэтому вынужденное слияние еще хуже, чем брак по принуждению», - сказал он. - Обычно желательно иметь одобрение на уровне корпорации при проведении любой сделки, а если нет корпоративного одобрения и нет согласия инвесторов, вероятность возникновения проблем чрезвычайно высока». 

Мойо сказал, что, если целью властей в Хараре было укрепление слабых алмазодобывающих компаний в стране, то многого они не достигнут.

«Если целью является укрепление слабых компаний, я могу заверить вас, что слабый плюс слабый – это [слабый вдвойне]. Этим проблему совсем не решить, на самом деле проблема лишь усугубится», - заявил он. 

Успех невелик

Член парламента от оппозиционной партии Зимбабве - Движения за демократические изменения (Movement for Democratic Change, MDC) - тоже сказал в прошедшем августе, что планируемая консолидация алмазодобывающих компаний в стране на месторождении Маранге оказалась «почти безуспешной».

Экономист Эдди Кросс (Eddie Cross) сказал, что, хотя мало известно об остальных месторождениях на Маранге, но считают, что пласт агломератов на большей части участка, по оценкам, содержит 9 млрд каратов алмазного сырья.

По его словам, агломерат, являющийся «источником» аллювиальных алмазов, запасы которых сейчас истощаются, - это очень трудная система для ведения горной добычи и извлечения алмазов.

«Все компании на Маранге предприняли попытки и не добились успеха. В частности, компания Anjin попыталась преодолеть технические препятствия, но не смогла. ACR, первоначальный владелец Маранге, заявляет, что только лондонская Rio Tinto и De Beers способны вести горную разработку агломератов, - высказал Кросс свое мнение в публикации в местных средствах массовой информации. - Если это так, то мало смысла в объединении всех четырех существующих алмазодобывающих компаний в ZMDC в попытке создать местную Debswana и вести эксплуатацию алмазов на участке».

Он отметил, что, как указано в недавних аудиторских отчетах, ни у одной из четырех компаний, работающих на Маранге, не осталось никаких финансовых ресурсов.

У компаний Mbada и Marange Resources общий размер задолженностей составил $74 млн, и ни у одной из них нет необходимой технологии, сказал Кросс.

«Конечно, пора обратиться к здравому смыслу, воспользоваться идеей, первоначально выдвинутой для обсуждения компанией ACR, и создать совместное предприятие с De Beers, а затем объединиться с Ботсваной в совместном предприятии по маркетингу и переработке, которое будет доминировать в мировой торговле алмазами и бриллиантами в течение многих лет в будущем, - сказал он. - Это бы резко увеличило государственные поступления и создало бы возможности для решения вопросов с нашими проблемами по задолженностям, а также привело бы к запуску долгосрочного процесса экономической деятельности, которая вывела бы всех зимбабвийцев из нищеты».

Кроме этих аргументов, высказанных Мойо и Кроссом, интересно было видеть неспособность правительства объяснить то, как оно будет обеспечивать взаимодействие будущих игроков алмазодобывающей отрасли в стране.

Гипотетически, если, например, АЛРОСА станет работать в Зимбабве и добьется успехов в поиске экономически целесообразных кимберлитов, как она будет работать в стране, принимая во внимание то, что Хараре хочет, чтобы все были под одним огромным зонтиком?

Правительство утверждало, что Ботсвана поступила таким же образом (оптимизировала производство) и что оно хочет сделать то же самое. 

Да, Ботсвана привлекла De Beers и вместе с ней через их совместное предприятие Debswana производила бόльшую часть алмазов страны, но реальность заключалась в том, что страна также предоставила лицензии частным компаниям на геологоразведочные работы и горную добычу алмазов в стране.

К ним относятся Botswana Diamonds (работающая вместе с компанией АЛРОСА главным образом на месторождении Орапа), Lucara Diamond, Kimberley Diamonds и Gem Diamonds.

При всем этом остается вопрос – возможно ли интегрировать такие компании, как ДТЗ-ОЗГЕО и Murowa Diamonds, которые много инвестировали в геологоразведку и строительство заводов, с алмазодобытчиками в Маранге, которые не проводили никаких геологоразведочных работ в Маранге, как признало правительство? 

По моему скромному мнению, уважаемый читатель, ответом является решительное «нет».

Поэтому Хараре следовало бы исключить Murowa и ДТЗ-ОЗГЕО из консолидации, как предполагалось изначально. 

Если верно, что аллювиальные месторождения истощились на Маранге, то пусть эти алмазодобывающие компании, если не лишь некоторые из них, объединились бы (оставив других на обочине) и пошли бы глубже самостоятельно, а не искали бы, чем поживиться, выискивая лазейки там, где другие делали собственные инвестиции в течение нескольких лет.

Именно такие решения продолжают выставлять Зимбабве в плохом свете, без всякой на это необходимости.

Официальным лицам необходимо пересмотреть это решение.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished