На севере Красноярского края геологи начнут поиск алмазов на участке с ресурсным потенциалом в 150 млн каратов

Министерство экологии и рационального природопользования Красноярского края и компания АЛРОСА подписали соглашение об изучении в Эвенкийском районе на севере Красноярского края перспективных алмазоносных площадей, ресурсный потенциал которых составляет...

14 января 2022

Tharisa сохранила неизменным производственный план на 2022 финансовый год

Tharisa, производитель металлов платиновой группы (МПГ) и хрома, сохранила свой производственный план на 2022 финансовый год на уровне от 165 000 до 175 000 унций МПГ (на основе корзины 6E, включающей рутений, родий, палладий, осмий, иридий...

14 января 2022

Mountain Province Diamonds объявила торгово-производственные результаты за 2021 год

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила торгово-производственные результаты на алмазном руднике Гахчо Куэй (Gahcho Kué) за финансовый год, закончившийся 31 декабря 2021 года. Добыча составила 6,23 млн каратов против прогнозной оценки...

14 января 2022

Замбия с оптимизмом смотрит на будущее сектора драгоценных камней

Правительство Замбии с оптимизмом смотрит на будущее сектора драгоценных камней страны и горнодобывающей промышленности в целом.

14 января 2022

Новая коллекция украшений от «585*ЗОЛОТОЙ»

Сеть «585*ЗОЛОТОЙ» и бренд Love is… выпустили совместную коллекцию украшений. Два вида кулонов Love is… из серебра 925 пробы уже появились в магазинах сети по всей России. Их можно использовать как парные украшения – по одному для себя и своей второй...

14 января 2022

Некоторые фундаментальные вопросы и возможные пути их решения

29 сентября 2015

(ehudlaniado.com) – В глобальном алмазопроводе по-прежнему существуют фундаментальные вопросы – вопросы, приводящие к сохранению постоянной ситуация неопределенности. В настоящее время легко обозначить проблемы из-за текущего состояния рынка. Более пристальный взгляд на отрасль позволяет понять, что эти вопросы существовали в течение долгого времени и часто вызывали нестабильность. Сейчас, когда ситуация настолько тяжелая, у нас появилась золотая возможность произвести глубокое и фундаментальное изменение, которое обеспечит отрасли более твердую почву.

Вопросы:

• Опасения в средней части алмазопровода - «мидстриме» - по поводу предоставления кредита другим участникам средней части алмазопровода и ритейлерам после недавних крупных дефолтов.

• После покупки алмазов на сумму $1,5 млрд в первом цикле года, объем закупок сократился примерно до $400 млн, так как цены на алмазы упали на 12% - 33 % с середины 2014 года.

• Ограниченные объемы совершающихся покупок алмазов, похоже, были предназначены в основном для поддержания работы фабрик, главным образом в Индии, а не для обеспечения роста или прибыли.

• Наблюдается большая надежда на дорогое банковское или внутрирыночное финансирование.

• Небольшие нормы прибыли на уровне производства бриллиантов, где нет места для ошибки, несмотря на большое падение цен на алмазы.

Почему это происходит? Прямого ответа нет. Пять вопросов, перечисленных выше, имеют несколько взаимосвязанных причин. Одной основной причиной является разница между стоимостью алмазов и производством бриллиантов, с одной стороны, и ценой на бриллианты, которые получаются.

Производители алмазов добывают порядка 140 млн каратов и после сортировки и оценки товаров продают средней части алмазопровода за $16,5 миллиарда. Почему они оценивают алмазы по такой цене? Да, стоимость производства, роялти, затраты на рабочую силу, энергию, техобслуживание рудника и предыдущие затраты на геологоразведочные работы – все эти расходы необходимо покрывать.  Они также должны делать прибыль, и к тому же добиваться роста своего капитала. Но существует разница между покрытием расходов во время создания прибыли и покрытием расходов при создании огромных прибылей. Почему алмазы, поставляемые в «мидстрим», должны иметь такие высокие цены? Есть в этом необходимость?

Если стоимость алмазов разумная, то можно защитить прибыли, зарабатывать капитал и меньше использовать банковское финансирование. Если на рынке наблюдается тенденция к понижению, то предложение может быть сокращено, чтобы не накапливались запасы и бизнес продолжался, не раскачивая сильно лодку. Если уменьшение предложения недостаточно и цены на бриллианты снижаются, тогда осторожное снижение цен на алмазы может сопровождать уменьшение предложения.

Если этого недостаточно, то можно рассматривать снижение объема производства. Алмазодобывающим компаниям также нет необходимости создавать большие запасы, и снижение объема производства гораздо более приемлемо с финансовой точки зрения, чем перемещение излишков алмазов в среднюю часть алмазопровода. Это является частью того, что вызвало нынешний кризис, помните?  И если отрасль уменьшается во время крупного кризиса, как сейчас – и это может все еще случиться из-за таких внешних причин, как кризис 2008 года – тогда можно прибегнуть к резкому снижению цен в сочетании с уменьшением объема производства. 

Логика простая. Навязывание крупных объемов алмазов по высокой цене средней части алмазопровода, в конечном счете, оборачивается против алмазодобытчиков и наносит им ущерб. Это имеет смысл с экономической точки зрения для всех, чтобы всем вместе избежать ненужного кризиса, правильно?

Оптовики сократили закупки с предыдущих высоких объемов на $22 млрд примерно до $17 млрд; для этого потребовалось снижение цен и сокращение объемов. Такое снижение действительно произошло, но слишком поздно. Мы знали о наступлении этого кризиса в течение многих месяцев, но все же резкое снижение наступило только в прошлом месяце. 

Это возвращает меня к первоначальному вопросу: кто должен сказать, что установление такой высокой цены на алмазы – это правильно? Касается ли это решение только максимального повышения стоимости, или это, может быть, в некоторой степени, порождает ростки нашей надежды? 

Нормальная цепочка поставок

В каждой цепочке поставок спрос определяет объемы и цены.  Именно потребитель, входящий в магазин на 5-й Авеню в Нью-Йорке, должен устанавливать цены своим решением сделать покупку. Делая это, потребитель выражает согласие с тем, что цена правильная и, следовательно, опосредованно устанавливает цену и объем предложения сырья. Это должно оказывать влияние на цену, которую берут алмазодобывающие компании, и на объемы их поставок.

С точки зрения стоимости, обычные показатели алмазопровода следующие:

• Затраты на производство: $7 млрд в год

• Расчетная стоимость алмазов после сортировки и оценки: $16,5 млрд

• Объем продаж бриллиантов производителями бриллиантов: $22 млрд

• Объем поставок бриллиантов в розничную торговлю: $23 млрд

С точки зрения объема, обычные показатели алмазопровода следующие:

• Годовой мировой объем производства: 140 млн каратов

• Объем алмазов ювелирного качества и почти ювелирного качества: 70 млн каратов

• Средний размер алмазов: 0,18 карата

• Средний выход бриллиантов: 42%

• Годовой объем производства бриллиантов: 30 млн каратов

• Средний размер бриллиантов: 0,07 карата

Экономические показатели для указанных выше алмазов и бриллиантов следующие:

• Разница между объемом закупок на $16,5 млрд и объемом продаж производителями бриллиантами на $22 млрд составляет $5,5 млрд в виде добавленной стоимости.

• Существует маржа в размере 3-5% на годовой объем продаж.

• 5 000 компаний, работающих в средней части алмазопровода и страдающие от избытка производственных мощностей, в среднем раз в год осуществляют оборот капитала.

Обратное воспроизведение цены

Чтобы проиллюстрировать это, давайте рассмотрим среднюю часть алмазопровода, будто это единый бизнес с огромной фабрикой, обрабатывающей 70 млн каратов алмазов ежегодно. Ее объем производства составляет 30 млн каратов при среднем размере камня 0,07 карата.

Чисто для иллюстрации, давайте примем, что бриллиант весом 0,07 карата цвета J чистоты SI1 является типичным средним результатом процесса производства алмазов и производства бриллиантов, которые описаны выше. Хотя это расчеты, сделанные на «коленке», эти предположения близки к реальной ситуации. Средняя стоимость такого камня составляет $500 за карат. Общая стоимость производства, следовательно, равна $15 миллиардов - 30 млн каратов, умноженные на $500 за карат.

Нормально работающий производитель бриллиантов, который может инвестировать в научно-исследовательскую работу, обучение и новое оборудование, а также способен выдержать экономические потрясения, получает валовую прибыль в размере 15 процентов. Предположив, что капитал оборачивается всего один раз в год, мы получаем, что максимальная стоимость алмазов, поставленных для этого бизнеса, не может превышать $12,75 миллиарда.

Нам нужно добавить к $12,75 млрд важную часть – дорогостоящие бриллианты. С точки зрения объема, алмазы весом 50 карат и выше, а также алмазы хорошего качества и фантазийных цветов имеют важнейшее значение. Но с точки зрения стоимости, один супер-алмаз может создать большую разницу как для алмазодобывающей компании, так и для производителя бриллиантов. Это очень прибыльный товар с финансовой точки зрения. Давайте примем дополнительно $150 млн ежегодно. 

С целью дальнейшего повышения поступлений алмазодобывающей компании, мы должны добавить 62 млн каратов алмазов технического качества, по средней стоимости $5 за карат. Это дает еще $310 млн поступлений.

Округлив цифры до $13,3 млрд в год, посмотрим на большой разрыв между этой цифрой и $16,5 миллиарда. И опять же, эти цифры приводятся для иллюстрации и могут отличаться. Все же основная логика сохраняется, даже если цифры могут отличаться на несколько процентов. Тем не менее, разрыв достаточно большой, чтобы вызвать вопрос: почему мировой объем производства оценивается в $16,5 млрд?

Более умеренное формирование цен на алмазы не только снизило бы зависимость «мидстрима» от банковского финансирования, но и придало бы средней части алмазопровода уверенность и уменьшило бы ее озабоченность вопросами кредитов, позволило бы сэкономить на затратах на кредитование, укрепило бы ее устойчивость к экономическим потрясениям и увеличило бы инвестиции на научно-исследовательскую работу. 

Кроме того, такая более крепкая средняя часть алмазопровода положительно откликнулась бы на призыв алмазодобывающих компаний принять участие в видовом маркетинге, а также смогла бы участвовать в маркетинге, проводимом их клиентами из нижней части алмазопровода. Этот «мидстрим» имел бы возможность развивать бренды, заниматься специализацией и стать гораздо более привлекательной для финансового рынка вообще. 

Серьезная и постоянная маркетинговая работа повысила бы стоимость бриллиантов и бриллиантовых ювелирных изделий, в свою очередь повысив годовую стоимость объема оптового предложения ритейлерам с $23 млрд до $26 миллиардов. Если мы примем во внимание классическую структуру ценообразования в алмазопроводе, при которой цену устанавливает нижняя часть алмазопровода - ювелирный сегмент отрасли, то в случае роста оптовых цен на бриллианты вырастут и цены на алмазы, которые запрашивают алмазодобывающие компании. К такой взаимовыгодной ситуации должна стремиться отрасль.

Такая эффективно работающая средняя часть алмазопровода также приведет к процессу консолидации, который сократит число компаний «мидстрима» с нынешних 5 000, и тем самым приведет к увеличению «куска пирога» (и дохода) для каждой компании.

Изменится не только «мидстрим», но и горная добыча тоже станет более прибыльной, и выиграет также и нижняя часть алмазопровода от дополнительного маркетинга, проводимого «выше» по алмазопроводу, а также увеличатся поступления. Как я сказал, взаимная выгода для всех.

Я должен еще раз подчеркнуть, что это общая перспективная картина, но она дает вам представление о том, в чем заключаются основные вопросы и как, на мой взгляд, их можно решить. Годы работы с прибылью в размере 3% при отсутствии маркетинга, росте запасов, крупных расходах на оплату процентов и ограниченной ликвидности привели нас туда, где мы сейчас находимся. Не удивительно, что бизнес переживает сейчас такой глубокий кризис.