Diamcor Mining отправила более 3 100 каратов алмазов на первый тендер года

В январе Diamcor Mining поставила 3 103,4 карата алмазного сырья для первого в этом году тендера. В компании заявили, что эти алмазы, добытые в результате обработки карьерного материала на ее руднике Крон-Эндора (Krone-Endora) в рамках проекта...

Сегодня

Стивен Лусье уходит в отставку после 37 лет работы в De Beers

Исполнительный вице-президент De Beers Group по брендам и потребительским рынкам Стивен Лусье (Stephen Lussier) собирается покинуть алмазную компанию 1 апреля 2022 года после 37 лет работы в ней. Однако он будет вносить свой вклад в De Beers...

Сегодня

Китайский алмазодобытчик попал под огонь критики в Зимбабве

Группа гражданского общества Зимбабве, состоящая из 26 неправительственных организаций, подвергла критике компанию Anjin Investments за то, что она оставила «глубокие шрамы» на алмазном участке Маранге. Представители гражданского общества утверждали...

Сегодня

RioZim рассматривает вопрос о листинге на бирже VFSE

Компания RioZim, производящая золото, алмазы и никель, рассматривает возможность листинга на зимбабвийской Фондовой бирже Виктория Фолс (Victoria Falls Stock Exchange, VFEX), где торги проводятся в иностранной валюте.

Сегодня

Ювелирный дом Boucheron вступил в партнерство с Sarine Technologies для создания новой линии украшений

Компания Sarine Technologies Ltd объявила, что французский дом высокого ювелирного искусства Boucheron, принадлежащий Kering Group (KER.PA), запускает новую линию свадебных украшений, для которой он в партнерстве с Sarine Technologies предоставил...

Сегодня

Anglo дает задний ход в качестве символа отрасли

17 августа 2015

(miningmx.com) – Можно понять, чтό Тони Трахар (Tony Trahar), бывший главный исполнительный директор Anglo American, намеревался сделать, когда он вскоре после регистрации компании в Великобритании в 1999 году разместил ее офис в Сент-Джеймсе, дорогом районе Лондона.

Расположенный в окружении зданий, созданных Джоном Нэшем (John Nash), архитектором эпохи Регентства, головной офис компании Anglo по адресу Carlton Terrace, 20 как бы провозглашает, что эта широко шагающая горнодобывающая компания может уверенно удерживать свои позиции рядом с представителями «голубой крови» Сити: Rio Tinto и BHP Billiton.

Похоже, не имело значения то, что компании, подобные Rio Tinto, выставили на продажу свои элегантные офисы у парка Сент-Джеймс в фешенебельном районе Мейфэр, или то, что BHP Billiton разместила свои помещения в двух шагах от А202, удобно расположившись с Argos, дисконтной сетью торговли товарами смешанного ассортимента.

Carlton Terrace резко выделяется и выходит на парк Сент-Джеймс, разделяя это же преимущество с Букингемским дворцом, хотя соседи компании Аnglo, располагавшиеся в доме 18, в 2013 году попали в заголовки газет, когда они продали свою собственность за £250 млн - это стало самым дорогим жильем в стране.

Конечно, во время появления компании Anglo в Великобритании, горнодобывающий сектор был на пике захватывающего дух и стремительно развивающегося рынка, характеризующегося тенденцией повышения цен, движущей силой которого был экономический рост Китая, и экономисты сравнивали это развитие с возрождением Германии в пятидесятые годы 20-го века, только еще в больших масштабах. Это совсем не походило на нынешние времена, когда наблюдается стесненность в средствах. 

Например, BHP Billiton смогла стать одним из спонсоров Пекинской Олимпиады 2008 года – события, которое называли «первым выходом в свет» Китая, когда горнодобывающие компании старались изо всех сил, поставляя миллионам людей недавно разбогатевшего среднего класса Китая холодильники, фены и стиральные машины, а Пекин инвестировал в железные дороги, порты, через которые поставлялись его полезные ископаемые для обеспечения производства.

Спонсорство Пекинской Олимпиады было активным амбициозным маркетингом, которое совершенно немыслимо в настоящее время, так как экономический рост Китая замедляется, менее чем за три года превратив сверхновую звезду горнодобывающего сектора в черную дыру. 

Именно на таком фоне Марк Кутифани (Mark Cutifani), главный исполнительный директор Anglo American, сделал свое заявление. 

«Мы подыскиваем помещение, которое является более подходящим и экономически целесообразным», - сказал он, говоря о значительном уменьшении размеров лондонских офисов Anglo. «Сент-Джеймс – очень дорогое место для горнодобывающей компании», - добавил он.

Это всего лишь переезд головного офиса – то, что компании все время делают, но это также образно отражает откат отрасли назад.

Хотя решение Кутифани продать корпоративный реактивный самолет компании Anglo два года назад тоже можно было рассматривать как средство для привлечения внимания, как копье, брошенное недавно назначенным австралийцем - борцом с предрассудками в сторону культуры Anglo, рассчитанной на наиболее обеспеченные слои общества, но перемещение офиса, похоже, вызвано необходимостью выживания.

Суровая реальность заключается в том, что Anglo потребуется меньшее офисное пространство после того, как она проведет жесткие мероприятия по сокращению расходов на $500 млн, из которых $300 млн будут достигнуты за счет сокращения тысяч рабочих мест в размере 46% от общей численности обслуживающего персонала организации.

В общей сложности промежуточные результаты группы в прошлом месяце принесли как хорошие, так и плохие новости. Промежуточный дивиденд был удивительным образом сохранен, и чистая задолженность значительно сократилась до $11,9 млрд, но было также списание активов угольной и железной руды компании Anglo на $4 млрд – общепринятая ситуация во всем секторе, которой удалось избежать лишь небольшому числу компаний.   

BHP Billiton объявила 3 июля о списании своих активов на $3 млрд – это шаг, вызванный продолжающимся в течение года снижением цен на металлы, что, по мнению аналитиков, должно отражать «вступление горнодобывающей отрасли в фазу оживления» после экономического кризиса в ней.

Вместо вступление в фазу оживления отмечено ускорение снижения цен на металлы и акции. Для компании Anglo каждое производимое ею полезное ископаемое или металл были дешевле в первом полугодии этого года, а некоторые, как, например, никель, имели более низкую маржу (20%), в то время как коксующийся уголь и железная руда были ниже по марже на 14%; медная руда на 10%; платиновая руда на 11% в годовом исчислении.

В таких условиях рынка работать фактически невозможно. Аналитики ясно указывают на Китай, так как он превращается из экономики, управляемой инвестициями, в экономику, где движущей силой является потребительский спрос.

ИЗМЕНЕНИЯ В КИТАЕ

Значение этого преобразования можно объяснить, вернувшись в 2002 год, когда Китай вступил в программу централизованных инвестиций.

Обычно экономики строятся на более высоком росте ВВП на душу населения, что приводит к повышению собираемых налогов, что, в свою очередь, позволяет правительству тратить средства, например, на строительство инфраструктуры, систем водоснабжения, канализации и дорог.

Но в Китае этот процесс несколько отличался тем, что ресурсы были сосредоточены в Пекине, позволяя ему создавать инфраструктуру гораздо более быстрыми темпами и на более ранних стадиях цикла роста ВВП на душу населения, чем в других крупных экономиках.

Проблема горнодобывающих компаний, которые ввергли себя в крупное расширение с целью удовлетворения требований этого экономического роста в том, что из-за «похмелья наутро после вечеринки» может только раскалываться голова. Это потому, что Китай потреблял основной продукции горной добычи в размере 40%-70% от общего мирового объема, в то время как его экономика составляет всего лишь 13% от ВВП мира. 

«В Китае объем товаров на душу населения выше, чем во многих развитых экономиках, и мы считаем, что прогноз показывает рост ВВП скорее за счет потребительского спроса, а не за счет инвестиционного спроса», - заявляет Goldman Sachs в недавно выпущенном отчете. В нем прогнозируется нормализация через какое-то время. 

Но в настоящее время, похоже, трудно добиться «нормализации».

Ослабление цен на металлы вызвало волатильность. Железная руда потеряла 25% за неделю в середине июля, ее максимальные цены на отдельный продукт показывают резкое колебание. Она в некоторой степени вернула прежние позиции, но этого оказалось достаточно для того, чтобы Kumba Iron Ore приняла решение временно приостановить выплату своих дивидендов.
 
Это оказалось плохой новостью для Exxaro Resources, занимающейся в основном добычей угля, но имеющей 19-процентную долю в Kumba, которая в прошлом году без труда обеспечила дивидендный поток в несколько миллиардов рандов.

Но сейчас компания заявила о своей неспособности оплатить дивиденды самостоятельно, или еще хуже – о неспособности выполнить свои обязательства перед банками.  

Укрепление потенциала ее флагмана на Main Street 333 потребовало займа в R400 млн для рефинансирования структуры своей собственной задолженности. Таким образом, проблемы одной компании добавляются к проблемам другой.

В своем интервью изданию Miningmx Кутифани выразил удивление сохраняющимся ослаблением рынка металлов в этом году. «Мы не ожидали, что будет такое сильное ухудшение ситуации. Я думаю, что опасения по поводу Китая довольно обоснованны. Может быть, это запоздалое решение, но нам, вероятно, потребуется еще шесть месяцев, чтобы поправить ситуацию. Это не катастрофа», - сказал он, добавив, что «… мы всегда имеем тенденцию заходить в некоторой степени слишком далеко в горнодобывающем секторе».

Вероятно, точка зрения Кутифани несколько окрашена тем фактом, что для других изменение в экономике Китае является не столько катастрофой, сколько необходимым процессом развития. В долгосрочной перспективе экономика, движущей силой которой являются потребительские расходы, естественно, считается зрелой; и это на самом деле имеет довольно положительное значение для таких компаний, как Anglo American Platinum (Amplats) и De Beers (алмазодобывающая компания, 85% принадлежит Anglo American), являющихся филиалами Anglo American, часть поступлений которых основана на продаже ювелирных изделий. Обе компании давно определили растущий средний класс Китая как важный новый рынок.     

«Вообще, экономика, движимая потребителем, очень хорошо подходит для ювелирных изделий и для платины», - сказал Крис Гриффит (Chris Griffith), главный исполнительный директор Amplats.

«Это хороший результат для платины, но в настоящее время мы наблюдаем очень неустойчивую экономику, конечно, для железной руды и стали, - сказал он. – Трудно увидеть многое по ежедневным делам, но сейчас я бы сказал, что мы находимся на неустойчивой территории».

Брюс Кливер (Bruce Cleaver), руководитель по стратегическому развитию компании De Beers, сказал, что группа не была «ужасно обеспокоена» по поводу экономического спада в Китае, но он, тем не менее, признает, что это является значительным фактором для алмазно-бриллиантового рынка.

«Китай является вторым крупнейшим в мире и интересным рынком, принимая во внимание его потенциальный рост и влияние, которое он оказывает на бриллиантовые ювелирные изделия», - сказал он в телефонном интервью. 

«Есть огромное количество семей, относящихся к среднему классу, и люди продолжают вступать в брак, принимая во внимание то, что китайцы покупают бриллиантовые кольца только для свадьбы, а не для обручения, – отметил он. - Мы видим все больше состоятельных китайцев, покупающих бриллиантовые ювелирные изделия за пределами Китая в таких странах, как Япония и Южная Корея, вероятно потому, что валюта там слабее. Поэтому, конечно, большие бизнесы, занимающиеся сырьевыми товарами, переосмысливают ситуацию, но на наш взгляд, по мере укрепления экономики Китая она больше переходит в фазу потребления».  

«УПРАВЛЕНИЕ РЫНКОМ»

Тем не менее инвесторы, отслеживающие рынки горной добычи, испытывали давление, особенно в этом году. К концу июля акции 10 ведущих ресурсных компаний на Йоханнесбургской фондовой бирже (Johannesburg Stock Exchange) упали на 23% с мая, отражая крупные падения; например, у Glencore снижение достигло 18% за три месяца и 24% за месяц; в то время как у BHP Billiton ослабление на 15%, а у Anglo на 17%, тоже с мая.

Согласно мнению аналитиков, нынешняя уязвимость акций горнодобывающих компаний уменьшилась ввиду того, что в попытке снижения затрат и повышения объемов производства - что является средством снижения себестоимости, повышения прибыли и увеличения выплат акционерам - они еще больше ухудшили состояние рынка.

«Вы управляете рынком, как заявляете»? - спросил Алан Кук (Allan Cooke), аналитик из JP Morgan, Гриффита из компании Amplats, который выступал на промежуточном объявлении результатов группы, говоря о пересмотре своей деятельности и повышении объемов производства.

Группа, в конечном счете сократила численность рабочих с 32 000 до 8 700 на своих разрезах Растенбург (Rustenburg) и Юнион (Union), но сейчас предлагает увеличить объем производства до 80 000 унций на шахтах в период 2015 - 2017 финансовых годов. 

«Во-первых, мы уже сократили свои объемы производства, а во-вторых, мы продолжаем сокращать объемы производства, когда производим унции, не приносящие прибыли», - сказал в ответ Гриффит.

Goldman Sachs в отчете указывает, что именно тактика самосохранения горнодобывающих компаний виновата в обвале горнодобывающего рынка в июле. В нем говорится, что первоначальные выгоды от сокращения затрат, предпринятых компаниями Rio Tinto, Glencore и BHP Billiton, сейчас будут иметь ограниченный эффект.

«Принимая во внимание затухание суперцикла Китая, начиная с 2011 года, горнодобывающие компании перенесли фокус на то, что поддается контролю, уделяя особое внимание повышению производительности, снижению затрат и сокращению капитальных затрат/активов для борьбы с падением цен на товары, - заявил банк. - Но мы подозреваем, что большинство из первоначальных мер были предприняты в ожидании того, что этот цикл скоро изменит свое направление и цены начнут повышаться. Этих действий было недостаточно для того, чтобы остановить сокращение поступлений и прекратить недостаточно эффективную работу горнодобывающих компаний, которые были самым неэффективно работающим сектором, начиная с 2011 года и включая 2015 год по сегодняшний день», - говорится в нем.

ТРУДНОСТИ  LONMIN

Иногда сокращение затрат и реструктуризация являются просто недостаточно решительными.

Lonmin потеряла целых 56% своей стоимости в последние 30 дней, несмотря на свое решение сократить еще 6 000 рабочих мест и за следующие два года закрыть производство металла платиновой группы в объеме 100 000 унций.

По мнению Криса Николсона (Chris Nicholson), аналитика из RMB Morgan Stanley, Lonmin выиграла время, но реструктуризация не явилась «рациональным решением». По его оценкам, фирма теряла $175 млн в год на спотовых ценах даже после закрытия производства.

«По нашим оценкам компании Lonmin для достижения безубыточности FCF [свободных денежных потоков] требуются цены на 15-20% выше спотовых», - сказал Николсон и добавил, что это предусматривает капитальные затраты в размере $130 млн, даже если Lonmin нужно будет тратить до $250 млн для поддержания объемов производства в среднесрочной перспективе.

Эндрю Бёрн (Andrew Byrne), аналитик из Barclays Capital, сказал, что при спотовых ценах на товары и после снижения капитальных затрат до $120 млн, Lonmin будет иметь отрицательные денежные потоки на протяжении 2016 года. Он добавил, что «общая картина» показывает усугубление проблем для компании Lonmin.

«Это снижение предложения не окажет негативного влияния на рынки металлов в течение почти двух лет, и таким образом, если более крупные компании Amplats и Impala Platinum будут использовать аналогичные стратегии, то рынок, вероятно, останется переполненным в течение этого периода, усиливая давление с целью снижения цен на сырьевых рынках и уменьшения прибыльности», - сказа Бёрн. 

«Мы считаем, что, если 2015 год будет таким, как мы ожидаем, и горная добыча останется почти на самом низком уровне, то, вероятно, 2016 год станет годом смелых решений, - продолжал он. - Для улучшения состояния горнодобывающих компаний в краткосрочной перспективе существует ряд сценариев, которые должны дать желаемый результат, каждый из них невероятнее другого. Одним из них является повышение спроса в Китае, что маловероятно в ближайшей перспективе. Вторым и третьим факторами является то, что наберет обороты экономический рост в Индии и будет снижение предложения - и то, и другое маловероятно, принимая во внимание то, что компания сосредоточивает свое внимание скорее на себестоимости, а не на более глубоких радикальных мерах. Четвертой надеждой является то, что горнодобывающий сектор просто «вступит в фазу оживления» и начнется восстановление, но аналитики не считают это возможным, по меньшей мере, в настоящее время».

«Сейчас идет кровопролитная война цен; цены очень низкие, но от этого акции будут казаться дорогими до тех пор, пока цены не восстановятся», - сказал источник из отрасли, который хочет оставаться неизвестным, так как его комментарии не отражают политику компании. 

«Существует ряд озабоченностей относительно задолженности и уровней денежных потоков, но похоже, что сокращения предложения никогда не будет, - утверждает этот источник. –  Они сокращают затраты, затем они работают с более высоким содержанием (разрабатывают сначала месторождения, где самая лучшая руда), а затем обращаются к банкам, но редко прибегают к закрытию [шахт]. Нужно просто подождать, когда спрос поглотит избыточное предложение. Это единственный выход, но потребуется время».

Это совсем неплохие новости. Дэвид Батлер (David Butler), аналитик из Barclays Capital, убежден, что новости из Китая улучшатся во втором полугодии этого года, практически уже скоро.

«Мы … продолжаем считать, что китайские экономические показатели и потребление товаров улучшится во втором полугодии… и будет сопровождаться экономическим восстановлением в Европе», - сказал он, добавив, что вообще текущее ослабление цен на акции открыло «возможности».

Также очевидным фактом является то, что на самом деле горнодобывающие компании вынуждены будут прибегнуть к действительно горькому лекарству.

По мнению представителя Goldman Sachs, среди «более смелых шагов» - более настойчивая реструктуризация портфеля, аналогичная тому, что уже происходит в золотом секторе, а также сокращение более трудно реализуемых и, следовательно, более затратных участков. 

Похоже, что о работе по слиянию и приобретению в диверсифицированном горнодобывающем секторе не слышно в основном потому, что, по-видимому, крупные игроки все еще имеют хороший доступ к капиталу. Но это впереди, говорят аналитики.    

«Следует ждать положительного сигнала о возможности задействовать частный акционерный капитал, использование которого в настоящее время остается поразительно недостаточным», - сказал Хантер Хиллкоут (Hunter Hillcoat), аналитик из Investec Securities, Лондон. 

Между тем, инвесторы могут ожидать, что по-прежнему будет оказываться давление на акционерные капиталы, имеющие еще больший риск из-за отсутствия полной информации.

«Если спотовые цены сохранятся или ухудшатся, то возникнет риск для нынешних обязательств по дивидендам, в особенности для крупных компаний, - сказал Хиллкоут. – Это может потребовать принятия трудных решений, например, о закрытии активов или избавлении от непрофильных активов».

«Вообще, мы считаем, что вступление в фазу оживления в сочетании с закрытием некоторых мощностей является единственным путем для того, чтобы горнодобывающие компании могли превзойти аналогичные компании, и мы все же рассматриваем вопрос с такой точки зрения», - заявил представитель Goldman Sachs.