Tiffany & Co представляет новую ювелирную коллекцию

Компания Tiffany & Co, входящая в группу LVMH,  выпустила новую ювелирную коллекцию под названием Tiffany Knot («Узел Tiffany»). Новая линия украшений, пополнившая список знаковых проектов Tiffany & Co, замыслена как дань уважения Нью-Йорку...

Сегодня

BlueRock Diamonds увеличила выручку в четвертом квартале

Компания BlueRock Diamonds, которой принадлежит алмазный рудник Кареевлей (Kareevlei) в Южной Африке, увеличила свою выручку в четвертом квартале на 68% благодаря более высоким ценам на алмазы. Алмазодобывающая компания заявила, что заработала...

Сегодня

De Beers снова поднимает цены на алмазы

По сообщениям СМИ, компания De Beers повысила цены на алмазы на своей первой в этом году торговой сессии в Габороне, Ботсвана. Информационное агентство Bloomberg сообщает со ссылкой на неназванные источники, осведомленные о происходящем, что De Beers...

Вчера

Алмазы помогают увеличить ВВП Ботсваны

Рост спроса на алмазы помог реальному ВВП Ботсваны вырасти на 8,4% в третьем квартале 2021 года по сравнению с тем же периодом годом ранее, когда реальный ВВП упал на 4,5% из-за пандемии COVID-19.

Вчера

Namdia более чем удвоила выручку, несмотря на пандемию COVID-19

Согласно сообщениям местных СМИ, компания Namib Desert Diamonds (Namdia) увеличила свою выручку на 120%, несмотря на пандемию COVID-19. Однако никаких данных на сей счет предоставлено не было, и пока неясно, в каком отчетном периоде зарегистрирован...

Вчера

De Beers смотрит на ЮАР свежим взглядом

07 августа 2015

Автор: Жан де Ланж (Jan de Lange)

(miningmx.com) – Деятельность De Beers Consolidated Mines (DBCM) еще больше сократится из-за предложенной продажи рудников Кимберли (Kimberley Mines), но Филип Бартон (Philip Barton), главный исполнительный директор компании, считает, что у DBCM есть несколько сюрпризов в запасе для своих последователей.

«Мы активно ведем геологоразведочные работы в ЮАР. Мы действительно считаем, что осталось еще немного рудников в стране, которые соответствуют критериям De Beers и Anglo American», - говорит он.

DBCM тратит примерно R30 млн на геологоразведку. «Мы только что облетели довольно большие площади, используя новые геофизические технологии для обнаружения определенных целей. На основании наших результатов, полученных по довольно большому числу лицензий на ведение геологоразведочных работ, на которые поданы были заявки – по которым большая часть была выдана – мы проведем наземные геофизические исследования, которые позволят нам выявить цели. 

«Мы регулярно находим цели, которые приводят нас к неоткрытым кимберлитам [геологическим образованиям], но не все кимберлиты содержат алмазы. На самом деле, очень малое число их содержит достаточно алмазов для разработки эффективного рудника. Примерно один из каждых 1000 кимберлитов может дать нам экономически целесообразный рудник.  

«Причиной нашего оптимизма является то, что сравнение геологии ЮАР и остальной части мира показывает, что ЮАР является одним из самых интересных геологических мест в мире. Ряд алмазных рудников, которые создала страна, подтверждают геологическую важность для производства алмазов», - говорит Бартон.   

De Beers изучает ЮАР в течение многих десятилетий, но существующие сейчас объемы геологических данных начали сохранять с конца 1950-х годов. De Beers располагает огромной базой данных благодаря этой регистрации данных.
 
«Мы предполагаем, что в этих данных скрыт ряд месторождений. Были обнаружены легкодоступные месторождения, где буквально спотыкаешься об обнаженную породу алмазной руды. 

Остальные кимберлиты либо скрыты под значительным слоем, либо это кимберлиты, не имеющие характерных признаков, которые нам известны. Поэтому традиционные методы не указывали на наличие таких кимберлитов. 

Если применяется новая технология и передовая теория, с помощью которых мы узнали о кимберлитах, используя старые данные, то можно получить интересные результаты. По данным, полученным в прошлом, мы узнали, что некоторые известные нам кимберлиты были в 10 раз больше, чем мы первоначально считали. Содержание алмазов было недостаточным для обоснования месторождения, но это дает идею о том, что где-то среди этих данных есть месторождение, - говорит Бартон.

У De Beers есть группа, работающая полный рабочий день, проводящая исследование этих данных. «Мы настроены очень оптимистично - мы еще найдем месторождение таким образом», - говорит он.  

Инвестиционные критерии Anglo American заключаются в том, что она стремится инвестировать в так называемые активы «первого уровня», но стоимость алмазного месторождения определяется не только его размером. Можно найти месторождения меньшего размера, которые дают алмазы превосходного качества.

«Поэтому у вас может быть месторождение «второго уровня», которое является чрезвычайно прибыльным, как наш рудник Виктор (Victor) в Канаде. Это небольшой рудник, но на нем производятся ценные алмазы.

Как только мы найдем месторождение, мы сядем с Anglo и примем решение, будем ли мы разрабатывать его или отдадим кому-то другому. В настоящий момент мы сосредоточили свое внимание на его поиске», - сказал Бартон, широко улыбнувшись.

Но ближайшее будущее компании De Beers в ЮАР зависит от северной части страны, рудника Венеция (Venetia), где она тратит свыше R20 млрд на разработку подземного рудника на уровне ниже огромного нынешнего открытого карьера.

«Мы сейчас ставим задачу выдать первый объем с подземного рудника  в 2021  году и выйти на полную мощность к 2024 году», - говорит Бартон. Проект полностью финансируется из внутренних источников. Нынешнее ослабление алмазного рынка не сказалось на финансировании подземного рудника. «Мы все еще зарабатываем достаточно денег, чтобы платить самостоятельно», – говорит он.

Подземный рудник продлит срок службы рудника Венеция до начала 2040-х годов при объеме производства от 4,5 до 5 млн каратов в год. Рудник имеет ряд вариантов для горной разработки этих трех кимберлитовых трубок. 

Наклонная горная выработка достигла глубины 650 метров, и недавно был завершен технологический отход главного подъёмного шахтного ствола. В настоящее время строятся надшахтные копры для главного подъёмного шахтного ствола и обслуживания.

На руднике Венеция имеется три основных трубки и несколько трубок меньшего размера. К1 -  трубка месторождения, может давать 6 млн каратов в год. Фабрика на руднике Венеция первоначально была спроектирована на переработку 4,8 млн тонн в год, но позднее была усовершенствована и теперь может перерабатывать 6 млн тонн.

«Но по мере разработки подземного рудника, производственный профиль увеличится и заменит 18% нашего нынешнего объема производства, который мы потеряем из-за продажи рудников Кимберли. Будет некоторый спад, но он продлится сравнительно недолго», - говорит Бартон.

Вероятно, сейчас не лучшее время продавать Кимберли с точки зрения цены, признает Бартон.

«Рынок алмазов сейчас несколько ослаб, но если посмотреть на это с точки зрения достижения успешных продаж, это правильный момент, и все наши предыдущие продажи тоже были успешными, и они все еще производятся. На Кимберли все еще остались ресурсы хвостов со сравнительно высоким содержанием». 

Сейчас в продаже покупателю предлагается сочетание материала с высоким и низким содержанием. Большим преимуществом рудников Кимберли является материал с низким содержанием, которого хватит, по меньшей мере, до 2030 года. Предоставление покупателю начального преимущества порядка трех лет за счет материалов с высоким содержанием дает лучший шанс поддержания деятельности на более продолжительный срок.

«Если мы продержимся до 2018 года, когда истощится материал с высоким содержанием, мы нарушим стоимость оставшихся объемов материала (в каратах) с более низким содержанием», - говорит он.

По мнению Бартона есть признаки восстановления рынка. В секторе огранки и полировки есть довольно много задолженности, и уменьшаются источники нового капитала, но есть признаки того, что улучшается ликвидность.

«Уровни запасов в настоящее время низкие, но спрос есть. Повышение ликвидности указывает на повышение уровней доверия. Нам доведется увидеть, когда наступит кульминация в увеличении уровней запасов», - говорит Бартон.

С точки зрения долгосрочной поставки, открыто не слишком много новых месторождений алмазов, говорит он.