Улучшение мирового спроса привело к повышению показателя добычи алмазов в Намибии

По сообщениям СМИ, улучшение мирового спроса помогло укрепить показатель добычи алмазов в Намибии, который в ноябре 2021 года вырос на 5,4%. Издание New Era цитирует Статистическое агентство Намибии (Namibia Statistics Agency, NSA), которое...

Сегодня

Первое в отрасли мероприятие B2B «JGT Dubai» запланировано на 22–24 февраля 2022 года

С 22 по 24 февраля во Всемирном торговом центре Дубая (Dubai World Trade Centre, DWTC) пройдет первая выставка Jewellery, Gem & Technology Dubai (JGT Dubai) («Ювелирные изделия, драгоценные камни и технология в Дубае»), первое...

Сегодня

В 2021 году АЛРОСА добыла 32,4 млн каратов алмазного сырья

Компания АЛРОСА сообщила в пятницу, что в четвертом квартале 2021 года добыча алмазного сырья достигла 9,1 млн каратов, увеличившись на 29% по сравнению с четвертым кварталом 2020 года. Объем добычи алмазов за весь 2021 год у компании составил 32,4...

21 января 2022

SODIAM выбирает специализированных поставщиков услуг для алмазной биржи Анголы

Ангольская национальная алмазная торговая компания SODIAM отобрала фирмы, которые будут заниматься очисткой алмазов и проводить тендеры на планируемой к скорому созданию Алмазной бирже Анголы (Angola Diamond Exchange). Страна открыла процесс...

21 января 2022

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии вырос на 2,85%; импорт алмазов также вырос на 19,31%

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии в размере 1 770,61 млн долларов США зафиксировал рост на 2,85% по сравнению с 1 721,61 млн долларов в декабре 2020 года. Импорт необработанных алмазов в декабре 2021 года составил 2 098,49 млн долларов...

21 января 2022

Марк Кутифани: «Мы проводим реструктуризацию Anglo American»

03 августа 2015

(miningmx.com) – Уже два года, как Марк Кутифани (Mark Cutifani) стал руководителем Anglo American, и он обещал резко увеличить инвестиционные доходы, сократить состав портфеля активов и упорядочить трубопровод проектов, который он назвал засорившимся, закрыв слабые проекты и оставив хорошие.

Но в последние 12 месяцев, особенно с февраля, цена акций Anglo была ниже, чем в группе равных ей компаний - BHP Billiton, Rio Tinto и Glencore.

Аналитики считают, что компания движется в правильном направлении, но существуют опасения относительно влияния, оказываемого ЮАР на компанию, задержек в избавлении от непрофильных активов и относительно того, должна ли группа вообще заниматься железной рудой, даже если шахта Минас-Рио (Minas-Rio) сейчас является действующей.

Если состоится продажа всех предложенных частей активов в ЮАР, например, шахты по добыче платины и угля, то Anglo American в ЮАР может выглядеть немного «перенасыщенной специалистами высокого уровня». Рассматриваете ли вы вопрос, как можно провести реструктуризацию, или это циклично повторяющийся процесс?

Мы перестраиваем наш бизнес и повышаем его конкурентоспособность. Трудность нашей реальной ситуации заключается в том, что в ЮАР очень высокая инфляция, и для того, чтобы конкурировать, мы должны снизить наши накладные расходы и другие затраты. Да, по мере проведения переформирования портфеля объектов возникнет необходимость изменения инфраструктуры, необходимой для поддержания этих предприятий по горной добыче, поэтому потребуется элемент «оптимизации сил». Конечно, любые изменения структуры организации будут предприняты при всесторонней консультации со всеми соответствующими акционерами.

По поводу продажи активов, я считаю, что проводится выбор сбалансированного решения по стоимости добычи в отличие от принятия скидки, потому что вы совершаете «короткие» продажи активов с низкой прибылью во время избыточного предложения многих полезных ископаемых. Это точное описание трудности стратегии продажи части активов или вы готовы к длительной программе изъятия капиталовложений?

«Короткая» продажа, низкие прибыли? Я не уверен, что я согласился бы с вами в этом вопросе. Это хорошие активы, создающие денежные средства; скорее можно сказать, что они не вписываются в наши планы на будущее, и я думаю, что они будут лучше использоваться другим владельцем. Нельзя отрицать, что существуют сдерживающие факторы с точки зрения цен на товары. В этом случае необходимо соблюдать баланс между скоростью и обеспечением соответствующей стоимости. Мы не колебались в принятии решений при управлении своими затратами, чтобы защитить прибыли, включая активы, которые мы продаем, и продолжаем активно этим заниматься. Инвесторы ожидают от нас достижения разумной стоимости для этих активов, но в то же время продолжения реструктуризации для обеспечения достижения наших стратегических целей.

Точнее говоря, предполагается, чтобы первой сделкой по недавно созданной компании South32 был выкуп пакета активов Anglo из ее доли в Samancor, то есть, можно предположить, что вы согласны с тем, что продажа неконтролирующей доли участия в компаниях с низкими показателями деятельности является частью стратегии? 

Продажа наших акций в Samancor маловероятна в настоящее время. Нам нравится марганцевая руда, нам нравится наше положение, и мы думаем продолжать все, как есть. Она создает прибыль на задействованный капитал (ROCE) в размере 20%, поэтому она хорошо согласуется с нашими целями по общей структуре бизнеса.

Считаете ли вы, что возможный листинг активов проекта Рустенбург (Rustenburg) является непопулярной идеей, отчасти судя по тому, что вам придется просить инвесторов покупать активы, которые другие горнодобывающие компании не купили бы?
 
Мы все еще проводим оценку наилучшего варианта действий в отношении проектов Рустенбург и Юнион (Union). Мы проделали уже большую работу по реконструкции этих шахт с целью превращения их в устойчивый самостоятельный бизнес, прибыльный и позволяющий создавать денежные средства. К ним уже проявлен интерес, и, как я сказал ранее, мы заинтересованы продать только по хорошей стоимости. Мы все еще продолжаем оценивать, какой путь выбрать, и мы объявим об этом в середине года.

Вы откровенно высказывались о регуляторном режиме в горной добыче в ЮАР. Не считаете ли вы, что ревизия горной хартии, отмена действия закона о развитии ресурсов полезных ископаемых и нефти и путаница, созданная возможным сочленением политики вовлечения чернокожего большинства в экономику с горной хартией, сделали горную добычу в ЮАР областью, не доступной для инвестиций со стороны иностранных инвесторов?

Я думаю, что слово «путаница» является в этом случае ключевым в том смысле, что именно существующая вокруг этого неопределенность создает барьер для иностранных инвесторов. Иностранный капитал имеет большой выбор с точки зрения его приложения, и секрет успеха заключается в том, что вы создаете устойчивую и безопасную обстановку для этого капитала. ЮАР - крупная горнодобывающая юрисдикция с точки зрения своих ресурсов и своей законодательной системы. Это отрасль, которая уже вносит значительный вклад в оказание помощи правительству в достижении его целей, определенных Национальным планом развития, и она может дать еще гораздо больше. Но это капиталоемкая отрасль с долговременными инвестициями, и нам всем нужно достичь консенсуса о том, как обеспечить определенность, необходимую для привлечения капитала. Мы должны делать четкие и последовательные заявления, если мы хотим привлечь инвестиции.

Нгоако Раматлходи (Ngoako Ramatlhodi), министр природных ресурсов, хочет, чтобы вы продали непрофильные активы какому-нибудь национальному лидеру в промышленности. Является ли это возможным вариантом для Anglo American?

Мы, конечно, широко сотрудничаем с правительством в ходе нашего процесса продажи части активов, и мы понимаем намерения правительства в отношении национального лидера. Но необходимо проделать работу по переходу от концепции к необходимой практической реализации. Мы очень стремимся работать с правительством и ждем подробную информацию о плане.

Несмотря на негативную критику, скрытую в этих двух последних вопросах, я вижу, что Anglo на самом деле не сократила свою деятельность в ЮАР с точки зрения поступлений, прибыли до уплаты налогов, процентов, износа и амортизации (EBITDA), а также чистой текущей стоимости (NPV). Это интересно, потому что, возможно, существует огромное давление со стороны акционеров, если добавить проблемные вопросы, связанные с Eskom и трудовыми ресурсами, к существующим южноафриканским рискам?

Мы продолжаем повышать свою производительность и затраты. Мы сосредоточиваем свое внимание в ЮАР на продолжении работы по совершенствованию, как мы делаем это во всех наших горнодобывающих юрисдикциях. Да, затраты на рабочую силу, Eskom и регуляторная неопределенность являются вызовами, но наши бизнесы по-прежнему конкурентоспособны, и у нас хорошие люди. Мы ускоряем работу по проведению совершенствования, и поэтому мы стремимся поддерживать наш южноафриканский бизнес эффективным в глобальном масштабе. 

С точки зрения ассортимента продукции, придаете ли вы значение мнениям аналитиков о том, что Anglo American добилась бы лучших результатов как компания, сосредоточившая свое внимание на драгоценных металлах и бриллиантах, то есть продала бы бизнесы, ставшие ошибкой прошлого,  например, бизнес железной руды? 

Интересно, правда? С одной стороны, есть аналитики, задающие вопросы о нашей деятельности в ЮАР, а с другой стороны, они предлагают, чтобы мы сосредоточили свое внимание на платине и бриллиантах. Эти два вопроса взаимозависимые, и это является хорошим примером того, почему наше положение как диверсифицированной горнодобывающей компании имеет такое важное значение. Это создает нам другой профиль в плане инвестиций и рисков в отличие от тех, кто концентрирует свое внимание только на нескольких товарах или нескольких странах. Это обеспечивает нам возможность добавлять стоимость в течение всего цикла и создает естественный буфер за счет как цен на товары, так и за счет движения денежных потоков.

В мае я принял участие в поездке на шахту Минас-Рио, но я не мог отделаться от мысли о том, что шахта является детищем эпохи, когда железная руда стоила $130 (R1 622) за тонну. Вы бы построили эту шахту? Мне также пришла в голову мысль о том, что то, что хорошо для актива – удвоение или утроение объемов производства, вероятно, не так хорошо для компании Anglo, то есть, перевод денежных средств в центр. Что вы думаете об этом, и думаете ли вы, что вы увидите расширение Минас-Рио в течение вашего срока пребывания в должности?

Шахта Минас–Рио будет производить нишевый высококачественный концентрат железной руды по низкой операционной стоимости $33-$35 (R411-R436) за тонну на условиях поставки FOB, когда она нарастит объемы производства. Это огромная ресурсная база в объеме 5,3 млрд тонн с длительным сроком эксплуатации. Мы все знаем, что компания выплатила остатки за этот актив и его строительство, но базовый актив очень привлекательный. Это очень дифференцированные продукты, которые представляют ценность для наших заказчиков как с энергетической, так и с экологической точки зрения, и мы видим это по вышеуказанным сравнительным ценам. Мы запустились и работаем сейчас, как вы видели, и мы выйдем на полную мощность к середине следующего года. Сейчас мы сосредоточиваем свое внимание на уверенном наращивании объемов производства и обеспечении возврата на инвестиции наших акционеров. 

Было много опасений по поводу балансового отчета Anglo American, особенно отрицательного свободного денежного потока (FCF). Считаете ли вы, что FCF станет положительным после выплаты капитальных затрат и дивидендов в этом году или через год?

Мы довольны балансовым отчетом, у нас $15-миллиардный (R187 млрд) запас ликвидности и ограниченные потребности в рефинансировании. Мы сказали, что дивиденды за 2015 год будут профинансированы в долг, но с 2016 года они будут покрываться из свободного денежного потока. Те совершенствования, которые мы продолжаем проводить, повышают наши результаты с каждым днем. Я уверен, что люди увидят прогресс по ряду направлений, когда мы в следующий раз представим отчет для рынка.

Вы с удовольствием сказали мне, что вопреки моим «предостережениям», Anglo American не «поглотила» вас и что на самом деле происходит все наоборот. Но в следующем апреле исполнится уже три  года, и, похоже, что в Anglo American все еще ведется работа. Это оказалось труднее, чем вы думали, и что вас удивило?

Как раз в апреле закончился второй год моей работы, и мы только «развернулись» в работе над этой задачей. Мы выполнили свои основные обязательства и продолжаем работу по совершенствованию. Я сказал, что достижение решительного улучшения – задача на три года, и мы движемся с опережением графика. Мы довольны тем, где мы сейчас находимся, и мы видим большой потенциал. Что касается цен, мы не можем сделать многое в отношении рынка, но нынешние ценовые давления помогли нам сосредоточить внимание команды на ускорении проведения изменений. Мы выйдем из нынешних рыночных условий гораздо более окрепшей, более  оптимизированной и экономически эффективной компанией. Возврат на инвестиции – это не просто «приятная штука», а это является нашим обязательством перед нашими акционерами.

Наконец, рынок – это временами довольно мрачное место, и все же акции в диверсифицированных компаниях оценивались хорошо с начала 2014 года по сравнению с лежащими в основе этого ценами на полезные ископаемые. Считаете ли вы, что вы и ваши партнеры из Rio, ВНР и т. д. сделали достаточно для того, чтобы снова завоевать доверие инвесторов?

В трудные времена всегда есть смысл в проведении работы в этом направлении. Инвесторы имеют выбор, а наша задача – доказать, что стратегия, которая у нас есть, является правильной для обеспечения дохода на их инвестиции. Мы трансформируем бизнес, и я уверен, что мы на правильном пути и в результате получим совсем другую Anglo American. Одно, что мы должны сделать, так это убедиться, что люди понимают то, что мы делаем и каким будет будущее. Мы этого еще не достигли, но изменения происходят, вы видели это на шахте Минас-Рио. Это другая компания, и она сосредоточена на новом будущем.