Глава Якутии выступает за строительство подземного рудника на алмазной трубке «Юбилейная»

Глава Якутии Айсен Николаев высказался за строительство подземного рудника на алмазной трубке «Юбилейная», расположенной в 30 км северо-западнее поселка Айхал, в беседе с агентством Интерфакс в ходе Гайдаровского форума, прошедшего 13-14 января.

Сегодня

В 2021 году добыча золота в Зимбабве выросла на 55%

По данным Резервного банка Зимбабве (Reserve Bank of Zimbabwe, RBZ), поставки золота компании Fidelity Printers and Refiners, являющейся подразделением центрального банка с монополией на покупку, аффинаж и экспорт золота, в 2021 году выросли...

Сегодня

На севере Красноярского края геологи начнут поиск алмазов на участке с ресурсным потенциалом в 150 млн каратов

Министерство экологии и рационального природопользования Красноярского края и компания АЛРОСА подписали соглашение об изучении в Эвенкийском районе на севере Красноярского края перспективных алмазоносных площадей, ресурсный потенциал которых составляет...

14 января 2022

Tharisa сохранила неизменным производственный план на 2022 финансовый год

Tharisa, производитель металлов платиновой группы (МПГ) и хрома, сохранила свой производственный план на 2022 финансовый год на уровне от 165 000 до 175 000 унций МПГ (на основе корзины 6E, включающей рутений, родий, палладий, осмий, иридий...

14 января 2022

Mountain Province Diamonds объявила торгово-производственные результаты за 2021 год

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила торгово-производственные результаты на алмазном руднике Гахчо Куэй (Gahcho Kué) за финансовый год, закончившийся 31 декабря 2021 года. Добыча составила 6,23 млн каратов против прогнозной оценки...

14 января 2022

Новая алмазная столица

11 августа 2015

Дубай приближается к таким центрам-соперникам, как Мумбаи и Антверпен

(Bloomberg Businessweek) - Когда в 1960-х годах начала быстро развиваться отрасль по производству бриллиантов в Индии, участники ее семейных бизнесов вынуждены были отправляться в Антверпен, Бельгия, для покупки алмазного сырья у алмазных трейдеров. С 15-го века Антверпен является центром алмазно-бриллиантового мира с ее Алмазным кварталом, переполненным покупателями, и продавцами алмазов и бриллиантов, ведущими свою торговлю среди множества мастерских по огранке и полировке.

Располагая более дешевой рабочей силой, чем в традиционных центрах производства бриллиантов в Антверпене и Нью-Йорке, и новым оборудованием, которое облегчило работу, индийская отрасль огранки и полировки бурно развивалась. Проводя огранку некрупных камней, что раньше не считалось выгодным, индийские производители бриллиантов получали больше прибыли. Со временем индийские покупатели поднялись на более высокий уровень, будучи уже способными покупать непосредственно у производителей алмазов, а не у оптовиков или дилеров. В настоящее время Индия занимает доминирующую роль в секторе производства бриллиантов, на ее долю приходится свыше 80 процентов мирового объема производства бриллиантов. Но сейчас отпала необходимость для индийских диамантеров отправляться в долгий путь в Антверпен. Всего в трех часах от них находится Дубай, новый мировой центр торговли алмазами и бриллиантами.

В консервативной отрасли, в которой долгое время ценилась скрытность и связанные тесными узами партнерские отношения, развитие Дубая было ошеломительным. Торговля алмазами и бриллиантами в эмирате, которая фактически не существовала и объем которой в 2001 году составил менее $5 млн, в 2013 и 2014 годах выросла в отрасль стоимостью около $35 млрд., согласно заявлению Питера Мееуса (Peter Meeus), председателя Дубайской алмазной биржи (Dubai Diamond Exchange, DDE). Антверпен остается крупнейшим центром торговли бриллиантами в мире, его объем экспорта алмазов в 2014 году достиг $15,7 млрд, по сравнению с объемом продажи на $8,3 млрд в Дубае, но его доля на рынке постоянно уменьшается.

Дубайская алмазная биржа располагается в сверкающей башне Алмас в районе комплекса башен на искусственном острове Jumeirah Lake Towers. Это самое высокое коммерческое здание на Ближнем Востоке, многие компании, связанные с торговлей, расположены на одном из его 68 этажей. Что касается именно того, почему престиж Дубая так быстро вырос, Мееус, занимающий такое удачное место, может оценить его сильные стороны по сравнению с другими центрами торговли ювелирными изделиями – раньше председатель DDE был руководителем Антверпенского всемирного алмазного центра (Antwerp World Diamond Centre, AWDC). Он называет благоприятную для бизнеса атмосферу Дубая в качестве одной из отличительных черт для торговли алмазами и бриллиантами. Внутри башни Алмас имеется доступ к установке с кипящими растворами для удаления грязи и других следовых материалов как с алмазов, так и с бриллиантов, и услуги для хранения в защищенном хранилище, расположенном на уровне нескольких этажей под землей (вероятно, самое защищенное хранилище на Ближнем Востоке). Компании также могут быстро зарегистрироваться онлайн в Дубайском центре биржевых товаров (Dubai Multi Commodities Centre), независимо от того, находятся ли они в Индии или в Нью-Йорке; централизация означает сокращение бумажной работы. 

Бюрократия тормозит бизнес не только в Европе, но и в Индии. Многие из диамантеров, кто хоть однажды побывал в Дубае, чтобы купить и продать, теперь открыли свои головные офисы в этом эмирате. «Это легче», - объясняет Мееус, отмечая наличие большого числа квалифицированных работников в Дубае. Но основная причина притока индийских компаний может быть прозаичной: им нравится здесь образ жизни. Жилье в Дубае более доступное, чем в Мумбаи и других крупных городах Индии, а это означает более высокий уровень условий жизни для персонала и руководства компании. «Вы можете иметь очень отличное место за разумную сумму, по сравнению с Мумбаи, где все дорого. Многие из этих огромных индийских фирм предпочитают работать здесь, чем в переполненном Мумбаи», - говорит Мееус. Не редкость, что диамантеры работают семь дней в неделю, говорит он. При наличии почти 20 рейсов в день между Мумбаи и Дубаем, они могут работать в субботу и воскресенье в ОАЭ, а затем полететь в индийский торговый центр, и в понедельник утром выглядят свежими.

То, что Дубай считается хорошим местом для продажи сырья для индийского сектора огранки и полировки, помогло привлечь продавцов с громкими именами, например, компанию по аукционным продажам De Beers Auction Sales, которая открыла свой офис в Дубае в 2011 году. Нил Вентура (Neil Ventura), исполнительный вице-президент компании, базирующийся в Сингапуре, говорит, что это было предпринято для того, чтобы предоставить больше удобной доступности для базирующихся в Индии заказчиков (компания в настоящее время не имеет присутствия в Индии) и предоставить возможности для новых заказчиков в регионе, которые заинтересованы в покупке алмазного сырья. Этот шаг оправдал себя. «Мы утроили нашу клиентскую базу в Дубае за последние три года и удвоили поступления от дубайского офиса в наш мировой объем продаж, - говорит Вентура. – Многие [из наших заказчиков] – это малые и средние предприятия, у которых нет возможности получать алмазное сырье из крупных торговых центров, например, из Антверпена». К числу других продавцов относится крупная российская компания АЛРОСА, которая снова возобновила работу своего дубайского офиса в ноябре, который раньше закрывался из-за кризиса. 

Бизнес отреагировал на такое отношение, когда «все можно» («can-do»), которое преобладает в государственном и частном секторах Дубая, но, как и многие вещи в Дубае, башня Алмас придает особый блеск, который особенно подходит торговле бриллиантами. «Это чрезвычайно впечатляющее здание», - говорит Клиффорд Элфик (Clifford Elphick), главный исполнительный директор Gem Diamonds, алмазодобывающей компании, имеющей действующие рудники в Лесото и Ботсване. На ее участке Летсенг (Letšeng) в Лесото, Gem Diamonds постоянно обнаруживает некоторые из крупнейших алмазов, которые нужно находить сейчас; быстрота, с которой можно провести таможенную очистку бриллиантов в офисе Кимберлийского процесса (Kimberly Process), проводя это на торговой площадке. «Дилеры могут прилететь, проверить товар, определиться с ценой, купить их и уехать, - говорит Элфик. – Руководители бизнесов [в Дубае] активно борются за долю на рынке. Они решительно настроены добиться этого, и они этого добиваются. Это очень замечательно».

Не только близость и сообщение с Индией, но и богатый ресурсами Африканский континент помогли Дубаю в развитии. Бόльшая часть алмазов добывается в Африке, и к числу стран-производителей алмазов относятся Ботсвана, ЮАР, Ангола и Зимбабве. Хотя головной офис компании Gem Diamonds находится в Антверпене, Элфик считает, что Дубай привлекателен, особенно для алмазодобывающих компаний меньшего размера, которые считают, что здесь проще и эффективнее связываться со своими клиентами. «Медленно, но верно неуклонно улучшается положение Дубая в мире торговли бриллиантами, дилерской деятельности бриллиантами и финансировании бриллиантов. Конечно, все больше людей считают привлекательной эффективность Дубайского центра торговли бриллиантами». Он объясняет рост Дубая с точки зрения развития новой оси «север-юг», соединяющей страны-производители алмазов в Африке непосредственно с производителями бриллиантов в Индии и на Дальнем Востоке, для которых Дубай является удобным пунктом остановки. «Географическое положение Дубая чрезвычайно выгодное не только для индийских дилеров бриллиантами из Мумбаи и Сурата, но также и многие израильские компании нашли возможность вести здесь бизнес. Поэтому существует связь между мелкими производителями алмазов, которым легче, проще и эффективнее связываться со своими клиентами в Индии и Израиле через Дубай».

Ось «север-юг» укрепилась, когда De Beers перевела свои «сайты» - регулярные продажи неограненных алмазов своим долгосрочным заказчикам – из Лондона в Габороне, столицу Ботсваны. Бенефикация, как это известно в отрасли, предназначена для оказания помощи странам-производителям алмазов за счет размещения дополнительных экономических видов деятельности, например, огранки и полировки и продаж, наряду с ведением горной добычи. Регулярные прилеты покупателей на сайты (которые проводятся примерно каждую пятую неделю) тоже поддерживают местную экономику. Для многих из сайтхолдеров De Beers - крупных покупателей алмазного сырья – этот переезд означает, что теперь у них стало одним поводом меньше для полетов в Европу. Бенефикация принесла прямые выгоды также и Дубаю, и так как инфраструктура все больше развивается в странах-производителях алмазов в Африке, Дубай от этого тоже выигрывает. «В настоящее время Намибия пересматривает свои контракты с De Beers, что тоже может оказать влияние на ОАЭ и, вероятно, положительное», - сказал Мееус. Появляющееся новое производство тоже имеет значение, так как новые производители алмазов присматривались к Дубаю как логичному месту для продажи своих алмазов на тендерах.

Так как трейдеры алмазами и бриллиантами по природе своей очень мобильные, именно в этом может заключаться еще одно из конкурентных преимуществ Дубая, что касается торговли бриллиантами – это авиалиния Emirates. Мееус, перечисляя отличительные черты Дубая, упоминает, что Emirates связывает его со многими алмазодобывающими странами в Африке, включая полеты в Луанду, Йоханнесбург и Хараре. Связи Дубая с Африкой не просто логистические. Этот эмират укрепляет экономические и политические связи со многими странами на континенте. Дубайская алмазная конференция (Dubai Diamond Conference), организатором которой выступает DDE, будет проведена в апреле этого года, и на ней будут присутствовать все важные алмазодобывающие компании, а также министры горнодобывающей промышленности стран, включая ЮАР, Намибию, Ботсвану и другие страны. «Тот факт, что мы хорошо развиваем эти африканские контакты, помог нам вырасти с 2006 года почти на 300 процентов», - говорит Мееус. 

Когда Антверпенский алмазный банк (Antwerp Diamond Bank) объявил в сентябре прошлого года, что он сворачивает свою деятельность и не будет предоставлять новые займы, это многими было воспринято как символический упадок Антверпена. ADB, будучи единственным специализированным алмазным банком в отрасли, предоставлял свыше 10 процентов от общего объема займов на алмазно-бриллиантовом финансовом рынке и финансировал 30 процентов трейдеров в Антверпене. С уходом ADB и с учетом того, что ABN Amro – еще один специализированный банк, финансирующий алмазно-бриллиантовую отрасль, сворачивает предоставление займов дилерам алмазами и бриллиантами, из объема финансирования отрасли в размере $16 млрд ушло до $3 млрд, приходившихся на эти два источника. Опасения возникновения вследствие этого кризиса ликвидности привело к тому, что цены, которые платили за алмазное сырье, упали на 6,9% за последние три месяца 2014 года, что существенно в отрасли, которая традиционно имеет очень низкую волатильность по стандартам товарного рынка. После появления сообщений о том, что индийские производители бриллиантов вынуждены будут распродавать стоки со скидкой, Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) Индии, самый главный орган в стране по торговле, опубликовал заявление, называя сообщения в новостях о том, что диамантеры предлагали скидки в 5-20 процентов, «ложными и беспочвенными».

Так совпало, что примерно в это же время, когда ADB объявил о том, что он уходит с рынка, три банка ОАЭ - Emirates NBD, Mashreqbank и National Bank of Fujairah (Национальный банк Фуджейра) - начали предлагать предоставление займов алмазно-бриллиантовой отрасли в Дубае. В мире, где ликвидность и наличие финансирования является значительным вопросом для торговли, Мееус называет появление заемщиков из ОАЭ «почти переломным моментом» для местного рынка. После недавней серии встреч с банкирами в Дубае Элфик считает, что банки ОАЭ стремятся «прочно захватить» рынок финансирования и помогают заполнить брешь. «Конечно, это потребует времени на привлечение новых заказчиков, изучение их бизнеса и ознакомления с их клиентским сценарием. Медленно, но верно этой возможностью на рынке начинают пользоваться и другие банки».

У голландского банка ABN Amro офис в Дубае с 2002 года. Так как алмазно-бриллиантовая торговля носит международный характер, такими должны быть и ее банки: ABN Amro вел операции в основных центрах торговли алмазами и бриллиантами, включая Мумбаи, Антверпен, Нью-Йорк и Гонконг. Раджив Джайн (Rajiv Jain), региональный руководитель банка ABN Amro в странах Совета сотрудничества государств Персидского залива (GCC), занимающийся его клиентами, торгующими бриллиантами и ювелирными изделиями, говорит, что закрытие банка ADB ускорило появление предложения от новых потенциальных заказчиков – тех, кто хочет находиться на банковском обслуживании в учреждении, которое имеет глобальное присутствие и понимает алмазно-бриллиантовый рынок. 

Джайн считает, что отрасль в целом получит выгоду от предоставления займов банками ОАЭ для алмазно-бриллиантового сектора, и с целью стимулирования вступления местных банков в этот сектор, ABN Amro в последние два-три года занимался обменом опытом работы в этой отрасли. «Мы создали нашу собственную конкуренцию, - объясняет Джайн, добавляя, что безопаснее, если они будут не единственным заемщиком для компании. – Всегда хочется разделить риск. Мы считаем, что это будет лучше для отрасли в Дубае с точки зрения диверсификации риска».

Джайн говорит, что ключевым препятствием для банков ОАЭ является их недостаточное присутствие в глобальных алмазных центрах. Это означает, возможно, недостаточно глубокое понимание позиции своих заказчиков в случае работы с алмазно-бриллиантовой группой, имеющей предприятия по всему миру. «Знание происходящего на рынке в других алмазных центрах нелегко получить без непосредственного присутствия на нем, - говорит Джайн. Но банки ОАЭ проявляют осторожность и проводят тщательную проверку благонадёжности и финансового состояния, говорит он. – Местные кредиторы либо нанимают опытных банкиров, работавших в алмазно-бриллиантовой отрасли, либо пользуются советом существующих банков подобно нашему, а также стремятся получить рекомендации о рынке от ключевых участников отрасли». 

Принимая во внимание то, что высоколиквидные банки ОАЭ рассматривают финансирование алмазно-бриллиантовой отрасли как стратегический сектор роста, это служит хорошим предзнаменованием для будущего Дубайской биржи благодаря росту существующего рынка и привлечению новых заказчиков. Но также могут подстерегать новые опасности, учитывая то, что золотой век банковского финансирования закончился, по словам Чарльза Уиндхэма (Charles Wyndham), основателя WWW International Diamond Consultants и компании по ценообразованию PolishedPrices. Уиндхэм говорит, что раньше наблюдалось «удачное стечение обстоятельств», когда были банки, способные предоставлять займы для алмазно-бриллиантовой отрасли под очень высокие процентные ставки, что делало это очень прибыльным бизнесом для банков, но в то же время были значительные прибыли в отрасли для выплаты займов. Традиционно отрасль «фактически никогда» не нарушала своих обязательств по каким-либо займам. «В частности, индийская отрасль обычно решала эти проблемы внутри, и они не обращались к банкам. Культура изменилась», - говорит Уиндхэм.
 
Цифры из отчета по алмазам и бриллиантам, составленного Bain Company за 2014 год, показывают, что уровни задолженности в секторе производства бриллиантов постепенно повышаются. Отношение задолженности к стоимости бриллиантов (косвенный показатель доли заемных средств алмазно-бриллиантовой отрасли) вырос с уровня около 50 процентов в 2002 году почти до 73 процентов в 2009 году. Из новой суммы задолженности в размере $9 мдрд, $5 млрд были заимствованы компаниями в Индии. Повышение соотношения между собственным и заёмным капиталом в сочетании с низкой прибыльностью у многих диамантеров, породило разговоры о консолидации в отрасли. Но Уиндхэм говорит, что это противоречит реальности семейных бизнесов. «Если посмотреть на это с логической точки зрения, консолидация имеет абсолютно существенное значение. Но вы имеете дело с отраслью, которая в основном носит семейный характер. Это не корпоративная отрасль, и гораздо труднее добиться повышения консолидации в семейных бизнесах. И это отрасль непрозрачная, что также вряд ли облегчает какую-либо консолидацию».

Джайн говорит, что со стороны банковского сектора основными требованиями являются прозрачность и прибыльность. «Вообще, отрасль понимает необходимость в серьезных изменениях. Происходит сдвиг в сторону прозрачности и акционирования отрасли, традиционно ориентированной на семейный бизнес». Он видит ряд положительных признаков, включая новое требование от De Beers: она требует, чтобы ее сайтхолдеры выполняли максимальные требования по отношению размера задолженности к собственному капиталу и разрешали проводить аудит их бухучета с целью повышения доверия банков при кредитовании ее сайтхолдеров.

Тем не менее, попытки повысить прозрачность отрасли производства бриллиантов за счет использования внешних аудиторов или с помощью самостоятельной подготовки компаниями годовых отчетов тоже могут встретиться с препятствиями, возникающими из самого основного вопроса, лежащего в основе самой отрасли – как оценивать стоки бриллиантов компании (процесс, который, в лучшем случае, является крайне неточным, а в худшем случае, открыт для махинаций). «Все, что может сделать аудитор, так это взвесить горстку бриллиантов», - говорит Уиндхэм. Ясно одно, что сейчас отрасль покупает меньше алмазного сырья. В Сурате, центре производства бриллиантов в Индии, рабочее время сократилось с семи дней в неделю до пяти, и общий объем производства упал на 30 процентов. «В настоящее время там наблюдается переизбыток товаров», - говорит Джайн.

Эта проблема носит кратковременный характер. Вентура отмечает, что спрос на бриллиантовые ювелирные украшения вырос в 2014 году с точки зрения местной валюты на всех основных рынках. Он объясняет трудности с ликвидностью в центрах огранки более поздним пополнением запасов ритейлерами. «Первые показатели объемов продаж ко Дню Святого Валентина в США и на Китайский Новый Год были многообещающими, и ликвидность в средней части алмазопровода начала улучшаться по мере того, как денежные средства снова потекли в центры огранки от продажи бриллиантов в нижней части алмазопровода» - заявил Вентура. Он считает, что ситуация продолжит улучшаться во втором и третьем кварталах года, «по мере того, как ритейлеры неизбежно будут пополнять запасы, будет большее движение запасов бриллиантов, и денежные потоки продолжат улучшаться».

Если в интернете разместить вопрос о лучших в мире городах для покупки бриллиантового кольца, то вы быстро натолкнетесь на статью или блог, в которых предлагается Дубай. Потребители также получают выгоду от одного из основных преимуществ, предоставленных торговле бриллиантами – от беспошлинной торговли в этом эмирате. Хотя некоторые путешественники посещают Дубай для того, чтобы совершить прыжки с парашютом, полежать у бассейна или отправиться на сафари в пустыню, другие приезжают с более дорогими замыслами – купить большой камень. Для покупателей преимущества очевидны: в Дубае торговля беспошлинная, имеется большой выбор ювелиров, поэтому цены конкурентоспособные. И развитие торговли бриллиантами также оказало дополнительное влияние на местных ювелиров - расширилась сеть продавцов бриллиантов, что означает облегчение доступа к стокам и благоприятные цены. 

Каушик Сони (Kaushik Soni), ювелир во втором поколении из Дубая, занимается торговлей с 1997 года. С 2004 года, когда он основал бренд Tejori, он открыл восемь магазинов и говорит, что бизнес идет хорошо. За исключением кризисного времени, всегда есть несколько групп потребителей, которые покупают. Некоторые аналитики предположили, что рынок розничной торговли Дубая является слабым, потому что он рассчитывает на туристов и имеется сравнительно небольшая база местных покупателей. Но Сони говорит, что туристический характер означает, что если одна группа покупателей может уйти с рынка, как случилось с сокращением больших расходов российских туристов из-за падения курса рубля, то всегда есть другая группа, которая растет. 

«Всякий раз, когда какой-либо регион испытывает негативное воздействие, возникает небольшое изменение, но, по большому счету, всегда есть новая волна туристов, всегда есть компенсация, это такое космополитическое место. Всегда происходит что-то новое, и отрасль продолжает развитие. Это мнение подкрепляется цифрами, и объемы продаж бриллиантов в странах Персидского залива в 2014 году достигли $4 млрд, что на 2% выше по сравнению с 2013 годом, несмотря на снижение числа туристов из России и Китая. Именно местные покупатели помогли заполнить брешь, говорит Сони. «Местные покупатели очень привыкли к модному, они любят ювелирные украшения, и они любят бриллианты». 

На самом деле, в глобальном масштабе, страны GCC считаются одним из трех важных рынков, наряду с Индией и Китаем, с которым алмазно-бриллиантовая отрасль связывает свои надежды на рост. На каждом из этих рынков происходят разные события. В Китае бриллиантовое обручальное кольцо является существенным символом статуса среднего класса. Тем временем, в Индии бриллиантовые ювелирные изделия сменяют массивные золотые украшения, которым отдают предпочтение люди старшего поколения. Хотя золото всегда считалось в равной мере как ювелирным украшением, так и инвестицией, статус бриллиантов в качестве безопасного вложения средств тоже таится в глубине души каждого покупателя. Согласно данным De Beers за 2014 год, на долю стран Персидского залива приходится 8 процентов мирового объема бриллиантов, как и в Индии. Китай приобрел 16 процентов мирового объема бриллиантов, проданных в виде ювелирных изделий, а на долю Соединенных Штатов приходится самый крупный рынок с долей в 42 процента. Кроме Японии, на долю которой приходится 5 процентов, Европа и все другие страны-покупатели сгруппированы под общим названием «остальная часть мира».

Для Мееуса такая номенклатура – убедительный признак нового мирового порядка, так как покупательная сила Европы падает, и глобальная экономика смещается на восток к Китаю, Индии и странам Персидского залива. «Нам нужно реалистически относиться к этому: я из Бельгии, из Европы, но роль Европы как потребителя бриллиантов снижается». Конечно, от центра торговли алмазами и бриллиантами не требуют «выезжать» на местной отрасли ритейла – как отмечает Мееус, Антверпен не является центром ритейла - но это, конечно, не помешало бы. Наличие отраслей, основанных на взаимности, также означает больше возможностей для покупателей и продавцов. 

Сони говорит, что с развитием Дубая как центра торговли бриллиантами, местные ювелиры сейчас получили лучший доступ к бриллиантам. Принимая во внимание крупные сети, доступ к запасам растет в геометрической прогрессии. Для Tejori, производящей ювелирные изделия в Дубае, а также покупающей готовые изделия в Европе и на Дальнем Востоке, это означает, что они становятся более конкурентоспособными в плане цен, а также могут быстро получить изделия, которые нужны заказчику (не стоит забывать, что большинство туристов находятся в течение очень короткого времени). 

По мере того, как Дубай адаптируется к преимуществам своего масштаба и возможностей, предоставляемых торговой отраслью большего размера, похоже, произойдет интеграция секторов, следуя тенденциям, существующим на других рынках. Вентура, комментируя вопрос о группах заказчиков, говорит, что Дубай отстает от других рынков в этом отношении. «Нам еще необходимо понаблюдать за тем, что мы видели на других рынках, особенно в Китае, где ритейлеры прибегают к обратной интеграции для покупки алмазного сырья, аутсорсинга производственного процесса и продажи ювелирных изделий через свои магазины».

Мееус считает, что в отрасли начинают появляться шаги по объединению деятельности. «С точки зрения компании, если вы ведете большую торговлю алмазным сырьем, то вам может быть интересно объединить свою деятельность и начать продавать бриллианты из этого же места. Я считаю, что это происходит все чаще».

Это указывает на дополнительные возможности для роста рынка Дубая. Можно поспорить о том, как быстро будет происходить этот рост, но любой, кто обратится к недавнему прошлому, чтобы увидеть там подсказки, должен быстро умерить свои ожидания, если Мееус прав. «Я вижу, что есть рост. Не такими темпами, как в последние 10 лет, потому что это почти невозможно, но он укрепит свое нынешнее положение и потом будет расти все больше и больше».