De Beers снова поднимает цены на алмазы

По сообщениям СМИ, компания De Beers повысила цены на алмазы на своей первой в этом году торговой сессии в Габороне, Ботсвана. Информационное агентство Bloomberg сообщает со ссылкой на неназванные источники, осведомленные о происходящем, что De Beers...

Сегодня

Алмазы помогают увеличить ВВП Ботсваны

Рост спроса на алмазы помог реальному ВВП Ботсваны вырасти на 8,4% в третьем квартале 2021 года по сравнению с тем же периодом годом ранее, когда реальный ВВП упал на 4,5% из-за пандемии COVID-19.

Сегодня

Namdia более чем удвоила выручку, несмотря на пандемию COVID-19

Согласно сообщениям местных СМИ, компания Namib Desert Diamonds (Namdia) увеличила свою выручку на 120%, несмотря на пандемию COVID-19. Однако никаких данных на сей счет предоставлено не было, и пока неясно, в каком отчетном периоде зарегистрирован...

Сегодня

Шри-Ланка надеется продать свой голубой сапфир «Королева Азии» весом 310 кг

По сообщениям СМИ, Шри-Ланка собирается продать «Королеву Азии», свой голубой сапфир весом 310 кг, если покупатель заплатит более 100 млн долларов США. Природный сапфировый корунд голубого цвета весом 1 550 000 каратов был найден в частном владении в...

Сегодня

Theta Gold расширяет предварительное ТЭО для строительства подземного рудника

Компания Theta Gold Mines добавила рудник Ритфонтейн (Rietfontein) в Южной Африке к своему окончательному технико-экономическому обоснованию (ТЭО) для строительства подземного рудника после достижения положительных результатов первоначального...

Сегодня

Пора регулировать – и переименовать - выращенные в лаборатории бриллианты

23 июня 2015

(www.ehudlaniado.com) - Пора пролить свет на вопрос, который может девальвировать драгоценности, находящиеся во владении людей по всему миру, и нанести вред жизни миллионов работников в Африке и других развивающихся регионах. Это вопрос о необъявленных бриллиантах, выращенных в лаборатории, и о риске того, что они проникнут в трубопровод природных бриллиантов.

Хотя выращенные в лаборатории камни ювелирного качества все еще производятся в относительно небольших количествах и, по оценкам, годовой объем их продаж достигает $ 0,5 млрд против $ 23 млрд у природных бриллиантов, устойчивые успехи в технологии делают их массовое производство все более возможным. Это, в свою очередь, делает угрозу их значительной утечки в природный алмазопровод все более серьезной - если правительства, международные организации и промышленность не примут решительные меры, потребовав, чтобы выращенные в лаборатории камни декларировались и отслеживались с самого начала.

Почему, могут спросить читатели, должны государственные инстанции и отраслевые игроки беспокоиться о защите природного алмазопровода? В конце концов, ведь утверждается, что выращенные в лаборатории камни могут и должны заменить природные бриллианты [1]. Произведенные в лаборатории камни не только не отличаются от настоящих всеми людьми, но и самым сложным оборудованием. К тому же они – или так, по крайней мере, утверждается - экологически чище, и их не касается ни один из тех социально-политических вопросов, которые связаны с работой рудников в развивающихся странах. И, поскольку такие камни могут массово производиться в безграничных количествах, они сделают «бриллианты» доступными для гораздо более широкой публики.

Вместе с тем в этой аргументации есть один фундаментальный пробел: природные и выращенные в лаборатории камни - это совершенно разные творения, с совершенно разными целями и для совершенно разных рынков. Природный бриллиант является редчайшей и чистейшей частичкой природы: не существует двух одинаковых камней, и возраст каждого из них, как правило, достигает от 1 до 3 миллиардов лет. В отличие от этого, выращенные в лаборатории камни могут бесконечно воспроизводиться с помощью технологии, быстро и масштабно. В то время как природные бриллианты однозначно ценятся как в ювелирных изделиях, так и в качестве долгосрочных средств сохранения стоимости, выращенные в лаборатории камни не имеют внутренней стоимости и являются лишь альтернативным материалом для изготовления ювелирных изделий.

Точно так же, как на рынке ювелирных изделий существует место для выращенных в лаборатории камней, на нем существует и свое место для природных бриллиантов - которые имеют двойное назначение, представляя собой уникальные и редкие ювелирные изделия и потенциальное вечное средство сохранения стоимости.

Уникальность каждого природного бриллианта является мощным двигателем экономики раритетов. Действительно, в последние годы природные бриллианты не только сохранили свою стоимость, но и выросли в цене. Алмазы массой 5 каратов и более приобрели от 10% до 30% в стоимости с 2009 года (с пиковыми значениями, превышавшими 60%, в течение этого времени), в то время как камни весом от 1 до 3 каратов выросли в цене на 5%-20% в течение рассматриваемого периода (с пиками, превышавшими 100%). Очень редкие цветные бриллианты наращивают свою стоимость еще быстрее – цены на них росли на 10%-20% в год в течение указанного периода [4].

Круглые бриллианты в 1 карат, D IF по сравнению с круглыми бриллиантами в 1 карат, D VS1

exp_22062015_eng_1.jpg 


























Источник: Mercury Diamond © 2015

Круглые бриллианты в 5 каратов, D IF; круглые бриллианты в 5 каратов, D/VS1; овальные бриллианты в 5 каратов, D IF; овальные бриллианты в 5 каратов, D VS1

exp_22062015_eng_2.jpg 


























Источник: Mercury Diamond © 2015

Круглые бриллианты в 10 каратов, D IF; круглые бриллианты в 10 каратов, D/VS1; овальные бриллианты в 10 каратов, D IF; овальные бриллианты в 10 каратов, D VS1

exp_22062015_eng_3.jpg 


























Источник: Mercury Diamond © 2015

Эта экономика раритетов подкрепляется и быстрым ростом богатых потребительских рынков (в частности, в Китае), а также снижением поставок в силу того, что срок жизни ряда крупных рудников подходит к концу.

Консалтинговая фирма McKinsey & Company в недавнем докладе о будущем алмазов пришла к следующему заключению: «Наш анализ показывает, что даже при самом пессимистичном сценарии спроса и самом агрессивном сценарии предложения базисные факторы [для алмазов], вероятно, будут положительными, причем рост спроса будет опережать предложение» (5).

Экономику раритетов можно наблюдать в ряде других областей – от искусства до антиквариата, марочных вин и старинных автомобилей. Например, картина Пикассо, недавно проданная за $ 160 млн в Нью-Йорке, стала самой дорогой картиной из когда-либо проданных на аукционе; безупречная копия этой же картины, сделанная на фабрике, стоит $ 100.

Экономика раритетов отражает тот факт, что в мире, где так много быстро воспроизводимых (и быстро используемых) вещей, существует тяга к первозданному, единственному в своем роде и безвременному – на пространствах от Шанхая до Дубая существует класс богатых потребителей, который растет в размерах, становится все более утонченным и готов платить за уникальные предметы роскоши. Точно так же важно и то, что растет признание инвестиционной ценности раритетных и единственных в своем роде вещей.

Но есть проблема. В отсутствие четкого, последовательного и хорошо осуществляемого регулирования - межправительственными органами, национальными правительствами или самими отраслями природных и выращенных в лаборатории алмазов – у недобросовестных операторов возникают всяческие искушения выдать выращенные в лаборатории камни за природные. Существует, таким образом, реальная угроза проникновения необъявленных камней, выращенных в лаборатории, в трубопровод природных алмазов.

Конечно, подделки существуют во многих других отраслях промышленности - от искусства до вина, продовольствия и товаров из категории роскоши. В большинстве случаев, однако, имеется широкий набор правовых мер в целях обозначения продукта тем, чем он является, а также для защиты прав потребителей и производителей. Вместе с тем, хотя поставки необработанных природных алмазов и должны сопровождаться утвержденным правительством сертификатом Кимберлийского процесса, удостоверяющим происхождение, вес и стоимость камней - требование, которое практически устранило торговлю «конфликтными алмазами», - не существует широкого набора правовых мер по борьбе с необъявленными выращенными в лаборатории камнями.

Это отсутствие регулирования может иметь драматические последствия для доверия потребителей к бриллиантам. Не исключено, например, что необъявленные выращенные в лаборатории камни могут стать новыми «конфликтными алмазами», если они проникнут в алмазопровод под видом сырых природных алмазов. Разница в цене между природными и выращенными в лаборатории камнями может быть использована в потенциально незаконных целях широкого спектра.

Пора действовать. Правительства, многосторонние организации, производители и ритейлеры должны действовать сообща, чтобы определить и реализовать четкий набор правил о выращенных в лаборатории камнях. В частности:

- Выращенные в лаборатории камни должны сертифицироваться, начиная от лаборатории изготовителя и на всем пути к ювелиру, как это уже делается с природными бриллиантами. Это сделало бы выращенные в лаборатории камни полностью декларированными и легко отслеживаемыми.

- Использование слов «алмаз» и «бриллиант» должно быть зарезервировано исключительно для природных камней в качестве имеющего законную силу товарного знака. Так же, как игристые вина марки New World, изготовленные с использованием той же технологии, что и шампанское, не являются шампанским - и не могут быть маркированы как таковое, - так и природным алмазам и бриллиантам должно быть разрешено носить свою торговую марку.

- Должны быть введены понятные всем наказания, чтобы предотвратить выдачу необъявленных выращенных в лаборатории камней за природные камни.

- Следует ввести отдельные международные таможенные коды для выращенных в лаборатории камней, чтобы предотвратить путаницу в стоимости и улучшить международный мониторинг.

Достигнуть четкого, заслуживающего доверия и поддерживаемого законом различия между природными бриллиантами и произведенными в лаборатории камнями, возможно, будет нелегко, но это усилие важно для каждого добросовестного участника в обеих отраслях.

Сертификация позволит производителям выращенных в лаборатории камней продавать свой продукт с большей открытостью классу потребителей, готовых воспринимать технологическую продукцию и старающихся сэкономить - без риска запятнать свою репутацию ассоциацией с явным мошенничеством.

Для миллионов существующих и будущих владельцев природных бриллиантов такое регулирование будет защищать то, что часто является для них наиболее важным средством долгосрочного сохранения стоимости. Если такое регулирование не принять, многие отдельные покупатели, выбирающие бриллианты как средство сохранения памяти о чувствах или как средство сохранения стоимости, могут быть введены в заблуждение и могут купить выращенные в лаборатории камни. В результате они, скорее всего, испытают эмоциональное расстройство и понесут финансовые потери.

Предотвращение просачивания выращенных в лаборатории камней в трубопровод природных алмазов и бриллиантов будет также гарантировать устойчивость алмазной промышленности, которая использует миллионы людей, непосредственно или косвенно по всему миру, причем большинство из них - в отдаленных районах развивающихся стран. Масштабное проникновение в алмазопровод выращенных в лаборатории камней, выдаваемых за природные, вызовет потерю доверия к промышленности природных алмазов и бриллиантов и затронет всю цепочку создания стоимости, от производителей сырья до конечных пользователей. На повестку дня встанут судебные тяжбы и финансовые потери.

Если никаких шагов не будет принято на уровне регулирования, промышленности придется понести значительные расходы, чтобы попытаться защитить себя и предотвратить такой исход - в действительности проблема не может быть решена без вмешательства регулирующих органов, как это было в случае с конфликтными алмазами.

Последнее, но не менее важное: требующиеся изменения будут охранять хорошо регулируемую алмазодобывающую промышленность, которая является основой экономики ряда африканских стран. В Ботсване, например, на ее долю приходится 33% ВВП - и инфильтрация нерегулируемых выращенных в лаборатории камней на мировые алмазные рынки будет иметь разрушительные последствия для занятости в стране, для ее развития и социальных услуг.

Природный бриллиант является великолепным творением природы. Каждый природный бриллиант всегда будет уникальным, его невозможно воспроизвести, и это делает его особенно желанным и ценимым людьми во многих различных культурах, что подкрепляется еще и экономикой раритетов. Выращенные в лаборатории камни являются свидетельством человеческой изобретательности и развития технологии, и у них имеется важный рынок, который, несомненно, будет продолжать расти. Настала пора для этой отрасли отличить свою продукцию и защитить свою репутацию, действуя смело, чтобы предотвратить обман.

Автор: Эхуд Ланиадо

Отказ от ответственности: Выраженные здесь мнения являются исключительно мнениями автора в его личном качестве. Никакая информация, размещенная здесь, не представляет собой в какой-либо форме предложения, приглашения или побуждения купить или продать алмазы или бриллианты. Никто не должен действовать, исходя из любых выраженных мнений или опубликованной информации на этом сайте (в том числе в отношении стоимости алмазов и бриллиантов) без консультации профессионального квалифицированного советника.


[1] Chaim Even Zohar, Tacy = 2015 Diamond Pipeline
[2] For example, see “Are lab-grown gems the key to a sustainable diamond trade?” The Guardian, 28 April 2014. http://www.theguardian.com/sustainable-business/diamonds-conflict-mines-environment-jewelry
[3] Mercury Diamond © 2015
[4] “Rare pink diamonds are safe haven investment for the super-rich”, Daily Telegraph, 8 November 2014. http://www.telegraph.co.uk/finance/businessclub/money/11216879/Rare-pink-diamonds-are-safe-haven-inv....
[5] “Perspectives on the diamond industry”, McKinsey & Company, September 201