В 2021 году АЛРОСА добыла 32,4 млн каратов алмазного сырья

Компания АЛРОСА сообщила в пятницу, что в четвертом квартале 2021 года добыча алмазного сырья достигла 9,1 млн каратов, увеличившись на 29% по сравнению с четвертым кварталом 2020 года. Объем добычи алмазов за весь 2021 год у компании составил 32,4...

Сегодня

SODIAM выбирает специализированных поставщиков услуг для алмазной биржи Анголы

Ангольская национальная алмазная торговая компания SODIAM отобрала фирмы, которые будут заниматься очисткой алмазов и проводить тендеры на планируемой к скорому созданию Алмазной бирже Анголы (Angola Diamond Exchange). Страна открыла процесс...

Сегодня

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии вырос на 2,85%; импорт алмазов также вырос на 19,31%

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии в размере 1 770,61 млн долларов США зафиксировал рост на 2,85% по сравнению с 1 721,61 млн долларов в декабре 2020 года. Импорт необработанных алмазов в декабре 2021 года составил 2 098,49 млн долларов...

Сегодня

GJEPC направил рекомендации на рассмотрение в ходе принятия союзного бюджета Индии на 2022-2023 годы

Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) Индии предложил пакет мер по драгоценным камням и ювелирным изделиям в рамках рекомендаций для рассмотрения в ходе принятия...

Сегодня

Сортировкой алмазов в АЛРОСА начали заниматься роботы

АЛРОСА использует роботов для сортировки алмазов по цвету, качеству и форме, сообщает 1sn.ru. Главное преимущество устройств в их многофункциональности и быстродействии. Один такой аппарат способен сортировать до шести алмазов в секунду.

Сегодня

Налог, ведущий антверпенскую алмазную отрасль к процветанию

06 мая 2015

(IDEX Online) - Телефон замолк. Я только что обрисовал основополагающие принципы нового налога с оборота, который намереваются ввести для антверпенского алмазного сектора, своему индийскому другу в Дубае – он потерял дар речи. Когда он, наконец, его обрел, то сказал: «Ничего себе, если то, что вы сказали, верно, мы можем вернуться в Антверпен. Нет никакого смысла оставаться здесь в Дубае. Мы будем снова рядом со своими детьми». 

Для меня эта реакция послужила лакмусовой бумажкой для проверки целесообразности недавно объявленной системы налога с чистого оборота. Бельгийское правительство и те, кто определяет его экономическую политику, вынуждены были принять решение в отношении того, что лучше для Бельгии: разрешить алмазной отрасли чахнуть и погибнуть или активно способствовать ее возрождению. Они решительно выбрали второе.

Уже более трех лет специальная группа, состоящая из официальных лиц алмазной отрасли, наделенная должными полномочиями отраслевым руководством, в условиях строжайшей секретности проводит переговоры с бельгийскими правительственными чиновниками, принимающими экономические решения. Об этом процессе не было утечки – ни слова. Переговоры о налогообложении проводились «новым поколением», и все было открыто выложено на стол. Не было самообольщения и не было пропаганды; основными принципами были реализм и прагматизм.

«Сфальсифицированная бухгалтерия» достигла точки кипения
Отправной точкой для этих переговоров стало понимание того, что если в Бельгии есть 1 700 бриллиантовых компаний, то каждый год правительство собирает порядка 1 700 годовых отчетов, все из которых искусно (некоторые - менее искусно) «сфальцифицированы». В основном они являются полной выдумкой. На самом деле количество меньше: начнем с того, что примерно у 500 из этих 1 700 компаний нет или почти нет бизнеса, о котором можно составлять отчет.

Не сказать, чтобы диамантеры проявляли нечестность. Нет, существует искреннее мнение, что сама по себе преобладающая в Бельгии система налогообложения, так называемые нормы и правила налогообложения, основанные на формулах налогообложения с оборота (которые в последний раз пересматривались в финансовых планах 2004 года), не являются эффективными. Они подталкивают к двойной бухгалтерии. Кроме отдельных ситуаций, когда фактические годовые результаты деятельности компания и нормы и правила налогообложения совпали, балансовые ухищрения (с оценками запасов и другими способами) искажали реальное положение дел. Эти ситуации - в большей степени, чем что-то другое – сказались на выводе учреждений, финансирующих алмазы и бриллианты, из Антверпена. Финансирование, которое являлось большим привлекательным фактором торгового центра в основном ушло, освободив место для филиалов индийских банков.

Но самым серьезным побочным эффектом существующей бельгийской системы налогообложения является то, что она поставила каждого диамантера в Антверпене в опасное рискованное положение с точки зрения соблюдения закона: в любое время любой из них может быть обвинен в мошенничестве с финансовой отчетностью или в отмывании денег просто из-за попытки соответствовать тому, что можно назвать существующими «гибридными методами налогообложения, основанными на обороте, включая прибыль». Уважаемые и честные диамантеры, которые, как мы считаем, составляют подавляющее большинство рядовых представителей в Антверпене, тоже сталкиваются с дилеммой – уйти или остаться.

Когда правительство (а к нему относятся и органы по противодействию легализации доходов, полученных преступным путём) полностью поняло постоянно растущие сложности и тонкости запутанной ситуации по налогообложению отрасли, оно приняло смелое решение. Оно решило, что хочет переломить ситуацию и дать возможность Бельгии снова стать мировым центром процветающей алмазной торговли. Оно также приняло решение создать условия, которые дали бы отрасли шанс сделать это. 

Опубликование бюджета правительством заставило раскрыть новую систему
Опубликование бельгийским правительством бюджета на 2015 год, в котором делаются ссылки на соглашение с алмазным центром, побудило Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre (AWDC), являющийся координационным органом бельгийской алмазной отрасли и официальным представителем алмазного сектора, сделать короткое заявление. В своем пресс-релизе AWDC заявляет, что он «обращает внимание на решение правительства о введении системы налогов, рассчитываемых в форме единовременной выплаты. «Диамантеры согласны платить более высокие налоги в обмен на финансовую предсказуемость и юридическую определенность», - сказал Ари Эпштейн (Ari Epstein), главный исполнительный директор Антверпенского всемирного алмазного центра».

Местные политики сыграли свою роль в выборе времени для появления этого заявления. Новое бельгийское центристско-правое правительство под руководством премьер-министра Шарля Мишеля (Charles Michel) объявило о жестких мерах экономии, которые, как было заявлено, необходимы для снижения дефицита бюджета. Новая система налогов с оборота называется «налогом на караты» (Carat Tax), и, согласно бюджету, ожидается, что она позволит собрать примерно $54 млн в первый год, хотя, вероятнее всего, будет собрано больше. На самом деле в 2015 финансовом году правительство соберет в два с половиной раза больше с алмазной отрасли, чем было собрано в 2014 году, и это, конечно, значительно больше с точки зрения бюджета.

Нельзя игнорировать тот факт, что бόльшая часть налогового дохода от алмазного сектора поступает от налогов на зарплаты, косвенных налогов и т. д., и общий вклад сектора в государственную казну оценивается в размере $150-$200 миллионов. «Налог на караты» касается только доходов компаний. Смысл в том, что алмазный сектор играет свою роль в обеспечении возможности правительства выполнять свои обязательства по бюджету.

Тем не менее, по сообщению бельгийской газеты De Morgen, разные парламентарии постоянно задают связанные с этим вопросы «о легитимности и эффективности этой меры». Они не соглашаются с точкой зрения правительства о том, что «льготный режим налогообложения для алмазов и бриллиантов является мерой по исправлению положения дел». На самом же деле, это больше, чем мера по исправлению положения дел, поскольку касается вопроса о выживании отрасли…