В 2021 году АЛРОСА добыла 32,4 млн каратов алмазного сырья

Компания АЛРОСА сообщила в пятницу, что в четвертом квартале 2021 года добыча алмазного сырья достигла 9,1 млн каратов, увеличившись на 29% по сравнению с четвертым кварталом 2020 года. Объем добычи алмазов за весь 2021 год у компании составил 32,4...

Сегодня

SODIAM выбирает специализированных поставщиков услуг для алмазной биржи Анголы

Ангольская национальная алмазная торговая компания SODIAM отобрала фирмы, которые будут заниматься очисткой алмазов и проводить тендеры на планируемой к скорому созданию Алмазной бирже Анголы (Angola Diamond Exchange). Страна открыла процесс...

Сегодня

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии вырос на 2,85%; импорт алмазов также вырос на 19,31%

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии в размере 1 770,61 млн долларов США зафиксировал рост на 2,85% по сравнению с 1 721,61 млн долларов в декабре 2020 года. Импорт необработанных алмазов в декабре 2021 года составил 2 098,49 млн долларов...

Сегодня

GJEPC направил рекомендации на рассмотрение в ходе принятия союзного бюджета Индии на 2022-2023 годы

Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) Индии предложил пакет мер по драгоценным камням и ювелирным изделиям в рамках рекомендаций для рассмотрения в ходе принятия...

Сегодня

Сортировкой алмазов в АЛРОСА начали заниматься роботы

АЛРОСА использует роботов для сортировки алмазов по цвету, качеству и форме, сообщает 1sn.ru. Главное преимущество устройств в их многофункциональности и быстродействии. Один такой аппарат способен сортировать до шести алмазов в секунду.

Сегодня

Экспроприация по-зимбабвийски?

07 мая 2015

(PolishedPrices) - Известие о том, что ABN Amro уходит из финансирования индийской алмазно-бриллиантовой отрасли, привлекло мое внимание, или я бы сказал, что статья, написанная Лео Виллемсом (Leo Willems) в издании Financieele Dagblad, которую кто-то потрудился перевести и передать мне, привлекла мое внимание или меня заставили обратить на нее внимание.

Каждый раз, когда рынок сталкивается с препятствиями, всегда начинают бесконечно появляться плохие новости, и это сообщение о банке ABN Amro, на первый взгляд, стало для отрасли еще одним шлепком, если не сказать затрещиной.

Я не ссылаюсь на сообщение - которое, похоже, затерялось в куче прочих – о том, что ABN Amro в январе практически уволил всю верхушку своих дубайских подразделений из-за профессиональной некомпетентности.

Просто кажется, что нужно время от времени проходиться обычной метлой по всем банкам, выметая жадные морды от кормушек, так как нормы поведения сильно упали.

На самом деле, эту новость можно считать хорошей, по меньшей мере, этот банк принял решительные меры.

Тревогу вызывает то, что уход крупнейшего кредитора алмазно-бриллиантовой отрасли с рынка, имеющего для нее важнейшее значение, едва ли можно считать положительной новостью или признаком доверия. 
 
После ухода Антверпенского алмазного банка (Antwerp Diamond Bank), единственного банка, финансирующего только алмазно-бриллиантовую отрасль, этот сигнал о резком прекращении деятельности был, можно сказать, болезненным.

С тех пор, несмотря на прекрасные показатели производителей алмазов за 2014 год, состояние здоровья отрасли только ухудшается.

Я мог бы добавить, что в последнее время ситуация все больше усугублялась, несмотря на удивительную уверенность компании De Beers в том, что 2015 год станет «урожайным для алмазов» и настолько, что Debswana, совместное предприятие между правительством Ботсваны и компанией De Beers (50:50), объявило недавно, что оно сокращает добычу.

Рынок – вещь довольно удивительная.

Цены на алмазы упали со своих высоких значений прошлого года почти на 20%, а цены на бриллианты упали на целых 10 процентов.

Поэтому вызвавшее удивление известие о том, что банк ABN Amro уходит из Индии, передавая свой бизнес по финансированию алмазно-бриллиантовой отрасли местному IndusInd Bank, похоже, говорит о потери уверенности банка ABN Amro в алмазно-бриллиантовом бизнесе вообще.

По мнению Виллемса, дело не в этом. 

Похоже, причиной является бюрократия.

Несмотря на важное значение ABN Amro для финансирования местной отрасли, когда он подал заявку на получение разрешения на банковскую деятельность от индийского регулятора в 2010 году, в течение нескольких лет он не получил ответа от регулятора.

После приобретения банка ABN Amro Резевным банком Индии (RBS), Fortis и Santander в 2007 году, индийский бизнес финансирования алмазно-бриллиантовой отрасли стал частью RBS, поэтому искавший тогда выхода из положения ABN Amro вынужден был получать свою собственную лицензию.

Так или иначе, ABN Amro объявил, что будет поучать свою собственную лицензию, но ему помешал регулятор, который настаивал, что это должна быть лицензия, выданная как дочерней компании, а не просто как филиалу компании, как было указано в поданной заявке и, вероятно, банк рассчитывал получить такую лицензию.

Для банка разница в типе лицензии имеет ключевое значение, так как лицензия для дочерней компании означает, что банк должен предложить полный набор банковских услуг и что ему необходимо иметь самостоятельное правление и наблюдательный совет.

Это, конечно, не имеет смысла для банка, и об этом, видно, регулятор хорошо знал, и поэтому вместо того, чтобы отказаться от своего индийского бизнеса, банк был вынужден принять единственное правильное решение – работать со своим индийским партнером IndusInd Bank.

Я нахожу действия индийского регулятора трудными для понимания.

Я привык слышать о случаях, происходящих в южной Африке с иностранными владельцами успешных бизнесов, выстроенных в течение десятилетий, когда у них вдруг отнимаются вид на жительство по неизвестной причине, видимо, только потому, что кому-то из местных хочется получить бизнес по дешевке. 

Это что - экспроприация по-зимбабвийски?