АЛРОСА представила результаты продаж за май 2021 года

АЛРОСА сообщила предварительные результаты продаж алмазного сырья и бриллиантов за май 2021 года. Общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в мае составил $365 млн, в том числе алмазного сырья – $346 млн, бриллиантов − $19 млн.

11 июня 2021

Открытие Botswana Diamonds на проекте Торни Ривер продвигается к оценке ресурсов

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на биржах AIM и BSE, заявила, что продвинулась в направлении оценки ресурсов на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в Южной Африке.

11 июня 2021

Прибыль Chow Tai Fook в 2021 финансовом году выросла на 107%

Годовые результаты группы компаний Chow Tai Fook Jewellery Group за 2021 финансовый год показали, что прибыль компании выросла на 107,7%, до 775,83 млн долларов. Это стало значительным улучшением по сравнению с убытком в 36,6% в 2020 финансовом...

11 июня 2021

Запущен выпуск первой в мире одобренной регулятором алмазной монеты

Новую алмазную монету позиционируют как альтернативный товар для инвесторов, который они могут приобрести вместо золотых слитков.

11 июня 2021

Намибия блокирует предложение Namdia назначить эксперта по оценке алмазов

Министерство горнодобывающей промышленности Намибии заблокировало предложение исполнительного директора государственной компании Namib Desert Diamonds (Namdia) Кеннеди Хамутеньи (Kennedy Hamutenya) назначить своего менеджера по продажам...

10 июня 2021

Еще одно кино про сертификаты: «ГРЯЗНЫЕ ТАНЦЫ»

10 декабря 2014

(IDEX Online) – По мере развития сюжета наглый учитель танцев исключен из списков участия в танцах, и ему навсегда запретили появляться в этом месте. Ревность, конфликт интересов, другие отдыхающие на курорте, высказывающие свое мнение о делах других людей, создают неприятную общую обстановку интриг и натянутых отношений. Совершаются преступления. Нарушаются нормы общественного поведения. И все это происходит на фоне прекрасной музыки, все танцуют друг с другом, и после наступления своего рода кульминационного момента, все разъезжаются по домам. Многие делали вид, что не замечали ничего из происходящего, они просто хотели получить удовольствие от вечеринки. Скажем, «не хотели замечать». В конце концов, все приехали, чтобы хорошо провести время. Но в некоторый момент вечеринка на курорте заканчивается. Музыка обрывается. Все возвращается к тому, как было прежде. Эмоции проходят. До следующей курортной вечеринки.

Этическая оценка и сертификация
Поэтому не удивительно, что, когда возникает обеспокоенность по поводу сделок с бриллиантами, имеющими, вероятно, сомнительные сертификаты, это побуждает каждого отдыхающего на курорте высказать свое мнение, чтобы не упустить возможность на [словесной] танцплощадке. Сюда входят уважаемые светила, например, Эрни Блом (Ernie Blom), президент Всемирной федерации алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourse). Он напоминает нам всем в «открытом письме» в адрес отрасли, что «этическая оценка и сертификация являются самыми основными принципами отрасли, и их нельзя ставить под угрозу». Затем Блом продолжает и делает поразительное заявление: «Существует общий стандарт по показателям цвета и чистоты, и это имеет отношение не к цене, а к качеству».

Это выражает как раз то, во что все мы верим – а некоторые, может быть, на самом деле так считают – но это просто иллюзия, в которую, как мы все хотим, должен верить потребитель. Дело в том, что не существует общего стандарта показателей цвета и чистоты. Все попытки ввести международный стандарт через Международную организацию по стандартам (International Standards Organisation, ISO) потерпели неудачу. Двадцать лет назад ISO начала работу над стандартом ISO/TR 11211:1995 «Сертификация бриллиантов – Терминология и классификация» (Grading Polished Diamonds – Terminology and Classification). Эта работа выполнялась в основном силами GIA, CIBJO, Международным алмазным советом (International Diamond Council, IDC) и Скандинавской алмазной номенклатурой (Scandinavian Diamond Nomenclature). В прошлом году вместо окончательного утверждения стандарта, от него отказались. [Формально: он был снят с рассмотрения].

От стандарта отказались, когда пришли к непреложному выводу о том, что отрасль на самом-то деле и не хочет его иметь. Его также было невозможно применить на практике.  Номенклатура (идентификационные термины) – это вопрос простой. Именно техническое применение этой терминологии представляет трудность – это специфический процесс, которой должна соблюдать каждая лаборатория, чтобы получить свои результаты. Многие лаборатории имеют свое фирменное оборудование, свои собственные методы. Но также они имеют свои собственные стандарты. Вот тут-то и начинаются проблемы.

Обман или введение общественности в заблуждение
Что такое сертификат? Во всем мире он считается свидетельством или подтверждением, удостоверяющим истинные факты. Сертификаты на бриллианты выдаются не только проверяющими лабораториями или исследовательскими организациями, но также и компаниями, производящими бриллианты или ювелирные изделия. В сертификате для покупателя приобретенного бриллианта дается описание, которое, по меньшей мере, является своего рода письменной гарантией определенных свойств. Именно в этом отношении в письме президента WFDB недвусмысленно заявляется: «В рамках сделки по продаже, продавец бриллиантов предоставляет гарантию покупателю о том, чтό продается, и это является контрактом, имеющим обязательную силу для этих двух сторон. Продавец позднее не сможет прикрыться сертификатом с завышенными оценками, заявляя о том, что ничего не знал, так как он/она будут нести ответственность независимо от какого-либо сертификата, предъявленного с продаваемым(и) бриллиантом(ами)». Диамантеры не могут прикрываться сертификатами, принося всякого рода извинения.

В любом сообществе, например, на курорте в фильме «Грязные танцы», есть несколько аксиом, которые для удобства не замечали.

- Каждый диамантер, предъявляющий бриллианты в геммологическую лабораторию, точно знает, какую оценку должны получить его определенные камни. Они прекрасно знают, какой показатель цвета, чистоты и т.д.

- Многие - если не все - диамантеры знают, что существуют различия между практикой проведения сертификации в лабораториях. Они знают эти различия настолько хорошо, что часто они также прекрасно знают, в какой лаборатории, в каком месте они могут получить «самые лучшие» сертификаты. На самом деле, например, как в судебных случаях, бриллиантовые компании могут обратиться к «поиску удобного суда», чтобы найти самое подходящее место, куда предоставить свои определенные камни.

- Каждый диамантер знает, что бриллианты, предложенные для продажи с определенными сертификатами, торгуются со скидкой по сравнению с другими сертификатами. Знание этого предполагает, что им известно то, что, хотя оценка может быть идентичной, стоимость может быть другой. Этому должны быть причины. 

Один владелец всемирно известной лаборатории в интервью об оценке цвета, говорит, что «возможно расхождение на одно деление шкалы цвета или случайная ошибка в два. Есть человеческий фактор. Не всегда достигается точность. Но расхождение в три или четыре деления шкалы (или более) – это явно криминал». Такое мнение высказывается только в собственных интересах. Различие в два деления шкалы должно быть недопустимым.

Израильский диамантер упоминает, что специальная лаборатория – лаборатория занимает центральное место в этой дискуссии – будет допускать расхождения при оценке, которые приводят к повышению на 25%-30% или выше с точки зрения стоимости. Он сказал это несколько лет назад, когда он еще работал с этой лабораторией: «мы дошли до того, что мы возвратили бриллианты в эту лабораторию, требуя, чтобы они понизили оценку. Завышение было слишком большим. Мы чувствовали себя неловко».

Это приводит нас к дополнительным аксиомам:

- В каждом без исключения случае, когда лаборатория дает сильно завышенные оценки, когда оценка граничит с «преступлением», существуют две виновных стороны: лаборатория и тот, кто предоставил бриллианты. 
 
- В течение нескольких лет был заговор молчания. Практически каждый диамантер в нашем сообществе знает об одной лаборатории, у которой есть аппарат для передачи факсов в качестве основного инструмента торговли. Вы присылаете ваш сертификат GIA или HRD, и вам вместо него выдадут «более привлекательный» сертификат.  Клиенты, пользующиеся доверием в течение длительного времени, не нужно предъявлять сами камни – это является частью этой услуги. 

Диамантер несет юридический риск
Согласно общему правилу, лаборатория никогда не несет ответственности – или она считает так. Это подобно предупреждениям на сигаретных пачках: «Курение убивает. Вы предупреждены». На самом деле, именно по местному закону принимается решение по вопросам ответственности. Иногда – и так случилось не так давно с GIA – искренне ошибаются. Внутренние результаты могут быть неправильно отмечены в сертификате. Тогда лаборатория признает ответственность и производит компенсацию. Но небольшое число результатов оценок было когда-либо оспорено в суде, если не было некоторых элементов «умышленного нарушения» или «злого умысла». Иногда меня интересует, как часто диамантеры имели дело с заявлениями-отказами от ответственности по сертификату (или «акту оценки»).

Одним из самых красноречивых замечаний является надпись на сертификате недавно учрежденного Международного института по оценке и исследованию бриллиантов (International Institute of Diamond Grading & Research), являющегося филиалом De Beers:

«Аналогичный сертификат, выданный лабораторией третьей стороны, может отличаться от данного сертификата в зависимости от того, когда, как и кем была проведена оценка бриллианта, и в зависимости от изменений и усовершенствований в методах и оборудовании, которые могут произойти за период между этими двумя оценками. Не всегда возможно будет определить, подвергался ли бриллиант обработке или переработке, и Международный институт по оценке и исследованию бриллиантов не дает в этом отношении никаких гарантий. Международный институт по оценке и исследованию бриллиантов предоставил этот сертификат за небольшую плату по сравнению с настоящей и потенциальной стоимостью бриллианта, о котором идет речь, потому что это может ограничить ответственность Международного института по оценке и исследованию бриллиантов следующим образом [затем следует заявление-отказ от ответственности]».

В заключение, во избежание каких-либо сомнений в заявлении-отказе от ответственности De Beers дальше говорится: «Вышеуказанное ограничение ответственности распространяются на лицо, для которого данный сертификат был подготовлен, и на каждое другое лицо, которому данный сертификат будет передан или предъявлен».

Есть кое-что интересное в такой формулировке. Было судебное дело, в котором судья вынес решение о том, что, когда лаборатория сертифицирует (или выдает сертификат на) камень, который может стоить $20 000 или больше, а лаборатория взяла плату за сертификацию всего лишь $62, то эта плата была слишком малой по сравнению со стоимостью камня, чтобы считаться «гарантией». Поэтому упомянута «небольшая плата». Может ли этот юридический прецедент успешно применяться в будущем – это другой вопрос. 

В разных странах действуют разные законы о защите прав потребителей и торговли
Но заявление-отказ от ответственности на сертификате не означает, что суд общей юрисдикции будет его принимать или выполнять в каждой стране. Эрни Блом (Ernie Blom), президент Всемирной федерации алмазных бирж, правильно предупреждает, что в «скандальных случаях предоставление недостоверной информации может расцениваться как мошенничество с уголовной ответственностью в зависимости от законов о защите прав потребителей, действующих в стране».

В Соединенных Штатах в Руководстве Федеральной торговой комиссии для отраслей по производству ювелирных изделий, драгоценных металлов и сплавов олова (16 CFR Честь 23) (Federal Trade Commission’s Guides for the Jewelry, Precious Metals, and Pewter Industries (16 CFR Part 23)) дается определение, чтό является или чтό не является заведомо недобросовестной торговой практикой.

Сообщение ложной информации о типе, виде, сорте, качестве, количестве, содержании металла, размере, весе, огранке, цвете, характере, обработке, веществе, продолжительности, ремонтопригодности, происхождении, цене, стоимости, подготовке, производстве, изготовлении, распределении или каких-то иных физических аспектах бриллианта является недобросовестностью или обманом.  

Если при продаже или при предложении продать бриллиант делается какое-то заявление о показателях качества, присвоенных продукту, то должно раскрываться наименование применяемой системы сертификации.

Это распространяется не только на продажу потребителям. Руководство распространяется на лиц, партнерства или корпорации на каждом уровне торговли (включая - но не ограничиваясь - производителей, поставщиков и ритейлеров), занятых в бизнесе предложения бриллиантов для торговли, их продажи или распределения. 

Общественный резонанс, возникший вокруг мер против определенной группы лабораторий, привел к тому, что джина выпустили из бутылки. Любой потребитель, купивший свадебное кольцо с указанными характеристиками цвета или чистоты, может вернуться к ритейлеру и попросить предоставить подробную информацию об организации, проводившей сертификацию, или предъявить камни в сертификационную лабораторию. Поймет ли потребитель, что буквенные обозначения цвета (или отсутствия цвета) могут не иметь единого значения?  Согласится ли он знакомиться с различиями в ценах?

Нарушение этики лабораториями
Рассмотрим терминологию, связанную с обозначением цвета, и оценку. Все общепринятые названия и стандарты имеют предысторию. Задолго до открытия южноафриканских месторождений (примерно в 1860-х годах) были такие названия цветов, как Golconda, Bagagem, Canavieras, Diamantinas, Bahiasи другие, часто связанные с названием рудников, где добыты алмазы этих цветов. В 1920-х годах, следуя тем же традициям в присвоении наименований, международная торговля использовала такие термины, как Jager, River, Top Wesselton, Top Crystal, Crystal, Top Cape или цвет Cape. Были цвета бело-голубой, светло-желтый, желтый и т.д. В некоторых из этих категорий разница в цене может достигать порядка 30 процентов – при одинаковом обозначении цвета. [Иногда Федеральная торговая комиссия (FTC) указывает, что «неверно или неправильно использовать термин «бело-голубой» или какое-то обозначение, имеющее аналогичное значение, для описания любого бриллианта, который при нормальном северном дневном свете или равнозначном ему свете показывает какой-то цвет или какие-то следы какого-то другого цвета, но не голубого или голубоватого».]

В Соединенных Штатах компания American Gem Society разработала свою собственную схему оценки цвета с помощью цифр от 0 (ноль) до 10. Практически невозможно было добиться соответствия описаний АGS какой-либо другой номенклатуре так называемых «старых терминов». Тогда в начале 1950-х годов GIA разработала свою собственную шкалу от D до Z. Она была предназначена в основном для обучения своих студентов. Первый сертификат GIA был выдан только в 1955 году.

GIA никогда не «патентовала» свою систему, стандарты или номенклатуру. Фактически, все сертификационные лаборатории используют названия от D до Z, но они не обязательно придерживаются условий и методологии GIA. Система GIA основана на наборе эталонных бриллиантов. Том Моузес (Tom Moses) из GIA вспоминает, что организация ведет регистрацию компаний или организаций, у которых есть полный или частичный набор эталонных камней. Например, ювелир, торгующий камнями только определенного диапазона, может обычно иметь эталоны только от Е до I. Создание наборов эталонных бриллиантов занимает чрезвычайно много времени, является дорогостоящим и трудным делом. [В свое время компания Lazare Kaplan продавала наборы эталонных камней GIA]. Считается, что многие лаборатории имеют свои собственные эталонные бриллианты, которые по физическим свойствам могут отличаться от эталонов GIA. 

Когда президент WFDB ссылается на “общий стандарт цвета и чистоты», он имеет ввиду стандарты и терминологию GIA. Это проблематично. В действительности происходит так, что лаборатории используют «терминологию GIA», но устанавливают свои собственные (обычно более мягкие) стандарты. Как мне объяснила одна лаборатория: «У нас есть свое определение того, что означает цвет «I»; важно то, что мы постоянно используем термин «I» для бриллиантов, которые мы сертифицируем».

Но GIA твердо считают, что лаборатории, у которых нет эталонных бриллиантов GIA и которые не соблюдают методики и процессы системы сертификации, не должны использовать эти термины. 

Потребители, особенно в Соединенных Штатах, знакомы с терминологией GIA благодаря также и десяткам тысяч студентов, изучавших геммологию, которых в GIA учили тому, как оценивать, которые сейчас являются ювелирами или работают по другим специальностям и которым приходится сейчас объяснять характеристики качества потребителям.   

Гарри Леви (Harry Levy), президент Лондонской биржи (London Bourse), утверждает, что «эти лаборатории не допускают ошибок в оценках, согласно их собственным стандартам. У них есть свои эталонные бриллианты, они постоянно проводят оценку по своей собственной системе, они используют терминологию GIA, но никогда не заявляют, что они проводят оценку по стандартам GIA. Торговле это известно. Вот поэтому у нас скидки гораздо больше, скажем, на бриллиант, сертифицированный EGL, чем на равнозначные камни с сертификатами GIA. Поэтому никакого мошенничества не совершается на этом уровне, единственное мошенничество – это со стороны конечного продавца, когда он продает потребителю, который считает, что показатели качества в сертификате EGL такие же, как и в сертификате GIA». Но конечный продавец зависит от своего поставщика, который, в свою очередь, зависит от своего поставщика – и так можно подниматься по цепочке поставок… . Никто не может избежать ответственности. 

Это порождает разные вопросы. Имеют ли трейдеры моральное или законное право разъяснять, что оценка качества, указанная в сертификате, не совсем равнозначна оценкам качества GIA? Принимают ли трейдеры в Мумбаи, Тель-Авиве, Антверпене и других местах вольно или невольно участие в обмане потребителей?

Ювелиры должны пересмотреть свою политику
В выходные я получил список от крупного индийского сайтхолдера с перечнем всех его сертификатов GIA с примечаниями (в графе пояснений), например, «усовершенствованный цвет», «усовершенствованная чистота», и т. д.  Прежде чем сделать поспешные выводы, я прочитал объяснения компании на вебсайте. У него была его собственная сертификация, но, если GIA дает ему более высокий показатель, они называют это «усовершенствованием». Неосведомленных людей этот термин вводит в заблуждение. Покупателям нравятся «усовершенствованные камни», - это дает чувство, что совершили хорошую сделку.  

Существует много разных людей в нашем гипотетическом окружении на «Грязных танцах». Есть несколько основных домов розничных продаж (так называемых «компаний-мейджеров»), которые являются частью проблемы, а не частью решения. В одном случае - и это рассказал директор лаборатории – покупатели для ювелирной сети магазинов, которые ищут бриллианты определенного цвета или качества, не будут просто непосредственно покупать необходимые камни на рынке. Нет, они сделают все возможное, чтобы найти в Индии, Израиле или в другом месте так называемые «пограничные бриллианты» - те, что находятся на верхней границе диапазона цвета или качества бриллиантов, имеющих более низкое качество.  Эти товары дешевле.  Затем они надеются провести повторную сертификацию их в Соединенных Штатах и получить более высокую оценку, или, что бывает чаще, провести повторную их сертификацию в собственной лаборатории. Конечно, используя терминологию GIA.

Это даже еще сложнее. Даже внутри одной и той же лаборатории, сертификация может не совпадать в разных филиалах. Предположим теоретически, что то, что может быть считаться как показатель J, K, L или M в строгой лаборатории в США, может получить категорию «I» в Индии или Израиле. Недавно были случаи, когда крупные компании настаивали на том, чтобы сертификаты были оценены (или «пере-подтверждены») местной лабораторией в Соединенных Штатах. Это тоже может быть вопросом ответственности. Некоторые ритейлеры чувствуют себя неловко, зная, что этот сертификат получен в лаборатории, находящейся вне юрисдикции США. Это еще одна область, в которой недавно возникло несколько проблем.

Все эти вопросы -  и еще многие другие – появились потому, что некоторые из отдыхающих на курорте пришли к выводу, что «хорошего понемножку» - это переходит всякую мыслимую красную черту. О чем не говорят, так это о том, что это не является «неожиданным событием» - усовершенствования [и некоторые из них явно мошеннические] проводились в течение многих лет, десятилетий. Некоторые лаборатории были созданы в 1970-х годах. В ходе одного судебного разбирательства (в Канзасе) возможно, были преданы гласности некоторые сомнительные действия. Но, в конечном счете, это действия, которые в течение многих лет приносили огромные (дополнительные) доходы тысячам акционеров на любом потенциальном уровне алмазного трубопровода. Это то же самое, что и сделать без труда большие деньги. Проблема заключается в том, будет ли, на самом деле, что-то сделано для того, чтобы изменить эту ситуацию.

Я уверен в том, что конечный результат будет похож на конец фильма «Грязные танцы». Отпуск на курорте закончился. Люди разъезжаются по домам. Снова возвращаются к делам, как обычно. Воспоминания о страхах, волнениях и кражах угаснут…. Это как раз тот случай, когда я действительно надеюсь, что я ошибаюсь.