Капитальные затраты на расширение подземной части рудника Карове растут

Компания Lucara Diamond сообщает, что сметные капитальные затраты на проект расширения подземной части рудника Карове (Karowe) в Ботсване увеличились с 534 млн долларов США до 547 млн долларов. В сообщении компании говорится, что это увеличение...

Сегодня

Gem Diamonds привержена защите биоразнообразия

Компания Gem Diamonds, которой принадлежит 70% акций алмазного рудника Летсенг (Letseng) в Лесото, заявила, что привержена защите биоразнообразия, смягчению ущерба окружающей среде и активизации диалога с местными жителями.

Сегодня

Компании Amplats и Royal Bafokeng продлили соглашение о продаже концентрата МПГ

Находящаяся в полной собственности корпорации Anglo American Platinum (Amplats) дочерняя компания Rustenburg Platinum Mines (RPM) согласилась продлить соглашение о реализации концентрата металлов платиновой группы (МПГ) с компанией...

Вчера

State Bank of India формализует политику финансирования производителей выращенных в лаборатории бриллиантов

State Bank of India (SBI) является первым индийским кредитором, разработавшим политику финансирования производителей (огранщиков и полировщиков) выращенных в лаборатории бриллиантов, которые являются точными копиями камней, добытых естественным...

Вчера

BBE Projects должна завершить поставку системы подземного охлаждения для рудника Венеция

Компания BBE Projects должна завершить поставку системы воздушного охлаждения «под ключ» для алмазного рудника De Beer Венеция (Venetia) в Лимпопо, Южная Африка. Интернет-издание Mining Weekly сообщает, что потребность в охлаждении была определена...

Вчера

Алмазная отрасль лишилась $1,9 млрд финансирования

13 октября 2014

(IDEX Online) - Казалось бы, объявление банка KBC о закрытии Антверпенского алмазного банка (Antwerp Diamond Bank, ADB) не должно было ничем удивить участников алмазно-бриллиантового сектора. Дело не только во множестве слухов в Антверпене и на мировых рынках, появившихся за неделю до объявления, которые должны были подготовить нас к этой новости – еще в октябре 2008 г., когда начался мировой экономический кризис, стало ясно, что банки мира считают финансирование алмазной торговли малопривлекательным направлением для инвестиций. Закрытие ADB предвещали не только бухгалтерские отчеты – эта новость прямо-таки сверкала в небе яркими, как бриллианты, огнями. Так почему же отрасль была так потрясена этим известием? Возможно, дело в последствиях для нее и в том, что было сказано на эту тему в объявлении KBC.

По словам компании-владельца ADB, по состоянию на конец второго квартала (30 июня) у ADB накопились невыплаченные кредиты в сумме 1,358 млрд евро, или около 1,85 млрд долларов. Это удивительная цифра: в декабре 2013 г., когда KBC объявил о сделке по продаже ADB группе компаний Yinren Group, он также сообщил о том, что портфель кредитов ADB составлял 1,2 млрд долларов. Это говорит о том, что в течение полугода ADB могла увеличить сумму кредитов, предоставляемых алмазно-бриллиантовой отрасли, на 13%.

Увеличение размера кредитов весьма примечательно, поскольку он не соответствует общей тенденции, согласно которой банки сокращают свое участие в алмазной отрасли или отказываются от него вовсе.

Плохие новости: мировая алмазная отрасль лишилась 12% финансирования

Решение KBC не только отнимает у отрасли надежду на то, что Yinren даст ADB новую жизнь, но и что около 1,9 млрд банковского финансирования медленно сойдут на нет. Банкиры алмазной отрасли оценивают финансирование мировой алмазной отрасли в сумму около 15-16 млрд долларов, что означает, что около 12% от этой цифры будет отозвано, выплачено и не возвращено (во всяком случае, в ближайшем будущем).

Цифра в 15-16 млрд долларов распространяется на весь «алмазный путепровод» – от добычи через производство бриллиантов до оптовых продаж и, по меньшей мере частично, на производство ювелирных изделий. Но ADB финансирует самую чувствительную часть цепочки поставок – закупки алмазного сырья, огранку и оптовые продажи бриллиантов. Теперь именно эти сектора оказались поставлены под удар.

Почему это происходит?

Деятельность алмазной отрасли основана на транзакциях – затраты окупаются медленно, а вернуть долги нелегко, как сказал мне генеральный директор и председатель исполнительного комитета ADB Пьер де Боше (Pierre De Bosscher) год назад, когда я изучал финансирование алмазно-бриллиантовой отрасли банками. Он и другие руководители банков сделали одни и те же наблюдения, которые в сумме составляют рассказ о снижении финансирования.

Вопреки желанию алмазной отрасли получать больше финансирования, банки снижают кредиты. По словам Эрика Йенса (Erik Jens), генерального директора Международной алмазно-ювелирной группы банка ABN AMRO, ведущего спонсора алмазно-бриллиантовой отрасли, «финансирования слишком много, а банков недостаточно, и чтобы привлечь больше банков, нужно больше прозрачности, корпоративной культуры и индивидуальности».

Де Боше говорит о том, что финансирование предоставляется компаниям, наилучшим образом отвечающим следующим стандартам: стабильная финансовая ситуация, платежеспособность в размере 25-30%, простая корпоративная структура и эффективное корпоративное управление при высокой прозрачности движения финансов.

Однако, как по его мнению, так и по мнению других банкиров, алмазные компании обременены избыточной задолженностью, отличаются сложной структурой, связаны с компаниями под «налоговым прикрытием» и имеют ограниченный твердый залог. Поэтому в глазах банков инвестиции алмазная отрасль выглядит более рискованным объектом для инвестиций, чем другие, и неудивительно, что банки, при наличии выбора, предпочитают давать кредиты участникам других отраслей.

Посмотрите на таблицу ниже: в конце второго квартала 70% кредитного портфеля ADB был присвоен средний уровень риска, а 10% высокий уровень риска. Еще 16% кредитов (по стоимости) были признаны недействующими.

expert_13102014.jpg
























Неизвестно, почему Yinren не завершила приобретение ADB и сколько она согласилась заплатить за покупку. Однако одним из условий сделки было то, что KBC должен был оставить себе наиболее рискованные кредиты (с высокой степенью риска и недействующие) чистой стоимостью 400 млн долларов, чтобы сделка стала более выгодной для Yinren. Цифры в таблице выше свидетельствуют о том, что часть этих кредитов уже была выплачена.

Выход из положения: повышение стандартов

После того, как от финансирования алмазной отрасли отказалисьизраильское и нью-йоркское подразделения «Банка Леуми» (Bank Leumi), банк ABN AMRO тоже занялся снижением рисков и оптимизацией кредитного портфеля; затем, по (неподтвержденным) сообщениям, к общей тенденции присоединился Standard Chartered Bank, снизив сумму кредитования алмазной отрасли, а теперь закрывается ADB. Вывод из всего этого ясен: алмазный сектор должен перестроить структуру финансирования, повысив прозрачность и улучшив корпоративную структуру – а главное, изменив свою философию.

Врожденный инстинкт все скрывать больше не работает. Став прозрачнее, отрасль очистится от проблем, множившихся в условиях секретности, и, что еще важнее, будет восстановлено доверие банков к алмазной отрасли. Как неоднократно говорили главы банков участникам алмазной отрасли, они хотят видеть более эффективное корпоративное управление, более высокие стандарты финансовой отчетности (например, IFRS), а также желание алмазных компаний вести дела в современном стиле, учитывая возможность того, что банки могут отвернуться от отрасли – даже если речь идет о банках, специализирующихся на финансировании исключительно алмазного сектора.