В 2021 году АЛРОСА добыла 32,4 млн каратов алмазного сырья

Компания АЛРОСА сообщила в пятницу, что в четвертом квартале 2021 года добыча алмазного сырья достигла 9,1 млн каратов, увеличившись на 29% по сравнению с четвертым кварталом 2020 года. Объем добычи алмазов за весь 2021 год у компании составил 32,4...

Сегодня

SODIAM выбирает специализированных поставщиков услуг для алмазной биржи Анголы

Ангольская национальная алмазная торговая компания SODIAM отобрала фирмы, которые будут заниматься очисткой алмазов и проводить тендеры на планируемой к скорому созданию Алмазной бирже Анголы (Angola Diamond Exchange). Страна открыла процесс...

Сегодня

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии вырос на 2,85%; импорт алмазов также вырос на 19,31%

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии в размере 1 770,61 млн долларов США зафиксировал рост на 2,85% по сравнению с 1 721,61 млн долларов в декабре 2020 года. Импорт необработанных алмазов в декабре 2021 года составил 2 098,49 млн долларов...

Сегодня

GJEPC направил рекомендации на рассмотрение в ходе принятия союзного бюджета Индии на 2022-2023 годы

Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) Индии предложил пакет мер по драгоценным камням и ювелирным изделиям в рамках рекомендаций для рассмотрения в ходе принятия...

Сегодня

Сортировкой алмазов в АЛРОСА начали заниматься роботы

АЛРОСА использует роботов для сортировки алмазов по цвету, качеству и форме, сообщает 1sn.ru. Главное преимущество устройств в их многофункциональности и быстродействии. Один такой аппарат способен сортировать до шести алмазов в секунду.

Сегодня

Донесения с алмазных войн

06 февраля 2015

(The Wall Street Journal) -  Некоторые из моих ранних воспоминаний как репортера связаны с алмазами в Африке. Несколько раз, посещая в начале 1980-х годов Сьерра-Леоне в качестве внештатного корреспондента, мне привелось забрести в неохраняемый – что странно - президентский штаб во Фритауне в попытке взять интервью, и я видел только коридоры, забитые торговцами алмазами и посредниками, заключающими сомнительные сделки.

Сделки заключались в небольших прокуренных боковых комнатушках, где скапливались мужчины разных национальностей, некоторые из них были африканцами, было много ливанцев, но можно было встретить и колоритных европейцев и американцев, всех их привлекала возможность сделать быстро состояние на драгоценных камнях. Когда кто-то подходил, то мне - внештатному корреспонденту в потрепанной одежде, часто с камерой, висящей через плечо - всегда было не по себе от мысли, что у кого-нибудь из этих типов могло возникнуть впечатление, будто у меня есть деньги или камни на продажу. 

Когда спустя десять лет я вернулся в Западную Африку корреспондентом, этот регион был вовлечен в ряд небольших, но ужасно переплетенных между собой войн, которые могли продолжаться дольше, чем обе мировые войны вместе взятые. Они фактически лишили власти старые режимы в Либерии, Сьерра-Леоне и Кот-д’Ивуаре, но на смену не пришли нормальные правительства. Новые лидеры были типа повстанцев, подстрекавших толпу к бесчинствам, а в некоторых случаях - типа Чарльза Тейлора (Charles Taylor) и Фодея Санкоха (Foday Sankoh), они были на самом деле настоящими военными диктаторами.

Репортеры, работавшие в то время в регионе, включая меня самого, часто обращали внимание на широкое использование детей-солдат и наемников при описании кризиса в Западной Африке, как нового вида конфликта. В ходе нашего анализа многие из нас больше внимания обращали на власть – или ее отсутствие – и сокрушались по поводу кажущегося крушения кратковременной демократии на континенте. Но три новых книги помогли поставить эти конфликты в другие рамки, которые можно выразить одним словом: алмазы.

Идея африканских войн за ресурсы или даже идея использования алмазов как источника противостояния на континенте, ни в коем случае не является новой. Но эти три названия, одно принадлежащее антропологу («Чистота, огранка и культура»), другое – историку («Камни раздора»), а третье - консультанту по разработке и активисту движения за прозрачность («Алмазы»), вместе образуют мощную силу для определения беспорядков в этом регионе в 1990-х годах просто как «алмазные войны». Прослеживая историю мировой алмазной отрасли, самые драматичные резкие повороты которой произошли в Африке, они выдвинули убедительный аргумент о том, что этот сильно разрекламированный символ свадьбы является самым дестабилизирующим природным ресурсом из всех существующих, а на африканском континенте он еще чаще является скорее проклятием, чем благом. Историк Тодд Кливлэнд (Todd Cleveland) приводит слова Мильтона Маргаи (Milton Margai), будущего премьер-министра Сьерра-Леоне, который в 1958 году сказал: «Алмазы – это источник опасности для страны, и я бы ничего так не хотел, как поскорее увидеть, что последний алмаз добыт из земли.

В каждой книге рассказывается история замечательного подъема современной алмазной отрасли, которая проходит через серию помешательств типа «золотой лихорадки», которая началась в Индии, достигнув там пика в 1600-х годах, прежде чем перекинуться на Бразилию. Как раз тогда, когда поставки из этой страны пошли на убыль, Южную Африку охватила «алмазная лихорадка» после того, как в 1867 году около поселка под названием Хоуптаун, был найден драгоценный камень весом в 21,25 карата, известный как Эврика (Eureka). Это привело к консолидации отрасли под руководством компании De Beers и подъему Сесила Родеза (Cecil Rhodes), жестокого бизнесмена, который, как пишет Сьюзан Фоллз (Susan Falls) в книге «Чистота, огранка и культура», «надеялся использовать свои доходы для реколонизации Африки – и не только – в интересах Великобритании».

С 19-го века, хотя Россия, Канада, Австралия и другие страны стали важными производителями алмазов, история этого драгоценного камня остается в подавляющей степени африканской историей. На долю Африки приходится более половины мирового объема производства алмазов, а Ботсвана, мировой лидер, производит алмазов на $4 млрд в год. В отличие от этой строго управляемой страны, где алмазы добываются из четко определенных «трубок», которые легко охранять полицией и регулировать, одна треть объема производства алмазов в Африке поступает с аллювиальных месторождений, расположенных в таких странах, как Ангола, Конго и Сьерра-Леоне. Там алмазы залегают россыпью на поверхности земли на большой территории в виде «углеродосодержащего галечника», по определению госпожи Фоллз, порождая воровство, контрабанду, коррупцию и насилие.

Как и предполагает название «Чистота, огранка и культура», в книге г-жа Фоллз много места уделяет производству и маркетингу готовых камней, уводя читателей, например, в знаменитый Бриллиантовый ряд (Diamond Row) Манхэттена на 47-й улице. Там в строго охраняемых полицией школах огранки учащиеся работают в устланных синими коврами комнатах под специальными флуоресцентными лампами, совершенствуя свое мастерство – но лишь после того, как они оставят свою кредитную карточку для гарантии оплаты за утерю любого камня, который они обрабатывают.

Но именно книга Яна Смилли (Smillie) «Алмазы» оказалась самой известной, в ней особое внимание уделено росту движения по регулированию так называемых «конфликтных» или «кровавых» алмазов.  В 1967 году г-н Смилли прибыл в город Койду в главном алмазодобывающем районе Сьерра-Леоне для преподавания в небольшой средней школе. Он увидел грязный город, в котором царило беззаконие, наводненный нелегальными старателями и покупателями. Представьте себе «город Доусон в разгар «золотой лихорадки» на Юконе», пишет канадский автор. «Но без снега».

В конце 1990-х годов автор стал активно заниматься гуманитарной работой в неправительственной организации «Партнерство Африка-Канада» (Partnership Africa Canada), которая сосредоточивает свое внимание на влиянии конфликта на западно-африканцев, на который средства массовой информации в основном не обращали внимание. «В одной из наших дискуссий молодой канадец родом из Сьерра-Леоне сказал почти вскользь: «Все дело, конечно, в алмазах. Пока кто-нибудь не сделает что-нибудь в отношении алмазов, война никогда не закончится». Господин Смилли описывает это как момент озарения для него, как само случайное открытие алмазов в Хоуптауне в Южной Африке.

Господин Смилли скромно говорит о своей работе в качестве активиста, оказывающего давление на алмазно-бриллиантовую отрасль, в особенности, на такие крупные страны, торгующие алмазами и бриллиантами, как Бельгия, чтобы они ввели регулирование. В 2000 году министр природных ресурсов и энергетики ЮАР пригласил представителей отрасли, правительств и неправительственных организаций в город Кимберли в ЮАР для начала разработки системы международных правил для торговли алмазами. Кимберлийский процесс, родившийся на этой встрече, является по сути джентельменским соглашением, по которому крупные алмазодобывающие страны и страны, покупающие алмазы, добровольно согласились на введение строгих регулирующих протоколов, в которых указываются отгрузки от их источников с целью сокращения массовой незаконной торговли драгоценными камнями в мире. Но, как показывает г-н Смилли, незначительные достижения Кимберлийского процесса находятся под серьезной угрозой, потому что Россия, ЮАР и другие страны отказываются выявлять нарушителей.

В 2013 году после нераскрытого убийства зимбабвийца, заявившего о злоупотреблениях, разочаровавшийся г-н Смилли с чувством отвращения прекращает свою работу в группе. «Я понял то, что я должен был увидеть несколько месяцев - если не несколько лет - назад, - пишет он. – Кимберлийский процесс никогда не работал эффективно и оперативно по тому или иному вопросу, создающему малейшее политическое или экономическое неудобство для одного из его членов».

В настоящее время можно считать небольшой победой существование уважающих себя невест, которые хотят иметь «неконфликтные» бриллианты. Книга г-на Смилли показывает то, что при наличии легко транспортируемых источников благосостояния, жадность всегда будет побеждать.