Ана де Армас снова станет мировым послом NDC

Совет по продвижению природных алмазов (Natural Diamond Council, NDC) объявил, что актриса Ана де Армас (Ana de Armas) второй год подряд будет всемирным послом отраслевой организации и снимется в ее новой глобальной рекламной кампании...

Сегодня

Золотодобывающие компании должны стать более экологичными, чтобы достичь целей по выбросам к 2030 году

Глобальная золотодобывающая промышленность в целом приближается к достижению к концу текущего десятилетия целевого показателя по удержанию глобального повышения средних температур на Земле на уровне 2°C по сравнению с доиндустриальным уровнем. Однако...

Сегодня

Sociedade Mineira do Cuango удвоила выручку от продажи алмазов

Ангольская компания Sociedade Mineira do Cuango (SMC) удвоила свой февральский доход, доведя его до 12 млн долларов после продажи 23 000 каратов алмазов по сравнению с 6 млн долларов, вырученными годом ранее за 19 000 каратов.

Вчера

Зимбабве потеряла 11 тонн золота из-за контрабанды

Зимбабве потеряла треть своего годового производства золота из-за контрабандистов в прошлом году, сообщают СМИ со ссылкой на компанию Fidelity Printers and Refiners (FPR), являющуюся подразделением центрального банка с монополией на покупку...

Вчера

АЛРОСА возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа

АЛРОСА в июне возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа. Началась отгрузка руды на рудный склад фабрики № 14 для последующего обогащения и повторной оценки качества алмазов, сообщила пресс-служба компании.

Вчера

Алмазы развития

23 июля 2014

(Rapaport) - Алмазная отрасль должна поддерживать программы по развитию сектора алмазной добычи кустарным (традиционным) способом. Более 1,5 млн старателей, живущих главным образом в Западной Африке, и около 10 млн членов их семей остаются самым уязвимым звеном цепочки алмазных поставок. Недостаточное внимание отрасли к этому сектору обнажает ее собственные слабости. 

«Инициатива развития алмазной отрасли» (Diamond Development Initiative, DDI) – это организация, занимающаяся проблемами сектора традиционной алмазной добычи. Недавнее обращение почетного президента DDI Рори Мора О’Ферролла (Rory More O’Ferrall) к участникам алмазной отрасли за финансовой поддержкой во время Всемирного алмазного конгресса (World Diamond Congress, WDC) в Антверпене не должно остаться без внимания.

Автор этой статьи поддерживает как просьбу О’Ферролла о финансировании, так и кампанию DDI по поощрению спроса потребителей на алмазы, добытые традиционным способом старателями, участвующими в этой программе.

О’Ферролл дал самое лучшее описание миссии DDI в интервью Rapaport News в кулуарах Всемирного алмазного конгресса. По его словам, DDI существует для того, чтобы противостоять политическим, социальным и экономическим трудностям, с которыми приходится сталкиваться старателям, добывающим алмазы, и направить объединенные усилия государственных правительств, отрасли и гражданского общества на создание благоприятных условий для старателей и местных сообществ, членами которых они являются. DDI добивается улучшения регулирования алмазной добычи, повышения эффективности организации производства, законности и прозрачности путей сбыта алмазов, а также создания свободного и открытого рынка, пояснил О’Ферролл.

Главной целью работы DDI является помещение старателей в инфраструктуру, которая позволит им продавать алмазы законными путями. Идея состоит в том, чтобы, легализуя свой бизнес, старатели смогли продавать добываемые ими алмазы по справедливым ценам и больше зарабатывать, чтобы обеспечить себе достойный уровень жизни.

К сожалению, пока для большинства старателей реальность такова, что они зарабатывают менее 2 долларов в день и зачастую работают на посредника, а добытые ими алмазы неизбежно увозят незаконным путем за границу, где их смешивают с другим товаром, снабжают сертификатом Кимберлийского процесса (Kimberley Process, KP) и продают на глобальном рынке. Как правило, старатели не имеют ни возможности, ни знаний, необходимых для эффективной и законной продажи алмазов.

Сегодня объем алмазов, неофициально добываемых традиционным способом, составляет около 15% от глобальной добычи. Об этом секторе нет официальных данных, но разумным было бы предположить, что значительная часть этих алмазов добывается в ужасающе тяжелых условиях с серьезными нарушениями этических принципов и прав человека. Затем эти алмазы продаются в Антверпене, Индии, Израиле, Нью-Йорке, Гонконге и других центрах, после чего они попадают на потребительские рынки, и никто уже не думает ни о старателях, ни о проблемах, имевших место в начале цепочки поставок.

Поэтому усилия, направленные на легализацию сектора, идут на пользу как старателям, так и отрасли, поскольку позволит потребителям осознать трудности, стоящие перед сектором традиционной алмазной добычи.

До сих пор DDI зарегистрировала около 100 000 старателей, которые теперь на шаг приблизились к тому, чтобы преодолеть эти сложности. Нгомезиа Майер-Кехом (Ngomesia Mayer-Kechom), директор DDI по международным программам, объяснил, что процесс регистрации закладывает основу для легализации сектора путем создания базы данных занятых в нем лиц. «Невозможно легализовать сектор, не зная, кто в нем работает», – отметил он. Старателям, в числе прочего, также может оказываться дополнительная помощь в создании организационных структур и предоставляться подготовка в области формирования цен и способов продажи.

В настоящее время приоритетными направлениями работы DDI являются Демократическая Республика Конго (ДРК), где алмазы добывают свыше 800 000 человек, и Сьерра-Леоне, где старателей около 120 000. В числе других стран, где осуществляется алмазная добыча на россыпных месторождениях – Центральноафриканская Республика (ЦАР), Бурунди, Либерия, Гана, Танзания, Зимбабве, Гвинея, Бразилия, Гайана и Венесуэла – и это еще не полный список.

Организации предстоит много работы, для которой нужна правительственная поддержка ее деятельности и целей. Правительства ДРК и Сьерра-Леоне признали, что, если они поддержат DDI, их граждане будут жить лучше, а их страны получат источник доходов, которого в противном случае у них не было бы. Недавно финансирование организационной работы DDI предоставила и Ангола.

Однако DDI еще предстоит убедить присоединиться к своей программе старателей, которые оказывают вполне ожидаемое сопротивление, боясь, что их начнут эксплуатировать. О’Ферролл также отмечает, что старатели по своей природе подозрительно относятся к тем, кто указывает им, что делать. Поэтому DDI пытается вступить в диалог с ними и выяснить, что их больше всего беспокоит, с помощью небольшого числа сотрудников – двух постоянных и одного частично занятого работника в Сьерра-Леоне и двух постоянных членов организации в ДРК. Главные заботы старателей практически всегда связаны с недостаточным заработком и условиями, в которых живут их семьи, рассказывает О’Ферролл.

Именно в этом заключается основная трудность для DDI. Предлагая старателям зарегистрироваться в их базе данных, организация стремится сформировать рынок для их товара. Это требует дифференциации так называемых «алмазов развития» (development diamonds) от других алмазов, а также предоставления своего рода премии на них на розничном конце рынка, где будет указано, что алмазы добыты с соблюдением этических принципов традиционными старателями, работающими неофициально.

Хотя в настоящее время в алмазно-бриллиантовой отрасли есть несколько инициатив, направленных на поощрение ответственных поставок сырья, DDI полагает, что потенциальная выгода от этих программ, по большей части, не затрагивает традиционных старателей и не помогает решить социальные и экологические проблемы стран, где ведется такая добыча. Помощь старателям, добывающим алмазы традиционным способом, может стать более сложной задачей в свете уже ведущихся споров об ответственных поставках.

Поэтому организация подготовила свои собственные стандарты для «алмазов развития», добываемых традиционными старателями, с тем, чтобы они могли применять общественные и экологические практики в своей деятельности, имея представление об их масштабах. Учитывая уникальные политические и социальные обстоятельства сектора, DDI желает создать поддающийся независимой проверке, этичный и прозрачный продукт, который люди смогут приобретать с премией.

О’Ферролл признал, что поставка «алмазов развития» на рынок пока находится на самых ранних этапах эволюции и занимает много времени, но вновь подчеркнул, что его радует достигнутый прогресс, и выразил уверенность в том, что эта деятельность определенно необходима.

Потребители изъявляют все большее желание сделать общество лучше с помощью своих покупок, и «алмазы развития» наверняка отвечают этим стремлениям; однако чтобы такая кампания была по-настоящему успешной, необходимо также участие алмазной отрасли.

О’Ферролл утверждает, что у отрасли почти не остается выбора, поскольку если она не окажет помощь сектору традиционной добычи, ее репутация серьезно пострадает. В таком случае, по мнению О’Ферролла, отрасль рискует подвергнуться критике со стороны международного сообщества или даже бойкоту, если не примет мер для помощи старателям. «Старателей, добывающие алмазы неофициально, нигде не зарегистрированы, деятельность их не регулируется, и они беззащитны перед недобросовестными торговцами, коррумпироваными политиками и жестокими военными, – заявил О’Ферролл присутствующим на Всемирном алмазном конгрессе. – Эти люди и их семьи – часть нашей большой «семьи», алмазной отрасли, и мы должны помочь им, чтобы сохранить нашу репутацию и защитить наше нижнее звено».

Сильные слова –  и упоминание об уязвимости отрасли в те времена, когда тема «конфликтных алмазов» только что возникла, пришлось весьма кстати. Теперь эту проблему легче преодолеть, поскольку у DDI уже есть план.

До сих пор DDI живет на весьма скромные средства. В 2013 г. ее доходы от пожертвований упали до 541 700 долларов по сравнению с 682 728 долларами годом ранее. Большая часть этих пожертвований идет на специальные проекты, в то время как сама организация покрывает свои расходы в основном из средств отрасли. Майер-Кехом поясняет, что DDI потратила много средств на программы развития, начатые в 2013 году и выполняемые в этом, и следовательно, ей нужно собрать больше средств в течение 2014 года.

Решить эту проблему вполне по силам участникам отрасли – как отдельным лицам, так и компаниям. Более того, отрасль имеет моральное обязательство перед сектором традиционной добычи (хотя об этом можно и поспорить). Как бы то ни было, если она не протянет ему руку помощи, то сама же окажется в опасности, а сообщество старателей, добывающих алмазы традиционным способом, окажется в еще более уязвимом положении.