Ана де Армас снова станет мировым послом NDC

Совет по продвижению природных алмазов (Natural Diamond Council, NDC) объявил, что актриса Ана де Армас (Ana de Armas) второй год подряд будет всемирным послом отраслевой организации и снимется в ее новой глобальной рекламной кампании...

Сегодня

Золотодобывающие компании должны стать более экологичными, чтобы достичь целей по выбросам к 2030 году

Глобальная золотодобывающая промышленность в целом приближается к достижению к концу текущего десятилетия целевого показателя по удержанию глобального повышения средних температур на Земле на уровне 2°C по сравнению с доиндустриальным уровнем. Однако...

Сегодня

Sociedade Mineira do Cuango удвоила выручку от продажи алмазов

Ангольская компания Sociedade Mineira do Cuango (SMC) удвоила свой февральский доход, доведя его до 12 млн долларов после продажи 23 000 каратов алмазов по сравнению с 6 млн долларов, вырученными годом ранее за 19 000 каратов.

Вчера

Зимбабве потеряла 11 тонн золота из-за контрабанды

Зимбабве потеряла треть своего годового производства золота из-за контрабандистов в прошлом году, сообщают СМИ со ссылкой на компанию Fidelity Printers and Refiners (FPR), являющуюся подразделением центрального банка с монополией на покупку...

Вчера

АЛРОСА возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа

АЛРОСА в июне возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа. Началась отгрузка руды на рудный склад фабрики № 14 для последующего обогащения и повторной оценки качества алмазов, сообщила пресс-служба компании.

Вчера

Ветеран алмазной отрасли Рэнди Тернер снова отправляется на cевер

16 июля 2014

(Diamond Investing News) - Рэнди Тернер (Randy Turner), вероятно, больше всего известен своим участием в открытии алмазного рудника Снэп Лейк (Snap Lake) в Северо-Западных территориях Канады. Он со своей группой из компании Winspear Diamonds сделал открытие еще в 1990-х годах, а в 2000 году De Beers купила 67-процентную долю в руднике Снэп Лейк за $305 млн.

Прошло уже больше десяти лет с тех пор, как De Beers приобрела рудник, а Тернер готов снова испытать удачу в разведке алмазов в Северо-Западных территориях. На этот раз во главе ванкуверской компании Canterra Minerals (TSXV:CTM).

Для того чтобы узнать, почему Тернер принял такое решение вернуться к полевой работе, Diamond Investing News обратилась к нему с несколькими вопросами. Вот что сказал Тернер.

От «лихорадки» до спада

Для того чтобы понять, почему Тернер обратил свое внимание снова на Северо-Западные территории, необходимо немного знать – совсем  вкратце – историю алмазодобывающей отрасли Канады.

Все началось в конце 1991 года, когда Чак Фипке (Chuck Fipke) сообщил о том, что он обнаружил алмазы в районе озера Лак де Гра (Lac de Gras) в Северо-Западных территориях. Это, по словам Тернера, «породило массовую лихорадку по захвату участков»,  которая закончилась тем, что «свыше 300 компаний «застолбили» участки земли».

«Мы все сразу стали специалистами по алмазам», - добавил он.

Энтузиазм подпитывал тот факт, что алмазы были «новым видом товара… чем-то таким, что люди не совсем понимали». В конечном счете, многие компании получили финансирование, вытягивая из депрессии испытывавший трудности юниорский рынок природных ресурсов.

Но этому удачному везенью не суждено было долго продолжаться. Акционеры стали разочаровываться тем, что много времени требуется для открытия месторождений – «поиск месторождения, введение в эксплуатацию – это очень долго, - объяснил Тернер. Вероятно, лет 15 или больше, если не еще дольше».

Отчасти виной этому было золото. «Все знают золото, - сказал Тернер. – Любой человек может посмотреть в газетах, любой может посмотреть на Kitco и узнать цену золота». Формирование цены на алмазы менее прозрачно – «можно проверить цены на бриллианты, но невозможно проверить цены на алмазы».

В результате этого, «принимая во внимание, что цены на золото дошли до $1 900, каждый стремился заниматься золотом и другими товарами, и оставили без внимания геологоразведку алмазов». К 2004/2005 году она «действительно резко упала».

Истощение алмазных рудников

Конечно, отсутствие геологоразведочных работ означает уменьшение числа новых открытий. А уменьшение числа новых открытий означает недостаточное количество работающих рудников.

Это, по словам Тернера, создает проблему, принимая во внимание то, что алмазные рудники Канады стареют. Рудник Экати (Ekati) работает с 1998 года, отметил он, рудник Дайавик (Diavik) - с 2002/2003 года, а рудник Снэп Лейк и находящийся в Онтарио рудник Виктор (Victor) – с 2008 года.

«Фактически, этим рудникам пришел конец, - объяснил Тернер, - поэтому, если у нас есть только такие рудники, как [рудник Гаучо Кью (Gaucho Kue), принадлежащий Mountain Province Diamonds (NYSEMKT:MDM)], вступающий сейчас в эксплуатацию, то сколько еще лет потребуется нам для проведения геологоразведки для замены тех рудников, которые уже вырабатываются»?

Появление компании Canterra

Тернер не дает твердого ответа на этот вопрос, но предполагаемый ответ ясен: Канаде нужны геологоразведочные компании для поиска алмазов, и они нужны ей немедленно.

Вот тут, конечно, появляется компания Canterra.

Объясняя план действий компании, Тернер сказал, что, начиная с июля, она будет проводить геологоразведочные работы на пяти участках в Северо-Западных территориях. Три из них были получены путем приобретения доли в начале этого года, а два других компания приобрела в 1999 и 2000 годах; они были расширены за счет приобретения доли в этом году.

Причиной такой комбинации, по мнению Тернера, является то, что «землю в Северо-Западных территориях можно держать только в течение 10 лет, если не берете ее по договору аренды участков недр с целью добычи полезных ископаемых». Это «означает, что вам необходимо производить изыскания или исследования, [которые] становятся очень дорогими».

Готовность компании Canterra оплачивать такие расходы говорит о ее уверенности в этих участках. На самом деле, в пресс-релизе о прибыли компании на затраты на геологоразведочные работы говорится, что эти два ранее принадлежащих ей участка «содержались компанией благодаря высокой потенциальной возможности открытия на них новых алмазоносных кимберлитовых трубок». (Щелкните здесь для просмотра кимберлитового месторождения на веб-сайте компании Canterra). 

Говоря это, Тернер, похоже, также уверен в отношении других трех участков. «Еще в 1990-х годах происходил крупный захват земли. Захватывали все, что могли, потому что была большая «лихорадка» по захвату земли, - сказал он. – Сейчас это проводится целенаправленно». Мы отправились туда и «застолбили» именно эти блоки потому, что мы были уверены в химическом составе природного ископаемого, судя по тому, что мы знали о нем из геофизических данных, и имея представление обо всей структуре участка».

Геологоразведочные работы, которые будут проведены этим летом, будут включать «геохимические исследования, отбор проб и некоторый объем геофизических исследований, - сказал Тернер. – В конечном счете, мы собираемся провести бурение намеченных целей. Мы думаем, что в конце этой программы, в конце этого лета, мы определим несколько целей для бурения на основе того, что нам на сегодня известно». 

Конкурируя с лучшими

Конечно, компания Canterra не одинока в Северо-Западных территориях. Ее основными конкурентами, по словам Тернера, являются Margaret Lake Diamonds (TSXV:DIA), у которой «имеется значительный пакет собственности на землю», чей «основной заявленный блок примыкает к участку, принадлежащему компании Kennady Diamonds (TSXV:KDI)», и компания North Arrow Minerals (TSXV:NAR), «которой принадлежит земля дальше к северу, примыкающая к участку Экати». Он сказал, что в этом районе также присутствуют компании Mountain Lake Minerals (TSXV:MOA) и Archon Minerals (TSXV:ACS).

Среди этих компаний North Arrow и Archon выделяются тем, что имеют в руководстве опытных специалистов. К ним относятся Грен Томас (Gren Thomas) из компании North Arrow, который участвовал в открытии месторождения Дайавик, и Стью Блассон (Stu Blusson) из компании Archon, один из первооткрывателей месторождения Экати. «Там есть несколько хороших людей, очень опытных геологоразведчиков», - прокомментировал Тернер.

Это может звучать несколько нескромно, но он считает, что Canterra соответствует требованиям. В конце концов, в его собственной группе есть «два члена правления, которые занимались открытием и разработкой рудника Экати», а «два других директора участвовали в открытии алмазного рудника Снэп Лейк».

«Я искал проверенных людей, - прокомментировал он, - потому что очень мало специалистов по геологоразведке, которые сейчас обладают огромными знаниями в области алмазов, которых не было в 1990-х годах, и они были приобретены методом проб и ошибок и через открытия».

Доля Канады

К сожалению, хотя эти компании, конечно, имеют опыт, необходимый для достижения успеха, они не обязательно имеют средства. Тернер закончил разговор, подчеркивая свое ранее сказанное заявление о том, что недавно канадская геологоразведка пострадала, так как «венчурный капитал ушел в золото, уран, медь и серебро, во многие иностранные юрисдикции».

Продолжая, он сказал, что венчурный капитал «необходимо на самом деле переориентировать на компании, которые являются серьезными геологоразведочными компаниями, имеющими опыт работы в алмазном бизнесе, и в этом, на самом деле, как я думаю, заключается суть этой истории».

Если этого не случится, то будут ощутимые последствия, а именно, Канада потеряет третье место в мире как производитель алмазов. «Если Канада хочет оставаться третьей в мире, она должна тратить много денег на новые открытия месторождений», - заключил Тернер.