Малые компании алмазодобывающего сектора ЮАР в тяжелом положении

По сообщениям СМИ со ссылкой на Южноафриканскую организацию производителей алмазов (South African Diamond Producers Organisation, SADPO), малые и юниорские компании алмазодобывающего сектора ЮАР находятся в тяжелом положении.

Сегодня

OreCorp намерена привлечь 56 млн австралийских долларов на проект по добыче золота в Танзании

Компания-разработчик золота OreCorp собирается привлечь 56 млн австралийских долларов посредством размещения своих акций среди институциональных инвесторов для финансирования разработки своего золотого проекта Нянзага (Nyanzaga) в Танзании.

Сегодня

Аукцион розовых бриллиантов Австралии назначен на 21 июня - 1 июля

Недавно в Брисбене, Австралия, была обнаружена частная коллекция редких бриллиантов. Ожидается, что входящие в нее одиннадцать розовых бриллиантов, добытых на алмазном руднике Аргайл (Argyle), превысят предыдущие ценовые рекорды, когда будут...

18 июня 2021

Акционеры АЛРОСА одобрили выплату дивидендов за второе полугодие 2020 года в размере 70,3 млрд руб.

Акционеры АК «АЛРОСА» (ПАО) на годовом общем собрании приняли решение выплатить дивиденды за второе полугодие 2020 года в размере 9,54 рубля на акцию.

18 июня 2021

TAGS сообщила о высоком спросе на алмазную продукцию, достигнув рекордных цен во всех товарных категориях

Торговая сессия компании Trans Atlantic Gem Sales (TAGS) проходила в Дубае с 9 по 16 июня 2021 года. После введения локдауна в Индии TAGS исследовала возможность проведения торгов в Сурате. Но, несмотря на сохранение ограничений на поездки и...

18 июня 2021

Алмазы и бриллианты: Южную Африку обманывали при продаже алмазов

23 июня 2014

ЧАСТЬ 1

(100Reporters) – На каждом этапе, от добычи на руднике до кольца на пальце, алмазная отрасль ЮАР получает выгоду за счет систем роялти и экспортных налогов, которые изобилуют лазейками, создающими возможность для уклонения от уплаты, при этом ежегодно происходит обман населения одного из основных в мире источников алмазов на десятки миллионов долларов поступлений. 

В 2011 году ЮАР произвела необработанных алмазов, или алмазного сырья, на $1,73 млрд, что составляет 12 процентов мирового объема производства, согласно совсем недавно опубликованным правительственным данным. Однако с 2010 по 2011 год алмазодобывающие компании заплатили правительству ЮАР всего лишь $11 млн в виде роялти за горную добычу, как указано в последнем Отчете по налоговой статистике, выпущенном Казначейством ЮАР (South African Treasury) и Южноафриканской службой по налогам и сборам (South African Revenue Service).  

Исследование торговли алмазами в ЮАР, проведенное изданием 100Reporters, показало, что компании здесь платят гораздо меньший размер роялти, чем в других африканских странах. Компаниям могут также сократить или отменить экспортные налоги, если они предлагают государству купить алмазы, добытые в стране, даже если правительство ЮАР никогда не покупает драгоценные камни, часто из-за чрезвычайно высоких цен.  

Находясь в ситуации, где конфликт интересов налицо, De Beers Consolidated Mines Ltd., доминирующий игрок до 2010 года, «безвозмездно предоставляет» свой оплачиваемый персонал в распоряжение Государственного алмазного трейдера (State Diamond Trader), ответственного за оценку алмазов, предлагаемых  компанией De Beers и другими компаниями для закупки государством. Принимая во внимание, что предлагается 10 процентов добытых в стране алмазов, эти компании могут затем получить налоговые льготы на экспортные поставки.

Основной выигрыш от системы, работающей в пользу отрасли, получает De Beers, разрастающийся многонациональный картель, на долю которого приходится 35 процентов мирового объема производства алмазов, в основном в Африке. До недавнего времени De Beers доминировала в алмазодобывающей отрасли ЮАР.

В 2011 году на долю De Beers приходился объем производства ЮАР на сумму $1,34 млрд, и она остается основным импортером и экспортером алмазов в стране. Единственный другой значительный игрок – компания Petra Diamonds, вместе с которой De Beers контролирует 97 процентов местной алмазной отрасли, не занимается ни импортом, ни экспортом. 

С 2005 по 2012 год экспортеры алмазов, в основном De Beers, похоже, занизили рыночную стоимость экспорта своего алмазного сырья на $3 млрд, как показал анализ* деклараций из предоставленных корпоративных документов в Сертификационную схему Кимберлийского процесса (Kimberley Process Certification Scheme), которая является системой отслеживания алмазного сырья, используемой для того, чтобы конфликтные драгоценные камни не попали на мировой рынок. Эти же драгоценные камни, оцененные слишком низко, затем продавались в мире по рыночным ценам.

Линетт Гулд (Lynette Gould), руководитель по связям с общественностью компании De Beers, отказалась прокомментировать эти результаты или ответить на вопросы об оценке, объемах продаж и объемах импорта и экспорта алмазов из ЮАР. В электронном письме Гулд написала, что информация о «стоимости и объемах продукции De Beers … принадлежит компании».

Испорченная система

Для того чтобы обеспечить получение государством своей доли в поступлениях от добычи алмазов в стране, правительство ЮАР рассчитывает на национальное агентство – Государственного оценщика  алмазов (Government Diamond Valuator, G.D.V.), отвечающего за определение качества, и, следовательно, стоимости алмазов. Но высокопоставленные источники из алмазной отрасли сообщили, что Государственный оценщик алмазов редко выдает самостоятельные оценки алмазов страны, предпочитая вместо этого повторять оценки стоимости, предложенные компанией De Beers в своих прейскурантах.

«Разрыв между присутствием отрасли в ЮАР и ее вкладом в закрома страны зависит от того, как алмазы оцениваются в ЮАР и кто контролирует процесс», - сказал Клод Нобельс (Claude Nobels), бывший государственный оценщик алмазов.

«При правительстве Нельсона Манделы (Nelson Mandela) мы планировали создать систему, которая обеспечивала бы справедливые поступления для всех участвующих сторон», - сказал Нобельс изданию 100Reporters. - Но до настоящего времени отрасль, занимающаяся добычей и  торговлей алмазами, не приносит реальной пользы жителям ЮАР. Потери для страны исчисляются миллиардами долларов».

Расчет потерь поступлений от алмазов в южноафриканский бюджет осложнен тем, что используется огромное количество данных, в частности при проведении оценки алмазов. Оценка, в свою очередь, влияет на объем роялти и поступлений от налогов на экспорт, а также на различные виды налоговых льгот. Например, компании могут получить кредиты на импорт алмазов, которые будут проходить огранку в ЮАР, что, в свою очередь, снижает налоги на экспорт или даже освобождает от них. 

До 2012 года в правительственных отчетах по алмазам обычно были незаполненные графы, а не указания стоимости и объемов продаж на внутреннем рынке, а также объемов экспорта. Но в отчетах о других товарах, например, о золоте и платине, эти данные были указаны. Мартин Колер (Martin Kohler), заместитель директора по статистике департамента природных ресурсов (Department of Mineral Resources, D.M.R.) сказал, что правительство не предоставляло данных по алмазам с целью защиты крупных производителей алмазов, крупнейшим среди которых была De Beers, если только сами компании не давали разрешения опубликовать эту информацию. 

«De Beers, которой в прошлом принадлежала преобладающая доля на рынке алмазов, разрешила нам опубликовать данные только о совокупном объеме производства (а не об объемах продаж)», - сказал Колер в сообщении в электронном письме. По мнению Колера, недавно состоявшаяся продажа рудников компании De Beers другому владельцу означает, что «доминирующее положение De Beers уменьшилось, и мы можем опубликовывать данные об объеме продаж, начиная с января 2013 года (но не до этой даты)».

Колер сказал, что такая информация строго конфиденциальная, «когда одна компания занимает долю на рынке, составляющую свыше 75 процентов или когда существует менее трех производителей полезного ископаемого, если все эти производители не дали разрешения на опубликование этих данных». 

В ноябре 2013 года компания перевела свои подразделения сортировки, оценки и центр продажи из Лондона в Габороне, Ботсвана. По мнению осведомленного источника, правительство ЮАР оказывало давление на компанию De Beers с целью перевести деятельность по продажам в Африку, в частности, в ЮАР. Компания отступила под давлением, но предпочла Ботсвану в качестве партнера. Компания подписала десятилетнее соглашение по переводу глобальных продаж своей продукции в Габороне. Источник заявил, что ЮАР, опасаясь, что ее сочтут не допускающим возражений соседом, приняла это молча. 

«Кирпичики в стене»

Для понимания алмазной отрасли ЮАР и действующей в ней системы налогообложения, полезно посмотреть на происхождение отрасли, синонимом которой является De Beers. Исторически, режим апартеида тесно связан с алмазной отраслью Южной Африки.  Джон Форстер (John Vorster), премьер-министр в эпоху апартеида, в свое время отозвался о корпоративной поддержке со стороны De Beers и других крупных компаний, как о «кирпичиках в стене сохранения режима».

De Beers была основана в 1888 году колонизатором Сесилем Родсом (Cecil Rhodes) и была приобретена компанией Anglo-American Эрнеста Оппенгеймера (Ernest Oppenheimer’s) в 1920-х годах. В 1987 году Anglo-American PLC контролировала свыше 60 процентов капитала, зарегистрированного на Йоханнесбургской фондовой бирже (Johannesburg Stock Exchange), примерно через 80 зарегистрированных компаний.

Несмотря на свою доминирующую роль в мировой торговле алмазами, De Beers имеет историю нарушения законов на важных рынках. В 2008 году Европейский совет заставил De Beers положить конец десятилетиям назначения цен совместно с российской компанией АЛРОСА, другим доминирующим производителем алмазов. В то время De Beers контролировала 50 процентов мирового объема производства алмазного сырья.

Кроме того, свыше 60 лет De Beers не разрешалось вести прямую торговлю в Соединенных Штатах из-за назначения цены, несмотря на тот факт, что на долю США приходится половина мирового объема продаж бриллиантовых ювелирных изделий. В 2012 году было достигнуто урегулирование в размере $295 млн между правительством Соединенных Штатов и компанией Anglo-American, которой в настоящее время принадлежит 85 процентов De Beers.

В ЮАР De Beers функционировала в защищенной нише даже после окончания апартеида. Например, она не платила налоги на экспорт алмазов до 2007 года. Согласно документам парламента, De Beers  получала выгоду за счет уловки, достойной второразрядного фильма: в течение нескольких лет она сдерживала правительство, ссылаясь на неподписанный документ туманного происхождения, составленный во время режима апартеида, как раз перед первыми демократическими выборами, который якобы обеспечивал компании освобождение от уплаты налога на экспорт на 13 лет. 

Кроме того, добывающие отрасли в Южной Африке, включая алмазодобывающую, не платили роялти до 2010 года, когда был принят Закон о роялти на добычу полезных ископаемых и нефти (Mineral and Petroleum Resource Royalty Act).

Роялти

Согласно Африканскому банку развития (African Development Bank), Южная Африка была «единственной крупной горнодобывающей страной без роялти на ведение горной добычи», пока не был принят закон. Для решения вопросов, связанных с пробелами в системе, закон обязал компании платить роялти в размере от 0,5 до 7 процентов. Роялти, рассчитываемые на основе таких критериев, как валовой объем продаж и чистая операционная прибыль компании от добычи, являются компенсацией нации за постоянную потерю невозобновляемых ресурсов. Все же при разработке и применении размера роялти, скорее алмазодобывающая отрасль одержала верх, а не правительство ЮАР.

Например, возьмите сам размер. Для Ботсваны и Намибии, основных алмазодобывающих стран, ставка роялти фиксированная и находится на уровне 10 процентов. Но из-за скользящей шкалы роялти, в ЮАР в среднем годовой размер роялти составляет около 2 процентов, что принесло правительству чистый доход в размере $57,5 млн с 2010 по 2012год.

«Поступления за счет роялти за добычу алмазов очень низкие – всего 1,1 процента от объема продаж за 2011 год, - сказал Марк Куртис (Mark Curtis), консультант по развитию финансов из Великобритании, оказывающий услуги глобальным неправительственным организациям. – Если алмазодобывающие компании платили бы средний размер роялти в 3,5 процента, за счет роялти поступило бы примерно на $24,8 млн больше, чем государство получило фактически», - сказал он.

В поясняющих примечаниях к закону сначала указывалась ставка роялти в размере 10 процентов от стоимости алмазов на стадии «выхода с рудника» и 8 процентов – после переработки. Но правительство снизило ставку под давлением со стороны алмазодобывающей отрасли. Будучи созданной в рамках комплексной системы, основанной на прибыли, роялти рассматривается бизнесом как «затраты» и зависит от стоимости проданных полезных ископаемых.  

Недостаточная прозрачность

Хотя алмазы оцениваются по их чистоте и прозрачности, этого не скажешь об алмазодобывающей отрасли ЮАР или ее крупнейшем игроке, компании De Beers.

В отличие от других алмазодобывающих компаний ЮАР, De Beers не разрешает правительству публиковать ключевую информацию о стоимости алмазов, которые она добывает. В результате этого, государство и общественность не могут проверить правильность роялти, которые в конечном счете платит De Beers.

Кроме того, для определения стоимости алмаза, De Beers и другие компании используют сложные и закрытые формулы расчета цены, которые они не разрешают правительству проверять. Формула расчета цены, используемая De Beers, учитывает 12 000 категорий.

Согласно мнению одного европейского оценщика, тесно работавшего с De Beers, прейскурант De Beers был не единым прейскурантом, а скорее «сложной системой, используемой для оценки алмазов для различных целей. Манипулируя различными категориями с установленными ценами, компания могла увеличить или уменьшить стоимость алмазов… Эти цифры не имели ничего общего со справедливыми рыночными ценами».

Говоря от имени De Beers, Гулд заявила: «Я боюсь, что информация по ценообразованию является собственностью компании и, следовательно, конфиденциальной».

Другие компании тоже придерживаются конфиденциальных систем формирования цены. В электронном письме Государственный оценщик алмазов подтвердил, что он «не имеет доступа к политике ценообразования других алмазодобывающих компаний», но подтвердил, что Государственный оценщик алмазов оценивает «каждую импортируемую или экспортируемую партии с целью определения, соответствует ли ее стоимость справедливой рыночной стоимости».

Но высокопоставленные источники в алмазной отрасли, включая бывшего государственного оценщика, сказали, что Государственный оценщик алмазов полагается на бессистемные выборочные проверки и подтверждает только размер алмазов, а не их качество. Одно официальное лицо, близкое к Департаменту полезных ископаемых и ресурсов (Department of Minerals and Resources), подтвердило, что неверное определение цены алмазов вполне возможно из-за того, что «характер формирования цены весьма субъективный».

(продолжение следует)


*  Эта информация о манипуляциях с ценами на алмазы, перемещающиеся между подразделениями компании, получена из отчета Шарифе (Sharife) и Сары Брекинг (Sarah Bracking), опубликованного Леверхульмским центром по исследованию стоимости (Leverhulme Center for the Study of Value) Манчестерского университета, получившего поддержку в виде гранта от международной неправительственной организации «Оксфэм Великобритании» (Oxfam Great Britain).