Акционеры «Норникеля» уменьшили уставной капитал компании

Компания сообщила, что сегодня на внеочередном Общем собрании акционеров было принято решение об уменьшении ее уставного капитала на 791 227 рублей до 152 863 397 рублей путем погашения приобретенных 791 227 обыкновенных акций номинальной стоимостью...

Вчера

DMCC поддержит JGT Dubai 2023 в качестве официального партнера

Дубайский центр биржевых товаров (Dubai Multi-Commodities Centre, DMCC) объявил, что поддержит вторую Выставку ювелирных изделий, драгоценных камней и технологий (Jewellery, Gem & Technology, JGT) в Дубае, которая состоится в феврале...

Вчера

В первом полугодии Lucara Diamond увеличила выручку благодаря сохранению сильного алмазного рынка

Lucara Diamond получила доход в размере 120,5 млн долларов США от своего рудника Карове (Karowe) в Ботсване в первой половине 2022 года по сравнению с 99,4 млн долларов годом ранее.

Вчера

Jubilee Metals завершила инвестиции в размере 58 млн фунтов стерлингов для расширения производственной зоны МПГ, меди и кобальта

Компания Jubilee Metals завершила свою инвестиционную программу стоимостью 58 млн фунтов стерлингов в Южной Африке и Замбии, которая преобразовала компанию и обеспечила расширение производства платиноидов, хрома, меди и кобальта.

Вчера

Mountain Province объявила результаты за второй квартал

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила операционные и финансовые результаты за второй квартал, закончившийся 30 июня 2022 года.

Вчера

Если будет подготовлен законопроект «налога на карат», примет ли Бельгия соответствующий закон?

06 июня 2014

(IDEX Online) - Конкуренция внутри алмазной отрасли столь высока, что каждый из ее участников страстно желает получить хоть какое-то преимущество – неважно, крупное или мелкое. Эта гонка за повышением конкурентоспособности имеет несколько потрясающих аспектов – например, вложение крупных сумм в технологические исследования и разработки и даже в анализ цен. Один из производителей бриллиантов, когда я спросил его, что не дает ему спокойно спать, ответил: «Вопрос о том, как повысить выход моих бриллиантов весом 2-3 карата на 3%». Даже незначительное улучшение технологии помогает получить больше прибыли за счет повышения экономической эффективности.

Стимул повышать конкурентоспособность характерен как для отдельных компаний, так и для алмазных центров. Члены Дубайской алмазной биржи (Dubai Diamond Exchange) уже 50 лет как освобождены от уплаты налога на прибыль. В Индии от банков требуется откладывать некий процент своего коммерческого кредита на финансирование экспорта, в том числе экспорта бриллиантов.

В Антверпене такая политика не осталась незамеченной – особенно в свете того, что часть бизнеса алмазного центра осуществляется в странах с более благоприятными налоговыми режимами. Бельгийские компании обязаны платить налог на прибыль в размере 33,99%, и если учесть, что конкурирующие алмазные центры – такие, как Дубай и Гонконг (где корпоративный налог на прибыль составляет 16,5%), дышат Антверпену в спину, его озабоченность можно понять.

Представьте себе фирму, имеющую штаб-квартиру в Антверпене, алмазообрабатывающие мощности в Мумбае, экспорт продукции которых приносит вполне конкурентоспособную прибыль, а также офис продаж в Дубае, обслуживающий страны Персидского залива, и еще один офис продаж в Гонконге, управляющий операциями по бенефикации алмазов и продажами в Китае. Зачем такой компании везти прибыль в Бельгию и платить налог в размере 34%, если она может оставить ее в Гонконге и Дубае, где налоговый режим намного благоприятнее?

Эта ситуация вынуждает антверпенские компании удерживать свою прибыль в Бельгии на максимально низком уровне.

Положение дел ухудшилось несколько лет назад после ряда полицейских облав на алмазные компании и последующего приостановления их деятельности. Облавы и расследования, переговоры и судебные дела тянутся бесконечно долго, еще больше затрудняя ведение бизнеса и приводя к тому, что другие алмазные центры (в том числе Израиль) кажутся гораздо более привлекательными.

Именно этот уход бизнеса в другие страны беспокоит лидеров антверпенской алмазной отрасли, которые принимают ряд мер по повышению конкурентоспособности центра. Одна из этих мер направлена на борьбу с утечкой денег – и бизнеса – в другие алмазные центры. Речь идет о так называемом «налоге на карат алмазов» – инициативе, согласно которой алмазные компании вместо высокого налога на прибыль будут платить нечто вроде налога с оборота.

Эта идея алмазной отрасли не в новинку – ее уже воплотили в Израиле, а в Индии уже семь лет борются за ее осуществление. Принцип в том, что алмазные компании платят налоги исходя из размера их бизнеса, независимо от того, получают они прибыль или нет. Цель инициативы – сделать так, чтобы Антверпен остался центром деятельности алмазных компаний, и им не хотелось бы (или, по крайней мере, не приходилось бы) переносить прибыль в другие города и страны.

По мнению Антверпенского всемирного алмазного центра (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) нынешний налоговый режим непредсказуем из-за постоянных изменений в местном и национальном законодательстве и введения новых нормативов – и это является еще одной причиной ввести новый, прозрачный и предсказуемый, режим налогообложения.

Бельгийские компании уже в определенной степени знакомы с недостатками налога с оборота – налога на прибыль, который взимается даже в том случае, если компания понесла убыток в отчетном периоде. По информации AWDC, существует план налогообложения, предусматривающий специальную методику контроля, разработанную алмазной отраслью страны в сотрудничестве с министерством финансов. Работа над системой была начата в 1996 году.

Согласно этой системе, компания, активно участвующая в алмазной торговле, облагается налогом исходя из реальной прибыли, которая, однако, не может быть менее фиксированного минимального процента от продаж. Иными словами, существует минимальная налоговая ставка, которая взимается даже в том случае, когда компания терпит убыток или уровень ее прибыли опускается ниже некоего порога. Размер налога устанавливается индивидуально, что еще больше затрудняет его предсказуемость.

По одной из оценок, Бельгия ежегодно теряет около 50 млн евро налогов из-за того, что компании не приносят прибыль в страну. Если рассчитывать исходя из налоговой ставки в размере 33,99%, получается, что около 147 млн евро прибыли удерживаются за пределами страны.

В настоящее время никто не рискует оперировать цифрами в споре о предлагаемом «налоге на карат», но все стороны понимают, что прибыль, получаемая Бельгией от алмазной отрасли, не должна снижаться.

Именно поэтому сторонники «налога на карат» заручаются поддержкой местных политиков в продвижении этой идеи. В числе приверженцев этой идеи – министр финансов Бельгии Коэн Гинс (Coen Geens), представитель Христианско-демократической и фламандской партии (Christen-Democratisch en Vlaams, CD&V). По сообщениям, он «поручил своей команде исследовать вопрос о том, осуществимо ли введение такого налога, и если да, то каким образом это можно сделать»  –  несмотря на то, что алмазная отрасль в стране непопулярна. Очень многие относятся к ней отрицательно, а местная пресса ведет постоянную кампанию по очернению алмазной отрасли.

Но, поскольку алмазная отрасль обеспечивает 5% экспорта Бельгии, в том числе 15% ее экспорта за пределами Евросоюза, ни один здравомыслящий политический лидер не хочет, чтобы она уменьшилась в масштабах или вовсе пошла ко дну. Однако первое препятствие, которое законопроекту придется преодолеть – это местные выборы.

25 мая состоится то, что жители Антверпена называют «матерью всех выборов» – одновременно пройдут выборы в региональный парламент Фландрии, федеральный парламент Бельгии и Европарламент. Важную роль в предвыборной кампании играют экономические вопросы.

В преддверии выборов, 5 мая, AWDC организовал «Дебаты о влиянии выборов на проблемы алмазной отрасли» (Diamond Election Debate) на Антверпенской алмазной бирже (Beurs voor Diamanthandel). Кандидаты от ведущих партий ответили на вопросы о бизнесе и своих взглядах на алмазную отрасль. Представители партий открытых фламандских либералов и демократов (Open VLD), христианских демократов и фламандцев (CD&V) и нового фламандского альянса (N-VA), как ни странно, единогласно поддержали «налог на карат». Даже Давид Геертс (David Geerts), представитель социалистической партии Фландрии (Sp.a), сделавшей противодействие принятию налога частью своей предвыборной кампании, присоединился к его сторонникам. Единственное возражение прозвучало от Мейрем Алмаси (Meyrem Almaci) из партии «зеленых» (Groen), которая заявила, что поддерживает снижение затрат на рабочую силу и разработку инициативы по улучшению имиджа алмазной отрасли – такой, как маркировка Fair Trade Diamond («алмаз/бриллиант, приобретенный в процессе честной торговли»).

Вдобавок к тому, что, по всей видимости, политики поддерживают введение налога, в его пользу также работает требование De Beers к сайтхолдерам о соблюдении Международных стандартов финансовой отчетности (International Financial Reporting Standards, IFRS). Одна из трудностей, связанных с IFRS и вызывающих возражения против требования De Beers, заключается в том, что прибыль дочернего предприятия сайтхолдера будет учитываться, только в том случае, если она будет переведена материнской компании. Снижение налога на прибыль сделало бы эту проблему менее острой.

Однако рассмотрение законопроекта Еврокомиссией представляет собой еще большее препятствие, так как «налог на карат» может быть воспринят ей как политика предоставления привилегий отдельно взятому сектору экономики, а это идет вразрез с законами Еврокомиссии и принципами, согласно которым такие привилегии не поощряются. Надежду дает лишь тот факт, что Еврокомиссия одобрила «налог на тоннаж».

Согласно этой системе налогообложения, прибыль от перевозок по океану может облагаться налогом по фиксированной ставке, рассчитанной на основе тоннажа кораблей, на которых был доставлен товар, от продажи которого были выручены средства. Однако Еврокомиссия пристально следит за применением этого налога и сразу же вмешивается, если ей кажется, что он взимается ненадлежащим образом. Так, недавно она подвергла критике Испанию и Францию за то, как они применяли налог на тоннаж, и я сомневаюсь, что алмазная отрасль захочет такого же внимания к себе со стороны Еврокомиссии. Прежде чем все тонкости «налога на карат» будут прояснены, пройдет немало времени, а еще больше времени понадобится на принятие закона о нем. Однако эта важная инициатива стоит того, чтобы за нее взяться, поскольку даже видавшая виды алмазная отрасль должна постоянно перестраиваться, чтобы оставаться соответствующей окружающим условиям в беспощадно меняющемся мире.