АЛРОСА возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа

АЛРОСА в июне возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа. Началась отгрузка руды на рудный склад фабрики № 14 для последующего обогащения и повторной оценки качества алмазов, сообщила пресс-служба компании.

Сегодня

Lucara Diamond добыла алмаз весом 1 174 карата на руднике Карове

Компания Lucara Diamond извлекла из руды алмаз размером 1 174,76 карата на полностью принадлежащем ей руднике Карове (Karowe) в Ботсване.

Сегодня

Ведущие отраслевые субъекты примут участие в сентябрьской выставке Vicenzaoro

Рынок золотых украшений с уверенностью на успех ожидает предстоящую сессию международной ювелирной выставки VOS Vicenzaoro September-The Jewellery Boutique Show, которая пройдет 10-14 сентября 2021 года в итальянском Виченце.

Сегодня

Южноафриканцы узнают на собственном горьком опыте, что не все то алмаз, что сверкает

Недавно в деревне Квахлати в южноафриканской провинции Квазулу-Натал возникла «алмазная лихорадка» после того, как пастух первым выкопал блестящий камень в открытом поле.

Сегодня

De Beers увеличила доход от последней продажи алмазного сырья

De Beers выручила 470 млн долларов в ходе своего пятого цикла продаж по сравнению с 385 млн долларов в предыдущем цикле продаж, по данным ее материнской компании Anglo American.

Вчера

Классификация цвета

28 мая 2014

(Rapaport Magazine) – Насколько белым является бриллиант редкого белого цвета? Он белее исключительно белого? Что означают термины «фёст уотер» (First Water), «ягер» (Jager,), «ривер» (River), «топ вессельтон» (Top Wesselton) и «кейп» (Cape), когда дело касается определения цены бриллианта? Было время, когда эти традиционные термины были единственными словами, используемыми в торговле для описания белых бриллиантов.

До того, как Геммологический институт Америки (Gemological Institute of America, GIA) ввел свою систему оценки цвета буквенными обозначениями от «D» до «Z» для белых бриллиантов в 1953 году, дилеры во всем мире использовали такие термины для описания и оценки своих камней. Но это была не очень точная система. «Топ вессельтон» («высший вессельтон») у одного человека мог быть категории «F», а другой камень с таким же обозначением мог относиться к категории «G». Это не удивительно, как говорит Бени Соуфер (Beny Sofer) из нью-йоркской компании BenySofer Inc.: «Мы обычно сидели в Клубе дилеров бриллиантами и сражались друг с другом» за показатели классификации.

Многие из этих первоначальных ключевых терминов для классификации цвета бриллиантов связаны с географическими названиями Южной Африки, так как Южная Африка была основным источником алмазов и бриллиантов с конца 1800-х годов. «Вессельтон» – это была кимберлитовая трубка, на которой добыто много прекрасных белых драгоценных камней и которая стала частью подземного рудника Кимберли (Kimberley) еще в 1892 году. «Кейп» относится к бриллиантам с рудников в провинции Мыса Доброй Надежды (Cape of Good Hope), имеющим желтоватый оттенок. «Ягер» происходит от названия рудника Ягерсфонтейн (Jagersfontein), известного своими голубовато-белыми бриллиантами; этот термин используется для описания флуоресценции. Общие обозначения, например, «ривер» («речной») и «фёст уотер» («первой воды») относятся к бриллиантам, полученным из россыпных алмазов.

Переход от этих довольно расплывчатых терминов к более точным буквенным обозначениям начался в 1940-х годах, когда Геммологический институт Америки начал использовать новую систему оценки цвета как обучающее средство, говорит Том Моузес (Tom Moses), вице-президент и руководитель лаборатории в GIA. «Над этим работал Ричард Лиддикоут (Richard Liddicoat), - объясняет Моузес. – В то время большинство дилеров бриллиантами обозначали цвета буквами «A», потом «AA», «AAA», и т.д., а Лиддикоут хотел создать что-то объективное. Он работал с отраслью, чтобы определить градации, выбирая эталонные бриллианты и создавая шкалу цветов. До 1960 года эта шкала использовалась в основном для студентов-геммологов, обучавшихся классификации бриллиантов. В конце 1950-х и начале 1960-х годов все больше дилеров обращались в GIA с просьбой применить систему буквенной оценки цвета от «D» до «Z», которую она использовала на занятиях, к их камням. Схема классификации цвета Геммологического института Америки превращалась в ценный инструмент для дилеров. Если старый термин «ривер» («речной») относился к какому-то камню, имеющему цвет от «D» до «F», они хотели знать, какой именно цвет имеет их камень - «D», «E» или «F»?

Система GIA c ее удобным в применении буквенным обозначением превзошла все системы классификации цвета бриллиантов, существовавшие до этого. Определенное совершенствование продолжалось в течение нескольких десятилетий по мере того, как дилеры и сам GIA стремились создать самую объективную и самую точную и четко определенную систему, насколько это было возможно.

НАВЕДЕНИЕ ПОРЯДКА

Тем временем другие организации продолжали относиться к вопросу классификации цвета по-своему и со своей точки зрения. В 1966 году Американское общество драгоценных камней (American Gem Society, AGS) разработало цифровую систему, предполагая, что цифры будут наиболее научным способом. Его система, которую в AGS ограничили своими участниками, начинается с категории «0» (эквивалента «D»); затем градация движется по полпункта до «2» для «Н» и до «4» для «L», доходя до конечной категории «10», аналогичной буквенным категориям «X-Z».

В 1975 году две выдающихся организации отрасли, Всемирная федерация алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses, WFDB) и Международная ассоциация производителей бриллиантов (International Diamond Manufacturers’ Association, IDMA), образовали Международный алмазный совет (International Diamond Council). Особой целью совета была разработка «набора общепризнанных стандартов номенклатуры для бриллиантов в международной торговле бриллиантами». Но термины, предложенные этим советом, вряд ли смогли внести ясность или обеспечить оценку бриллиантов. Использовались такие нечеткие определения, как «исключительно белый», «редкий белый», «белый с легким оттенком» и т. д., до «оттенка 1», что соответствовало «М» по шкале GIA, и «оттенка 2», который охватывал все от «N» до «R» по шкале GIA.

С ОБОЗНАЧЕНИЯМИ БУКВАМИ «A» ПОКОНЧЕНО

Часть начальной работы GIA над ее системой классификации, которая со временем претерпела изменения, была проведена совместно с Американским обществом драгоценных камней в 1930-е годы. Эта система оценки цвета с самого начала стояла отдельно, просто начиналась с буквы «D». Первые буквы алфавита, особенно «А» стали настолько затасканными, и ими настолько злоупотребляли к тому времени, что Лиддикоут захотел, чтобы эта новая система начиналась с чистого листа. Он считал, что никто не будет злоупотреблять буквой «D», которая до тех пор была категорией оценки цвета, означавшей «едва заметный» (nearly failing) для студентов, изучавших геммологию.

Самая ранняя версия системы, разработанной для исключительного применения участниками AGS, использовалась ими уже с начала 1940-х годов. Эту систему преподавал ювелирам Лиддикоут и другие инструкторы GIA, включая Берта Крэшеса (Bert Krashes) и Г. Роберта Краунингшильда (G. Robert Crowningshield). Именно тогда стало повышаться значение системы, использующей обозначения от «D» до «Z».

ОСВЕЩЕНИЕ

Конечно, важно, чтобы универсальная система оценки применялась в согласованной, одинаковой обстановке, если нужны точные и надежные результаты. Создание равных условий для проведения оценки постоянно волновало дилеров, которые уже в 1880 году знали о влиянии окружающей обстановки на проявление цвета в бриллианте.

В первую очередь нужно было решить вопрос с освещением. Даже еще до появления GIA диамантерам советовали использовать «хорошее северное освещение» (good north light) только между 10 часами утра и 2 часами дня для проведения оценки бриллиантов, и всегда проводить оценку в одном и том же месте. Одним из первых изменений, внесенным системой Геммологического института Америки, было избавление от «хорошего северного освещения», что само по себе являлось неопределенным неконкретным стандартом. Требование о согласованности все повышалось, так как все больше людей приходило в отрасль, а освещение у ювелиров, естественно, в разных местах было разное.

За несколько десятилетий GIA отточила и усовершенствовала как обстановку, в которой должен проводиться осмотр, так и освещение в этом месте для создания насколько можно более единообразной обстановки для проведения оценки. Необходимо учитывать даже полезный срок службы ламп, потому что флуоресцентные лампы имеют тенденцию тускнеть задолго до того, как они перегорают. Хотя средний срок службы лампы составляет около 5 000 часов, GIA определил полезный срок ее службы менее половины этого срока, и институт заменяет лампы после того, как они использовались всего 1 800 часов.

В 1941 году Джордж М. Шипли (George M. Shipley) и Лиддикоут внедрили колориметр GIA, прибор визуального сравнения цвета, шкалу цветов, которая представляет категории оценки, стандартизированный источник света и обстановку для проведения осмотра. Они также предложили услуги по классификации контрольных или эталонных бриллиантов для ювелиров AGS. Это позволило сформировать основу для нынешних стандартов классификации.

ВЛИЯНИЕ КЛАССИФИКАЦИИ НА ЦЕНУ

По мере того, как GIA разрабатывала и дорабатывала систему классификации цвета от «D» до «Z», дилеры сталкивались с изменениями с разных точек зрения: какое влияние оказали эти буквенные обозначения категории на определение стоимости их запасов? Сведет ли эта система на нет ценное значение «глаза» дилера, его определения, относится ли камень к категории «вессельтон» или «топ вессельтон»?

Вот спросите Соуфера (Sofer), как он принимал решение о категории цвета бриллианта. «У нас были образцы, которые мы предъявили Геммологическому институту Америки, – вспоминает он. – У нас были камни весом в 70, 80, 90 поинтов; мы не могли позволить себе более крупные. Это было, может быть, в 1974 или 1975 году. Мы хотели сравнить их с нашими пробными камнями. Это делается так. Вы смотрите на камень, считаете «один, два, три», затем кладете камень по другую сторону образца, считаете «один, два, три», затем принимаете решение. Если смотреть на него слишком долго, если начать смотреть на один камень, потом на другой, можно запутаться».

Соуфер говорит, что оценка осложняется тем фактом, что «каждым глазом видишь по-разному – с правой и левой стороны - поэтому принимаешь промежуточное значение». Пока не появилась система классификации цвета GIA, говорит он, «было три категории: белый, коммерческий и высший серебряный, что относилось к желтым камням. Белый был голубовато-белым. Коммерческий был самым белым, а не голубовато-белым. Новая система все облегчила».

Шелдон Квайет (Sheldon Kwiat), президент компании Kwiat из Нью-Йорка, вспоминает, как его семейная фирма переходила на систему с обозначениями от «D» до «Z». «Чтó система GIA дала нам - так это общий язык. Он очень помогает нам при обсуждении цвета камня по телефону или по электронной почте. Система GIA очень согласованная, когда люди правильно используют термины», - говорит он. Шелдон Квайет далее замечает, что «несколько лет назад, ритейлер вынужден был полагаться на то, что поставщик разбирается в бриллиантах и понимает разницу между показателем цвета «G» и «H». Имея стандартизированную систему оценки, ритейлеры больше не полагаются на компетенцию поставщика».

НАБОР ЭТАЛОНОВ БРИЛЛИАНТОВ

Кроме одинакового освещения, согласованность системы классификации зависит от использования набора эталонов бриллиантов для сравнения. Квайет объясняет: «Мы выбираем определенные бриллианты, которые находятся в ключевых точках шкалы оценки. У нас есть девять бриллиантов круглой огранки от «низкого D» – «пограничного D-E» – до «низкого L» – «пограничного L-M». По огромному большинству бриллиантов, которые мы посылаем в GIA, наши мнения совпадают».

Что происходит, когда камень находится на границе категорий цвета? «Кто-то должен принять решение, - говорит Квайет. -  В каждой системе классификации всегда сталкиваешься с вопросами пограничного цвета. У бриллиантов нет определенного цвета; у них множество цветов. Для тех камней, которые попадают на пограничную линию, очень хорошо подходит система GIA».

Попытки решить вопрос с этими камнями «пограничного цвета» привели к эксперименту, проведенному где-то в 1970-х годах, по оценке по группе цвета (range grading), используя две буквы для одного камня, например, «E-F» или «G-H» для обозначения того, что камень попал в этот цветовой интервал, как сообщает Моузес (Moses). Когда он пришел работать в GIA в середине 1970-х годов, говорит он, то «мы проводили оценку по группе цвета. В некотором роде это проще, но невозможно повернуть стрелки часов назад к оценке по группе цвета в настоящее время. Существует степень допусков в оценках. Они так и останутся пограничными вопросами».

Билл Бояджян (Bill Boyajian), бывший президент и ветеран GIA, проработавший в институте 20 лет, сказал: «Наилучший способ уменьшить проблему – это быть уверенным в том, что сами наборы эталонных бриллиантов являются одинаковыми. Ссылаясь на набор «главных эталонов», который находится в сейфе GIA, он добавляет: «Все другие наборы бриллиантов в лабораториях были сделаны с помощью этого набора. Наборы эталонных камней, используемые другими лабораториями, были классифицированы по набору эталонов бриллиантов GIA”.

СОЗДАНИЕ РАВНЫХ УСЛОВИЙ ИГРЫ

Марвин Сэмюэлз (Marvin Samuels) из компании Premier Gem Corp. в Нью-Йорке начинал работать огранщиком в 1960-е годы – время, когда глаз дилера значил все при оценке очень крупных бриллиантов. Он вспоминает обмен, который он совершил с Гарри Уинстоном (Harry Winston) в офисе Winston на пересечении Пятой авеню и 56-й улицы, который тогда был совсем новый. «Еще в 1964 или 1965 году, я начал производить крупные камни. Я изготовил бриллиант огранки «маркиз» весом 23,30 карата цвета «D». В то время мы называли такие камни голубовато-белыми. Его оказалось трудно продать. Я в свое время покупал белые алмазы у Гарри Уинстона, поэтому я пошел к нему и сказал, что хочу поменять его на алмаз.

Я сказал ему: «На него есть сертификат, выданный GIA». Он спросил: «Что это такое»? Я ответил: «Это новая лаборатория». Он сказал: «Это ничего для меня не значит. Они покупают мое имя, а не сертификат. Это не сработает; ничего из этого не выйдет». Он посмеялся надо мной. «Вы заплатили за сертификат»? Я ответил: «Да».

Для Уинстона опыт и острый глаз были единственными инструментами для оценки; он посмеялся над идеей о том, чтобы получать листок бумажки из лаборатории для оценки камня. Но для большинства участников торговли этот сертификат был как залог того, что с бриллиантом все в образцовом порядке, и он имел большое значение для такого молодого огранщика, как Сэмюэльс. Раньше, говорит он, «я не мог продавать его ювелиру. Сертификаты GIA дали таким огранщикам, как мы, возможность конкурировать с Harry Winston и Van Cleef&Arpels» благодаря сертификату о качестве бриллианта, выданному третьей стороной. «Это открыло совершенно другой вид бизнеса, - говорит  Сэмюэльз. – Это помогло отрасли. Это уровняло условия игры».

С 1955 года, когда Геммологический институт Америки выдал свой первый сертификат, он выдал сертификаты для миллионов бриллиантов. Все же, несмотря на все усилия, на классификацию бриллиантов не может не повлиять человеческий фактор или сам характер материала бриллианта. Моузес говорит: «Мой личный опыт показывает, что я смотрю на камень один день, потом еще день, я чувствую, что это другая категория, и это в этой же пограничной области. Мы могли бы выполнять работу лучше, если бы на всех бриллиантах были параллельные плоскости. Но огранка бриллиантов выполняется так, чтобы свет преломлялся, а это вопреки зрительной системе, это художественная часть, которой мы создаем и то, что делает бриллианты еще более красивыми и притягательными. Это является частью тайны или частью бриллиантов, граничащей с искусством». 

Система классификации цвета является решающей для получения ответа на вечный вопрос: сколько стоит этот бриллиант? Когда отрасль оценивает бриллиант цвета «G» на 20 процентов дороже бриллианта цвета «Н», такая оценка позволяет повесить ценник с серьезной ценой. Это дает отрасли и потребителям научную основу для оценки бриллиантов. Всемирно признанные сертификаты GIA являются надежным документом для покупателей бриллиантов во всем мире. Мнение других лабораторий ценится высоко, в частности, в Европе хорошо известны Gübelin и SSEF, но международные покупатели предпочитают, чтобы имеющий важное значение бриллиант имел сертификат GIA.