АЛРОСА представила результаты продаж за май 2021 года

АЛРОСА сообщила предварительные результаты продаж алмазного сырья и бриллиантов за май 2021 года. Общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в мае составил $365 млн, в том числе алмазного сырья – $346 млн, бриллиантов − $19 млн.

Вчера

Открытие Botswana Diamonds на проекте Торни Ривер продвигается к оценке ресурсов

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на биржах AIM и BSE, заявила, что продвинулась в направлении оценки ресурсов на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в Южной Африке.

Вчера

Прибыль Chow Tai Fook в 2021 финансовом году выросла на 107%

Годовые результаты группы компаний Chow Tai Fook Jewellery Group за 2021 финансовый год показали, что прибыль компании выросла на 107,7%, до 775,83 млн долларов. Это стало значительным улучшением по сравнению с убытком в 36,6% в 2020 финансовом...

Вчера

Запущен выпуск первой в мире одобренной регулятором алмазной монеты

Новую алмазную монету позиционируют как альтернативный товар для инвесторов, который они могут приобрести вместо золотых слитков.

Вчера

Намибия блокирует предложение Namdia назначить эксперта по оценке алмазов

Министерство горнодобывающей промышленности Намибии заблокировало предложение исполнительного директора государственной компании Namib Desert Diamonds (Namdia) Кеннеди Хамутеньи (Kennedy Hamutenya) назначить своего менеджера по продажам...

10 июня 2021

Антверпен или Дубай? Вот в чем вопрос для алмазов из Маранге

14 апреля 2014

После снятия Европейским союзом в прошлом году эмбарго на торговлю алмазами с месторождения Маранге (Marange) в Зимбабве крупные центры торговли алмазами в мире стали бороться за то, чтобы предложить этой южноафриканской стране платформу для торговли ее драгоценными камнями.

Бельгия, которая помогла убедить коллег в ЕС снять санкции с корпорации Zimbabwe Mining Development Corporation (ZMDC), первой стала торговать алмазами с месторождения Маранге.

Пробный Антверпенский алмазный тендер, организованный в декабре прошлого года, выручил €7,6 миллиона ($10,4 миллиона) за 279 723 проданных карата алмазного сырья.

На торги было выставлено примерно 300 000 каратов алмазов. 

Фрэнсис Гудианга (Francis Gudyanga), министр горнодобывающей промышленности страны, сказал тогда, что большинство выставляемых товарных партий не отражает всего среза продукции каждого отдельного горнодобывающего предприятия.

«Иными словами, состав лотов не давал полноценного представления об ассортименте алмазов в диапазоне от низкого до высокого качества, производимых на каждом из пяти действующих добывающих предприятий», - заявил Гудианга, по сообщениям местных СМИ.

«На данном тендере 89% предложенного товара составляли низкокачественные промышленные алмазы. В целом они были не очень хорошо очищены и отсортированы, и состав лотов был не оптимальным», - добавил министр.

Вторые антверпенские закрытые торги также были проведены в прошедшем феврале и принесли $70 миллионов за 959 931 карат.

Аналитики в Зимбабве прогнозируют поступления порядка $35 миллионов.

Но доходы от аукциона выросли на 700 процентов по сравнению с первой продажей.

Повышение поступлений, как сказали официальные лица, стало результатом улучшения качества алмазов, выставленных на торги.

Прозрачность, появившаяся с антверпенскими тендерами, приветствовалась многими как нужная Зимбабве, принимая во внимание непрозрачный характер, присущий ранее продажам алмазов с месторождения Маранге.

Несмотря на два успешно проведенных антверпенских тендера, Хараре объявила, что планирует проводить тендеры в Дубайском и Шанхайском алмазных центрах, чтобы точно определить их стоимость. 

Роберт Мхланга (Robert Mhlanga), председатель правления компании Mbada Diamonds, также сказал парламентскому комитету, что он выступает против продажи алмазов в ЕС.

«У меня есть серьезные оговорки относительно Антверпена, потому что они наши вчерашние враги. Мы на самом деле прогнулись под санкциями благодаря Брюсселю, а сейчас, когда они заявили, что отменили санкции, мы к ним побежали. Лично у меня есть свои оговорки», - сказал он. Мхланга, недавно назначенный в состав правления Дубайской алмазной биржи (Dubai Diamond Exchage, DDE), сказал, что Зимбабве должна вместо этого создать свою собственную алмазную биржу, чтобы исключить потери в доходе в связи с комиссионными, выплачиваемыми Антверпенскому всемирному алмазному центру (Antwerp World Diamond Centre, AWDC).

«Я не думаю, что это хорошо. Я твердо верю, что у Зимбабве как у страны есть способность проводить аукционы у себя дома, где могут присутствовать сотни компаний, - сказал Мхланга. - Существует множество преимуществ, когда вы приглашаете людей на тендеры в вашей собственной стране. Вы поддерживаете свою собственную туристическую отрасль... Я не верю в умиротворения врага».

Как и ожидалось, AWDC посчитал намерения Зимбабве проводить тендеры в Дубае и Шанхае нарушением своих обязательств. 

«Я взял на себя обязательство перед министром горнодобывающей промышленности (бывшим министром Обертом Мпофу/Obert Mpofu) оказать содействие снятию санкций в отношении Zimbabwe Mining Development Corporation, и я провел чрезвычайно трудную работу, чтобы сдержать эти обещания, - заявил генеральный директор AWDC Ари Эпштейн (Ari Epstein) в своем выступлении в ходе парламентского семинара в Хараре в прошлом месяце. - Экспорт алмазов Маранге был возобновлен, но, к сожалению, не в Антверпен, а для остального мира. Почему же, когда санкции сняты, вы их вводите сами в отношении себя?»

Он также сказал, результаты последних тендеров, проведенных в Антверпене, продемонстрировали огромный покупательный потенциал и преимущества ведущей в мире платформы, осуществляющей торговлю алмазами.

По его словам, показатели Антверпена превзошли все ожидания, и в среднем генерируемые там цены оказались на 30 процентов выше ожиданий компаний-производителей и на 50-60 процентов выше цен в Зимбабве и в других алмазных центрах.

Эпштейн сказал, что показатели повысились сверх высказывавшихся ожиданий, так как в среднем, они были на 30 процентов выше тех, которые ожидали алмазодобывающие страны, и на 50-60 процентов выше цен, полученных в Зимбабве и других алмазных центрах.

Он также отметил, что впервые за четыре года правительство получило прозрачный и соответствующий инвестициям доход.

До торгов в Антверпене продукция Маранге продавалась в Зимбабве и в других алмазных центрах по средней цене в $ 47 за карат, в результате чего средний доход на инвестиции для казны Зимбабве составил $ 7.05/кт.

В отличие от этого, Антверпен достиг средней цены в $ 80/кт или $ 12 за карат в виде роялти для министерства финансов.

До торгов в Антверпене алмазы с месторождения Маранге продавались в Зимбабве и в других алмазных центрах по средней цене $47 за карат, что давало средний возврат на инвестиции для Зимбабвийского казначейства порядка $7,05 за карат.

А в Антверпене была достигнута средняя цена $80 за карат или $12 за карат в виде роялти для казначейства.

«Если бы все продажи проходили через Антверпен, Зимбабве получила бы более $ 400 млн в виде дополнительных доходов, что увеличило бы роялти на $ 60 млн в год, - заявил Антверпен. - Естественно при этом, что общая сумма денежных средств, поступающих в министерство финансов, росла бы экспоненциально этой цифре».

После того как Антверпен изложил свои доводы, многим захотелось увидеть результаты дубайского тендера алмазов с месторождения Маранге, который завершился 30 марта.

Дубайский тендер принес $29,2 миллиона от продажи 380 626 каратов алмазов.

В отличие от антверпенского тендера в Дубае ко всем компаниям была обращена просьба почистить свои алмазы перед тендером с тем, чтобы они принесли более высокие цены.

Петер Мееус (Peter Meeus), председатель правления Дубайской алмазной биржи (DDE), сказал, что на тендере была достигнута средняя цена в $76 за карат, а самая высокая цена составила $5 000 за карат.

«DDE поддерживала и будет продолжать оказывать поддержку африканским рынкам алмазов, обеспечивая доступность соответствующей инфраструктуры для облегчения торговли между странами-производителями и странами-потребителями», - подчеркнул он.

Вальтер Чидхаква (Walter Chidhakwa), министр горнодобывающей промышленности Зимбабве, сообщил, что правительство заработало $4,3 миллиона виде роялти от этого тендера.

Что же касается средней цены за карат, зафиксированной в каждом из этих алмазных торговых центров, то Антверпен принес лучшие цены.

Разница в $4 может оказаться огромной, если будет рассматриваться вопрос о продаже миллионов каратов алмазов.

Вместе с тем данные, опубликованные в начале этого месяца Зимбабве, показали, что на втором антверпенском тендере средняя цена за карат составила $72.96 за карат, а не $80 за карат, как об этом сообщал AWDC.

Зимбабвийское правительство с похвалой отозвалось о дубайском тендере в связи с тем, что он привлек более высокие цены, однако следует учесть, что в Антверпене не все камни продавались чистыми, как это было в Дубае.

И это оказало свое влияние на цены.

Еще одним фактором, указывающим на то, что Хараре может отдать предпочтение Дубаю перед Антверпеном, является недавняя поездка президента Роберта Мугабе в Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) с целью открытия там посольства, у которого не будет никаких серьезных дипломатическую задач, кроме наблюдения за продажей зимбабвийских алмазов.

DDE выступала на стороне Зимбабве в то время, когда ЕС препятствовал продаже алмазов из этой страны на международном рынке.

В будущем это может повлиять на торговлю алмазами из Маранге за пределами Зимбабве.

Maтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished