Sociedade Mineira do Cuango удвоила выручку от продажи алмазов

Ангольская компания Sociedade Mineira do Cuango (SMC) удвоила свой февральский доход, доведя его до 12 млн долларов после продажи 23 000 каратов алмазов по сравнению с 6 млн долларов, вырученными годом ранее за 19 000 каратов.

Сегодня

Зимбабве потеряла 11 тонн золота из-за контрабанды

Зимбабве потеряла треть своего годового производства золота из-за контрабандистов в прошлом году, сообщают СМИ со ссылкой на компанию Fidelity Printers and Refiners (FPR), являющуюся подразделением центрального банка с монополией на покупку...

Сегодня

АЛРОСА возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа

АЛРОСА в июне возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа. Началась отгрузка руды на рудный склад фабрики № 14 для последующего обогащения и повторной оценки качества алмазов, сообщила пресс-служба компании.

Сегодня

Lucara Diamond добыла алмаз весом 1 174 карата на руднике Карове

Компания Lucara Diamond извлекла из руды алмаз размером 1 174,76 карата на полностью принадлежащем ей руднике Карове (Karowe) в Ботсване.

Сегодня

Ведущие отраслевые субъекты примут участие в сентябрьской выставке Vicenzaoro

Рынок золотых украшений с уверенностью на успех ожидает предстоящую сессию международной ювелирной выставки VOS Vicenzaoro September-The Jewellery Boutique Show, которая пройдет 10-14 сентября 2021 года в итальянском Виченце.

Сегодня

Геммологический институт Америки: cлишком большой, чтобы потерпеть крах

02 апреля 2014

(IDEX Online) – Давайте сразу обратимся к ключевому аспекту: в любой определенный момент в Геммологическом институте Америки (Gemological Institute of America, GIA) и других сертификационных лабораториях могут находиться бриллианты на сумму $1,5 млрд, которые не будут легкодоступными для бизнеса. Если годовое потребление бриллиантов составляет около $22 млрд (по оптовым ценам на бриллианты), это означает, что в любой определенный момент времени из цикла деловой активности выпадает примерно 7-8 процентов годового объема продаж, что эквивалентно мировым рабочим запасам бриллиантов за 20 рабочих дней.  

В Геммологическом институте Америки мы недавно увидели, что время оборота для их сертификатов очень сильно увеличилось – со всего лишь нескольких недель в ноябре до почти двух месяцев (а иногда больше) в настоящее время. В частности, для мелких бриллиантов (ассортимент размером 0,20 карата - 0,50 карата) внезапное увеличение времени цикла – в очень важный (праздничный) период для спроса – привело к дефициту на рынке и неизбежному повышению цен на бриллианты. Существует также озабоченность в отношении того, что может произойти, если GIA неожиданно выполнит свои заказы, что приведет к появлению большого количества товара на рынке в течение короткого времени. (Маловероятно, что это произойдет; GIA требуется шесть месяцев для подготовки каждого нового оценщика, поэтому имеющиеся заказы обрабатываются постепенно.)

Сертификация

Сертификация стала обязательной. Люди предпочитают не вспоминать, что вызвало эту тенденцию. Во времена до сертификации имело место много «неправильных продаж». Появление сертификации – это результат того, что отрасль, включая ритейлеров, не является прозрачной в отношении своего продукта, большая часть которого сопровождалась преднамеренно искаженной информацией. Первоначально сертификация была в основном нацелена на повышение доверия потребителей, и некоторые из нас все еще так считают. Но в настоящее время сертификация может быть в основном предназначена для обеспечения доверия торговцев внутри торговли. Она также позволяет проводить «торговлю товарами» на основании только документов, но это уже побочный результат, и это никогда не было первоначальной целью.

Огромная потребность в сертификации для нужд самой торговли недавно еще больше возросла ввиду продажи смешанных нераскрытых природных и синтетических бриллиантов. На самом деле, страх, связанный с синтетическими бриллиантами, заставил как ритейлеров, так и торговцев относиться к сертификату как к документу, дающему полную уверенность.

Сертификация оправдывает себя, однако…

Такое впечатление, что у Геммологического института Америки есть пресс для печатания денег – но в основном для себя. Бриллиант, поступающий в лабораторию GIA, на выходе из нее с сертификатом GIA может прибавить в (рыночной) стоимости примерно на 3-5 процентов, хотя это с трудом покрывает дополнительные расходы. Правда заключается в том, что многие камни просто невозможно продать или выставить на аукцион без документа GIA – в противном случае дело будет двигаться не так быстро.

Это порождает вопросы о риске, связанном с повышенной концентрацией бизнеса. Интересно, что случится с отраслью, если что-то произойдет с GIA. Мы вернемся к этому вопросу позднее. Как уже говорилось, сертификация бриллиантов стала неотъемлемой частью процесса производства алмазов и бриллиантов. В действительности, затраты на сертификацию уже учтены при покупке алмазов. Они также имеют существенное значение, как и затраты на оплату труда.

Вообще, доля затрат на оплату труда в подлежащих сертификации алмазах составляет где-то от $80 до $120 за карат. Сертификация GIA может стоить столько же, но она, должно быть, того стоит, иначе у GIA не было бы такого бизнеса. В действительности, во многих случаях у торговца нет выбора – он просто должен получить этот сертификат, даже если приходится ждать несколько недель. Есть даже смысл воспользоваться услугой экспресс-обслуживания за «один день», заплатив двойную цену.

На это можно посмотреть по-другому. Финансовые результаты GIA за прошлый год еще не опубликованы, но мы ожидаем, что они покажут объем поступлений от сертификации в размере примерно $210 млн. Согласно нашим расчетам, стоимость общего количества бриллиантов, сертифицированных Геммологическим институтом Америки, составляет $27,5 млн за каждый рабочий день. Принимая, что в году 270 рабочих дней, общая стоимость сертифицируемых бриллиантов составляет $7,5 млрд в год. Таким образом, прямые затраты на сертификацию (то есть, суммы, выплаченные отраслью Геммологическому институту Америки) составят около 2,8-3 процентов от стоимости товара. К этой сумме нужно добавить административные расходы, затраты на отгрузку, страхование и проценты. Без труда получается общая сумма в размере 4-5 процентов.

Объем продукции, поступающей в Геммологический институт Америки на сертификацию: 14 000 драгоценных камней в день

Согласно подтвержденным данным, каждый рабочий день в Геммологический институт Америки на сертификацию поступает 14 000 драгоценных камней по всему миру. Мы считаем, что около 9 500 из предъявленных драгоценных камней будут для досье, а 4 500 – для сертификатов. Давайте предположим, что у камня для досье средняя стоимость (на камень) может быть порядка $700 (и это, вероятно, слишком низкая цифра), и что более крупный бриллиант, предъявленный для сертификации, оценен в $8 000 за карат. Если предположить, что средний вес сертифицированных товаров составляет 0,7 карата, то эти 4 500 драгоценных камней могут стоить по $5 600 за камень.

Предположим, что в двух календарных месяцах 45 рабочих дней. Это означает, что в GIA будут находиться в это время бриллианты на сумму $1,6 миллиарда (а может быть, и больше, но не меньше). Судя по этой арифметике, ежегодно GIA проводит сертификацию примерно 34-35 процентов (по стоимости) мирового годового объема продаж.

Если предположить, что другие лаборатории в отрасли, не принадлежащие GIA, принимают камни на сумму порядка $15 млн в день в стоимостном выражении (что, конечно, может быть больше, учитывая количество камней), то объем продаж бриллиантов на сумму $11,5 млрд из годовой суммы $22 млрд будет подтвержден сертификатами. Примерно половина по стоимости. Это разумная гипотеза? (Если взять полный объем сертифицируемых бриллиантов, то теоретические расчеты дают похожую картину. На самом деле это говорит о том, что все, что подлежит сертификации, фактически проходит сертификацию). Экономические последствия сертификации и роль лабораторий, включая роль запасов (хранилища) этих лабораторий, требуют дальнейшего изучения и осмысления. 

Подлежащая сертификации часть мирового объема производства

Давайте посмотрим на мировой объем производства с точки зрения потенциальной сертификации. Согласно исследованию компании Tacy Ltd., текущий годовой объем производства бриллиантов составляет 32 млн каратов.

Подавляющая часть объема производства природных бриллиантов – это бриллианты размером меньше 0,18 карата. Из 32 млн каратов бриллиантов объем примерно в 18,5 млн каратов состоит из камней размером меньше семи пойнтов (0,07 карата), а еще 6,9 млн каратов попадают в категорию 0,08-0,17 карата. Общий годовой объем производства бриллиантов размером 0,18 карата и выше составляет 6,6 млн каратов.

Давайте посмотрим на это повнимательнее: мы следовали эмпирическому правилу, которое заключается в том, что при объеме производства сырых алмазов примерно 35-36 процентов объема производства составляет примерно 85 процентов в стоимостном выражении. Обычный рудник – если еще есть такой – производил бы 7-8 процентов алмазов по объему в каратах, размер которых превышал бы 2 карата, и примерно 29 процентов в диапазоне +11/-2,0 карата.

Если посмотреть на бриллианты, то мы увидим, что менее 7 млн каратов из 32 млн каратов бриллиантов составляют свыше 80 процентов бриллиантов в стоимостном выражении, то есть примерно на $18 млрд по стоимости при оптовой продаже бриллиантов. Бриллианты меньшего размера, то есть объем которых равен порядка 25 млн каратам, обеспечивают стоимость, равную $4-5 млрд. Поэтому наша гипотеза, упомянутая ранее, о том, что ежегодно будут проходить сертификацию бриллианты на сумму примерно $11,5 млрд (включая досье), выглядит обоснованной.

Лаборатории сертифицируют драгоценные камни, а не караты

Но давайте посмотрим на драгоценные камни, а не на караты. GIA сертифицирует порядка 4,2-4,5 млн камней в год, но это включая сертификацию для досье. 32 млн каратов представляют порядка 1,0-1,1 млрд (!) драгоценных камней. (Эти цифры основаны на расчетах и оценках чистого объема выхода бриллиантов из каждой категории алмазов после удаления, конечно, технических бриллиантов из объема производства алмазов.) Это значение не является абсолютно точным, так как с изменениями в технологии повышаются также и объемы производства. Кроме того, меняется также объем камней, переходящих из категории технических в категорию, близкую к ювелирному качеству.

Ежегодно примерно 1 млрд бриллиантов, каждый размером менее 0,07 карата, поступают в цепочку создания стоимости бриллиантов. Не существует коммерческого или экономического основания для сертификации этих миллиардов камней. Кто-то может поспорить, что их нужно проверять, являются ли они синтетическими бриллиантами или нет, но это вопрос, понятный лишь посвященным и не имеющий значения в данном случае.

Если принять объем производства бриллиантов равным примерно 1 млрд камней, получим следующую картину.

Для целей сертификации теоретический предел составит около 14 млн камней, но эта цифра включает камни всех цветов и всех категорий чистоты и, очевидно, не все эти камни будут продаваться с сертификатами.  

Из этого теоретического количества, равного 14 млн камней, в GIA наверняка поступят в этом году 4,3 млн камней. Это огромное количество! Это количество такое огромное из-за суммы, которую оно представляет. Влияние GIA на рынок считается еще более сильным, чем пропорциональная доля сертификации, которую он проводит. 

Риск, связанный с повышенной концентрацией бизнеса: готова ли к этому отрасль?

Цифры раскрывают только часть всей информации. Зависимость отрасли от GIA также постепенно стала одной из главных уязвимых сторон отрасли. Несколько лет назад был скандал, о котором сейчас практически забыли, и был он связан с завышением качества в сертификате. Благодаря огромным навыкам управления рисками и умению выходить из разных ситуаций, с этим потенциальным катастрофическим ударом по отрасли справились – никто не попал в тюрьму, избежали гневных выступлений со стороны потребителей и не был нанесен вред доверию к нашей продукции. На самом деле, Геммологический институт Америки вышел из этой истории с еще бóльшим доверием со стороны общественности и отрасли.

Некоторые крупные сети розничной торговли сделали свои собственные выводы и заменяют гарантию Геммологического института Америки на свои собственные корпоративные сертификаты. Подразделения компании De Beers (Forevermark, и т.д.) тоже пошли на рынок в обход GIA. Реакция GIA, заключающаяся в расширении глобализации своих услуг и своего бренда, ясно показывает, что у De Beers не будет легкого пути к введению своих собственных сертификатов. Но повышается и уязвимость GIA. Чем больше количество камней, тем больше трудности в плане согласованности сертификации.

GIA не является всемогущим, и он не единственный в своей отрасли. Но правда это или нет, ни одна другая сертификационная лаборатория не добилась такого престижа, какой имеет сертификат Геммологического института Америки. GIA является благотворительным учреждением. Его некоммерческий статус, который позволяет ему зарабатывать около $50 миллионов в год без налогообложения, продолжит обеспечивать ему (незаслуженное?) преимущество в конкурентной борьбе. Но мы, как отрасль, остановились ли когда-либо и задумались ли о нашем собственном отраслевом риске, связанном с тем, что слишком сильно полагаемся на GIA?

Риск, определяемый как неопределенность результатов какого-либо события, является неотъемлемой частью бизнеса. Что случится, если по какой-то причине GIA прекратит свою деятельность на продолжительное время? (Из-за всемирной забастовки оценщиков или чего-либо еще.) Что будет, если произойдет еще какой-то Сертифигейт (Certifigate) с такими же результатами, как у компании Arthur Andersen/Enron? Так уж ли это невозможно? Может быть, но такова природа катастроф – они происходят нечасто, но часто непредсказуемо. Просто представьте себе «невероятный» сценарий, в котором престижный бренд типа Tiffany вдруг обнаружил, что продал синтетические бриллианты с сертификатом GIA на природные камни. «Невероятно!» - воскликнем мы все разом.

Но остается фактом то, что в начале 2014 года мы должны понять, что именно собственное поведение отрасли привело к ее зависимости от сертификатов вообще и от Геммологического института Америки в частности. В прежнее время у отрасли был Опекун, Крестный отец, Защитник – как ни назови – пока антитрестовские органы не прекратили его существование. GIA приблизился больше других организаций к тому, чтобы выполнять эти роли. К счастью, пока в GIA под руководством Сьюзан Жак (Susan Jacques) и Тома Моузеса (Тom Moses) нет признаков, указывающих на то, что в один день эта проблема может возникнуть. Это как раз и является основанием считать, что сейчас подходящее время подумать и о невероятном.

Просто бриллиантовая отрасль слишком много инвестировала в этот бизнес, чтобы позволить Геммологическому институту Америки потерпеть крах – и это, возможно, является веской причиной для того, чтобы все соответствующие акционеры время от времени задумывались об уязвимости, которую представляет этот риск, связанный с повышенной концентрацией бизнеса. Никогда еще до этого так много не было поставлено на карту.