Результаты Signet Jewelers за 1-й квартал превзошли ожидания

Компания Signet Jewelers Limited, крупнейший в мире ритейлер ювелирных изделий с бриллиантами, объявила результаты продаж за 13 недель, закончившихся 1 мая 2021 года.

Вчера

Открыта регистрация на онлайн-трансляцию ювелирного конгресса J-1 Kazakhstan

Международная ювелирная выставка-конгресс J-1 Kazakhstan пройдет 30 июня-2 июля в Нур-Султане. Как сообщили организаторы, увидеть выступления спикеров смогут все желающие благодаря прямому эфиру, организованному совместно с онлайн-университетом Skillbox...

Вчера

Обзор WGC: центральные банки продолжают относиться к золоту позитивно

Центральные банки по-прежнему позитивно относятся к золоту, и около 21 процента центральных банков по всему миру намерены увеличить свои золотые резервы в течение следующих 12 месяцев, согласно исследованию, проведенному Всемирным советом по золоту (World...

Вчера

Riozim требует более 2 млн долларов компенсации за украденную хромовую руду

Многопрофильная горнодобывающая компания RioZim обратилась в суд с просьбой взыскать с компании Falcon Resources более 2 млн долларов США за хромовую руду, которая якобы была украдена во время спора с данной компанией.

Вчера

АЛРОСА представила результаты продаж за май 2021 года

АЛРОСА сообщила предварительные результаты продаж алмазного сырья и бриллиантов за май 2021 года. Общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в мае составил $365 млн, в том числе алмазного сырья – $346 млн, бриллиантов − $19 млн.

11 июня 2021

Почему Зимбабве должна сейчас держаться за Антверпен

26 марта 2014

Добыча алмазов в Маранге и их продажа были окутаны тайной, поскольку некоторые правительственные чиновники утверждали, что это был способ защиты покупателей от потенциальных санкций США и Европейского cоюза.

Журналисты, в том числе и автор данной статьи, пытались много раз получить данные о производстве и продаже алмазов от министерства горнодобывающей промышленности Зимбабве, но безрезультатно.

«Кто просит прозрачности? Это те же люди, которые ввели против нас санкции, потому что прозрачность для стран, которые их ввели - это информация о банках, через которые идут деньги, это знания о компаниях, которые покупают наши алмазы, и все это для того, чтобы наброситься на них. Мы не глупцы», - заявил в марте 2012 года министр горнодобывающей промышленности Оберт Мпофу (Obert Mpofu) в интервью CNN.

Принимая во внимание отказ министерства горнодобывающей промышленности предоставить данные о производстве и сбыте алмазов, многие стали подозревать, что это был способ избежать подотчетности.

Обстановку еще более обострял бывший министр финансов Тендаи Бити (Tendai Biti), который постоянно жаловался на урезанный поток доходов от алмазов в казну, несмотря на то, что правительство владело частью капитала во всех алмазодобывающих компаниях Маранге.

Он был вынужден сократить бюджет Зимбабве в 2012 году с $ 4 млрд до $ 3,4 млрд после получения $ 41 млн из $ 600 млн ожидавшихся от продажи алмазов.

Несмотря на это, его коллеги из партии ZANU PF президента Роберта Мугабе в тогдашнем правительстве национального единства (ПНЕ), а также алмазодобытчики опровергли обвинения в том, что они перечисляют мало денег.

«Он (Бити) либо говорит неправду, либо некомпетентен, либо неграмотен. Он сделал промах, просчитался. И он должен иметь достаточно мужества признать, что он сделал ошибку, - утверждал тогда член правления компании Anjin Муньярадзи Мачача (Munyaradzi Machacha). - Он должен сказать народу, где деньги, которые мы отдали казначейству».

Интересно, что через несколько месяцев после роспуска правительства национального единства правительство, возглавляемое ZANU PF, стало «возмущаться» малым объемом денежных поступлений из Маранге, в то время как оно ведет битву за укрепление больной экономики.

Президент Роберт Мугабе недавно заявил, что его правительство предпринимает широкомасштабные исследования деятельности горнодобывающих компаний в Маранге.

По его словам, если правительство обнаружит, что ему был нанесен какой-либо ущерб, то покатятся головы.

«Мы будем наблюдать и смотреть [даже в Маранге], - приводят его слова государственные средства массовой информации. - [Мы хотим увидеть, как они работают, и если мы обнаружим проявления коррупции], я могу сказать вам, что люди за это ответят».

Его министр горнодобывающей промышленности Вальтер Чидаква (Walter Chidhakwa) также заявил, что правительство скорее прекратит всю алмазодобычу в Маранге, чем допустит, чтобы добывающие компании продолжали обирать страну на миллионы долларов путем занижения реальной стоимости добываемых камней.

«Если мы раньше, так сказать, лишь просматривали записи камер видеонаблюдения, то сейчас мы идем по следу», - заявил он, согласно государственной газете Herald.

«И если след в Маранге укажет на то, что содержание драгоценных камней на участке составляет от 10 до 15 процентов, а вы приходите ко мне и говорите, что нет, вы нашли там всего два процента, то вас там больше не будет. Вы не нужны нам в Зимбабве, потому что вы путаете следы, и мы видим, что это делается намеренно. Мы и так потеряли много наших алмазов», - сказал Вальтер Чидаква.

Министр добавил, что незадолго до последнего аукциона в Антверпене один оценщик алмазов установил цену в $ 400 за карат, но этот показатель вырос до $ 1 000 в ходе аукциона и в конечном счете дошел до $ 18 000 за карат.

«Так скажите мне, в чем проблема? Тот, кто оценивает алмазы в $ 400, должно быть, либо плохой оценщик, либо его отозвали в сторонку и попросили не называть правильную цену», - заявил он.

Эти заявления со стороны Мугабе и его министра горнодобывающей промышленности ясно показывают, что дела больше не будут вестись прежним образом, поскольку зимбабвийцы ожидают от сегодняшнего правительства выполнения своих щедрых обещаний, сделанных в ходе предвыборной кампании в прошлом году.

К сожалению, со стороны таких дружественных стран, как Китай, не будет оказано поддержки бюджету, несмотря на большие надежды на то, что это будет сделано.

Международный валютный фонд и Всемирный банк также не хотят связывать себя обязательствами.

Таким образом, это объясняет, почему правительство сейчас наращивает давление на алмазодобывающие компании с тем, чтобы те выполняли свои обязательства.

Отмена санкций ЕС в отношении алмазных компаний в Маранге в сентябре прошлого года проложила путь к тендерам в Антверпене, которые не только прозрачны, но и дают лучшие цены на драгоценные камни.

Генеральный директор AWDC Ари Эпштейн (Ari Epstein) заявил недавно в своем выступлении на семинаре, организованном зимбабвийским парламентом, что впервые за четыре года правительство получило прозрачный и соответствующий доход на свои инвестиции.

По его словам, до торговли в Антверпене продукция из Маранге продавалась в Зимбабве и в других алмазных центрах по средней цене в $ 47 за карат, в результате чего средняя доходность инвестиций для казначейства Зимбабве составляла $ 7.05 с карата.

В Антверпене же благодаря критической массе покупателей средняя цена достигла $ 80 за карат или $ 12 с карата в виде роялти для казначейства Зимбабве.

«Если бы все продажи шли через Антверпен, Зимбабве получила бы более $ 400 млн дополнительных доходов, что привело бы к увеличению роялти на $ 60 млн в год», - сказал он.

«Естественно при этом, что общая сумма денежных средств, поступающих в министерство финансов, росла бы экспоненциально этой цифре», - отметил Ари Эпштейн.

Интересно, что компания Mbada Diamonds, один из ведущих производителей алмазов в Маранге, заявила, что правительство Зимбабве должно остановить аукционы по продаже алмазов в Антверпене.

Руководитель компании Роберт Мхланга сказал, что продажи алмазов в Антверпене обходятся дорого и приносят выгоду врагам Зимбабве из Европейского союза.

«У меня есть серьезные оговорки относительно Антверпена, потому что они наши вчерашние враги. Мы на самом деле прогнулись под санкциями благодаря Брюсселю, а сейчас, когда они заявили, что отменили санкции, мы к ним побежали. Лично у меня есть свои оговорки», - заявил Мхланга парламентскому комитету.

По его словам, Зимбабве должна вместо этого создать свою собственную алмазную биржу, чтобы исключить потери в доходе в связи с комиссионными, выплачиваемыми Антверпенскому всемирному алмазному центру.

«Я не думаю, что это хорошо. Я твердо верю, что у Зимбабве как у страны есть способность проводить аукционы у себя дома, где могут присутствовать сотни компаний, - сказал Мхланга. - Существует множество преимуществ, когда вы приглашаете людей на тендеры в вашей собственной стране. Вы поддерживаете свою собственную туристическую отрасль... Я не верю в умиротворения врага».

Он не сказал, какую комиссию платят добывающие компании.

Как ни странно, Мхланга недавно был назначен в качестве члена правления Дубайской алмазной биржи (Dubai Diamond Exchange, DDE), которая также в ближайшее время проведет свой «первый» тендер по продаже алмазов из Маранге.

Его заявление можно рассматривать как лицемерное, учитывая его назначение в правление DDE, а также то, что он был тем, кто проводил тендеры, которые были скрыты от контроля общественности.

Антверпенские тендеры обеспечивают прозрачность, которая сейчас нужна Зимбабве, чтобы наполнить свою пустую казну.

Несмотря на годы уединения и подпольной торговли алмазами, алмазодобывающие компании в Маранге и правительство Зимбабве могут многое получить от антверпенских тендеров.

Репутация зимбабвийских алмазов также улучшится в такой же степени, в какой увеличится и финансовая выгода, как это было показано в ходе февральского тендера.

Так что до тех пор, пока Зимбабве не начнет проводить собственные прозрачные алмазные тендеры, для нее было бы целесообразно держаться за Антверпен.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished