Sociedade Mineira do Cuango удвоила выручку от продажи алмазов

Ангольская компания Sociedade Mineira do Cuango (SMC) удвоила свой февральский доход, доведя его до 12 млн долларов после продажи 23 000 каратов алмазов по сравнению с 6 млн долларов, вырученными годом ранее за 19 000 каратов.

Сегодня

Зимбабве потеряла 11 тонн золота из-за контрабанды

Зимбабве потеряла треть своего годового производства золота из-за контрабандистов в прошлом году, сообщают СМИ со ссылкой на компанию Fidelity Printers and Refiners (FPR), являющуюся подразделением центрального банка с монополией на покупку...

Сегодня

АЛРОСА возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа

АЛРОСА в июне возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа. Началась отгрузка руды на рудный склад фабрики № 14 для последующего обогащения и повторной оценки качества алмазов, сообщила пресс-служба компании.

Сегодня

Lucara Diamond добыла алмаз весом 1 174 карата на руднике Карове

Компания Lucara Diamond извлекла из руды алмаз размером 1 174,76 карата на полностью принадлежащем ей руднике Карове (Karowe) в Ботсване.

Сегодня

Ведущие отраслевые субъекты примут участие в сентябрьской выставке Vicenzaoro

Рынок золотых украшений с уверенностью на успех ожидает предстоящую сессию международной ювелирной выставки VOS Vicenzaoro September-The Jewellery Boutique Show, которая пройдет 10-14 сентября 2021 года в итальянском Виченце.

Сегодня

Тендеры невыгодны для многих алмазных компаний

04 марта 2014

(IDEX Online) - Это непростая тема, и аргументы в пользу обеих сторон уже неоднократно озвучены и вполне искренни. И все же – неужели наступил момент, когда тендеры стали вредны для большей части алмазной отрасли? Мелкие и средние компании заявляют, что они не могут позволить себе участвовать в тендерах из-за своего скромного финансового положения – и более того, на тендерах цены обычно вырастают до заоблачных высот. Каждому, кто участвовал в таком аукционе, знакомо чувство эйфории, которое охватывает, когда предлагаешь цену за приглянувшийся товар, а потом теряешь здравый смысл и начинаешь наращивать предлагаемые суммы до значений, выходящих далеко за пределы разумного. 

Все крупные алмазодобывающие компании – De Beers, Rio Tinto, АЛРОСА – продают часть своего товара посредством тендеров, которые они считают эффективным методом продаж. Тендеры также проводят большинство мелких и средних поставщиков алмазного сырья, которые появились в течение прошедшего десятилетия. Хотя добывающие компании считают, что тендеры – это честный и прозрачный способ продать товар рынку, очень многие участники алмазной отрасли настроены против тендеров.

Мелкие и средние алмазообрабатывающие компании, представляющие собой большинство участников алмазного рынка, страдают от продажи алмазов на тендерах. Лишенные финансовой мощи, присущей крупным компаниям, они не могут позволить себе даже приехать на международные торги, не говоря уже о том, чтобы составить конкуренцию более влиятельным игрокам рынка, которые завышают цены до таких сумм, которых у более скромных конкурентов просто нет. Несколько лет назад Генеральная ассамблея Всемирной федерации алмазных бирж (WFDB General Assembly) призвала алмазодобывающие компании предлагать достаточно большие объемы сырья вне тендерной системы.

Члены Всемирной федерации алмазных бирж заявили, что им не нравятся тендеры, поскольку они не позволяют компаниям организовать стабильные поставки товара, которые необходимы им для реализации своих планов. Кроме того, покупая алмазное сырье на тендерах, алмазообрабатывающие компании не знают, какой товар они могут приобрести и по какой цене, и это усложняет планирование в долгосрочной перспективе. Даже сами добывающие компании могли бы сделать вывод, что уменьшить объем товара, продаваемого на тендерах, или же осуществлять продажи иным способом – в их же интересах, поскольку в конечном итоге их благосостояние зависит от общего благополучия алмазообрабатывающего сектора.

«Производители, продающие товар на тендере, говорят, что это дает им возможность продать товар по рыночной цене, действующей на момент продажи. Они считают, что тендер точно отражает текущую ситуацию на рынке, и продажа получается справедливой для всех, – сообщило мне одно из высокопоставленных должностных лиц Израильской алмазной биржи. – Но я бы сказал, что эти цены справедливее для производителей, чем для покупателей. Это недальновидная политика, и я считаю, что производители должны пересмотреть этот способ продажи своих алмазов».

«Иногда участники алмазного рынка не осознают до конца, насколько важны мелкие и средние алмазные компании для всей отрасли. Они часто покупают камни, не соответствующие потребностям более крупных фирм в сфере бенефикации алмазов, поскольку у них есть покупатели отдельных камней, о которых крупные игроки рынка даже не думают».

Представитель одной из крупных бельгийских алмазообрабатывающих компаний отметил: «За свои более чем 40 лет в бизнесе я никогда не видел успешных тендеров – вы либо слишком много платите за алмазы, либо получаете товар, который вам не нужен или не интересен. Тендеры – пожалуй, самое плохое, что есть в алмазной торговле. Они вынуждают компании, участвующие в них, делать настолько дорогие покупки, что это опасно для их финансового благосостояния».

Эта бельгийская компания не только не желает участвовать в тендерах, но даже не покупает у добывающих компаний алмазы, не проданные на тендерах, по привлекательным ценам. «Я рад, что могу себе позволить так поступать – но не все могут. Я не буду предпринимать никаких шагов, поощряющих тендеры, хотя я мог бы спокойно купить алмазы, не проданные на тендере, и получить прибыль от их бенефикации. Тендеры способствуют нестабильности рынка и поощряют спекулятивные схемы закупок».

А представитель одной из индийских обрабатывающих компаний ехидно заметил, что, по его мнению, на тендеры выставляются алмазы, которые основные алмазообрабатывающие клиенты фирмы не захотели покупать. «Кроме того, происхождение этих алмазов точно обозначено, поэтому продавцы знают, какой именно товар у них на руках, и им известны точные суммы, которые они хотят получить. Тендеры – не место для сделок».

Однако тендеры могут играть важную роль в создании большей прозрачности рынка, который на самом деле довольно закрытый. Они дают добывающим компаниям точную картину рынка и предоставляют покупателям возможность увидеть типы алмазов, которые, возможно, неизвестны им.

Кроме того, тендеры – это эффективный способ продажи некоторых видов камней – например, «Specials», алмазов весом более 10,8 карат, добываемых Rio Tinto, которые компания уже много лет продает только на тендерах. Кроме того, Rio Tinto продает на тендерах свои лучшие 50-60 розовых алмазов с месторождения Аргайл (Argyle) уже на протяжении около 25 лет. Никто не может серьезно предположить, что эти алмазы могут быть проданы как-то иначе, отмечает один из сотрудников Rio Tinto.

В ответ на возражение, что это – крупные и дорогие алмазы, к которым может быть лишь ограниченный интерес – со стороны алмазообрабатывающих и ювелирных компаний, обладающих значительными финансовыми возможностями, сотрудник Rio Tinto отвечает, что отрасль может выиграть от проведения тендеров, так как они создают баланс между «разными, но дополняющими друг друга механизмами продаж».

Он также напоминает, что крупные алмазодобывающие компании продают свой товар, по большей части, относительно стабильной группе клиентов, что позволяет отрасли стать эффективнее, обеспечивая более целесообразное распределение товаров, более короткую цепочку поставок и более предсказуемые условия продажи, что, в свою очередь, способствует долгосрочным вложениям в технологии и развитию рынка. 

De Beers, в свою очередь, отмечает, что лишь 10% ее товара продаются через ее подразделение по аукционным продажам Diamdel, при этом 70% от этого товара выставляются на тендеры. Большая часть добываемого компанией алмазного сырья продается по фиксированным контрактам, однако использование данных, собранных в ходе аукционных продаж, позволяет компании получить точные сведения о ценах.