Epiroc поставила оборудование стоимостью 200 млн рэндов на платиновый рудник в Южной Африке

Компания Epiroc, производитель оборудования, получила крупный заказ на низкопрофильное горнодобывающее оборудование от компании African Rainbow Minerals (ARM) для использования на платиновом руднике Бокони (Bokoni) в ЮАР.

Сегодня

Eastern Platinum продлила с Impala условия поставки концентрата МПГ из хвостохранилищ Крокодил-Ривер

Компания Eastern Platinum продлила с компанией Impala Platinum условия договора о поставках концентрата из хвостов рудника Крокодил-Ривер (Crocodile River Mine, CRM), которые впервые были подписаны в 2020 году на поставку концентрата металлов...

Сегодня

В 2022 году Китай увеличил импорт золота из Швейцарии и России

Согласно последнему выпуску данных об импорте золота, в прошлом году Китай импортировал больше золота из Швейцарии и увеличил закупки золота в России.

Вчера

В декабре 2022 года экспорт бриллиантов из Индии упал на 28,25%, а импорт – на 27,32%

В декабре 2022 года общий валовой экспорт бриллиантов в размере 1 270,36 млн долларов показал снижение на 28,25% по сравнению с 1 770,61 млн долларов за тот же период предыдущего года.

Вчера

Благоприятная среда для инвестиций в золото в 2023 году

2023 год обещает стать благоприятным периодом для инвестиций в золото. Некоторые аналитики с большим оптимизмом смотрят на перспективы этого актива безопасного убежища.

Вчера

Стефан Богнер: горнодобытчики должны создать золотой картель или рискуют все потерять

25 декабря 2013

(The Gold Report) – Не удивительно, что Стефан Богнер (Stephan Bogner), аналитик из Rockstone Research Ltd. и главный исполнительный директор Elementum International – фирмы по торговле и хранению драгоценных металлов, советует инвесторам хранить физические металлы вне банковской системы, но он также выступает за то, чтобы горнодобывающие компании держали золото на своих балансовых счетах и образовывали картель. В своем интервью изданию The Gold Report Богнер обсуждает, какие компании, занимающиеся геологоразведкой и разработкой, будут готовы вести производство, когда цены на металл вырастут, и делится своими соображениями по поводу алмазов и бриллиантов, калия и урана.  

The Gold Report: Стефан, два года назад Европа сильно боялась долгового дефолта и стран, входящих в еврозону.  Если брать по шкале от 1 до 10 «датчика страха» Европы, где мы сейчас находимся?

Stephan Bogner: Я считаю, мы находимся на отметке между 3 и 5. Инфляция в еврозоне в октябре упала до 0,7%, это самый низкий ее уровень с января 2010 года. Дефляционные риски, укрепление евро и экономическая слабость побудили Европейский центробанк (European Central Bank, ECB) сократить ставки до рекордно низкого уровня 0,25%. Но эти беспрецедентно низкие ставки существенно обесценивают сбережения в еврозоне и повышают риск образования мыльных пузырей. 

Я считаю, что давление в отношении понижения усилится еще больше, и пострадают компании. Как только компании начнут просить займы, ЕСВ начнет накачивать ликвидность в реальную экономику, и инфляция повысится. Похоже, что ECB хочет раздуть инфляцию, но для оправдания этого он должен сначала задушить экономику, чтобы люди косвенно потребовали инфляцию. Тогда они станут козлами отпущения во время предстоящей инфляции. 

TGR: Используют ли европейские инвесторы золото в качестве страхования от этих слабых сторон? 

SB: Так же как и некоторые центральные банки, только опытные, хорошо информированные инвесторы в настоящее время прибегают к использованию золота и серебра. Люди должны покупать, когда цены на спаде и низкие, но они не делают этого. Основные массы делают покупки, когда цены на подъеме и высокие.

Впереди я ожидаю отрицательные процентные ставки. Как только это случится, люди заберут свои деньги из банковской системы и будут искать надежные средства, например, золото и серебро. Для того чтобы вызвать банкротство банка, достаточно, чтобы 5% или 10% вкладчиков забрали свои вклады. Следовательно, я ожидаю, что появятся новые законы о запрете денежной наличности и предотвращении массового изъятия банковских вкладов, в особенности, когда номинальные процентные ставки падают ниже нуля. 

Люди все больше ищут альтернативы банкам. Независимые сейфы-хранилища как раз обеспечивают это. Вместо того чтобы держать свои денежные средства на банковском счете, можно купить золото и хранить его в независимом сейфе-хранилище за пределами банковской системы.

TGR: Как вы относитесь к «бумажному» золоту в сравнении с физическим золотом?

SB: Я считаю «бумажное» золото инструментом для того, чтобы у людей не было слитков, чтобы они не приобретали это золото. Цены на золото сбиваются с одной целью: перераспределение реальных ценностей.

Много денег, используемых для спекулятивных целей, ушло с рынка драгоценных металлов. Некоторые все скупают. Китай импортирует огромные количества золота, а Индия в настоящее время импортирует огромные количества серебра. Я думаю, что Китай будет поддерживать свою валюту золотом или как-то использовать золото в качестве монетарного актива, как только золото станет повышаться в цене и приблизится к отметке $2 000 за унцию и/или когда нечего будет покупать на выжатом физическом рынке. Россия тоже вполне может поступить таким же образом. 

TGR: Вы советовали производителям золота и серебра держаться за свои производства в попытке продать по более высоким ценам. Возможно ли это в таком бизнесе, жаждущем делать деньги, как горная добыча?

SB: Печально, что рудники вводят в эксплуатацию или увеличивают объемы производства при таких низких ценах.

Месторождения нужно эксплуатировать во время высоких цен, а не низких, когда компании только терпят убытки или получают крайне низкую прибыль. Если бы я был владельцем золотого рудника, я бы останавливал всю работу и ждал бы лучших времен.  

TGR: Это одно дело, когда ты владеешь собственной компанией, но главный исполнительный директор должен обеспечивать работу компании, чтобы сохранить свою работу. Как руководство находит равновесие между этими двумя приоритетами?

SB: Как только компания добудет золото или серебро, она продает их на рынок и торгует ими за доллары. Вместо этого, компании следует использовать золото и серебро в качестве функциональной валюты для отрасли. Я уверен, что большинство компаний участвовали бы, если бы существовала такая система. Компаниям следует искать пути вносить золото в банк в качестве денежных активов или брать средства в виде золотых займов, а не в виде долларовых займов. Им следует покупать физическое золото и серебро и хранить его вне банковской системы. Когда им потребуются денежные средства, они могут продать часть того, чем владеют.

Такая система уже существует, и это лишь вопрос времени, когда горнодобывающие компании станут держать свои денежные средства в виде золота и серебра. Акционеры оценят такие предусмотрительные компании, которые знают, как работать на неактивном рынке в интересах акционеров. Это также поднимет престиж и вселит в инвесторов большее доверие к вялому рынку.

Существуют нефтяные и газовые картели; в золотодобывающей отрасли должно появиться что-то аналогичное.

TGR: Большинство картелей, например, Организация стран-экспортеров нефти (Organization of the Petroleum Exporting Countries, OPEC), являются частным бизнесом. Это облегчает достижение консенсуса. Как дело будет обстоять в государственных компаниях?

SB: Государственные компании являются частью американских и российских калийных картелей. Золотой картель будет работать как рынок калия. Горнодобывающие компании должны коллективно воздержаться от продажи на рынок по спотовым ценам, но вместо этого должны сами искать покупателей, так как, конечно, по всему миру есть инвесторы, особенно из Азии, а также Ближнего и Дальнего Востока, которые будут платить высокие премии на спотовые цены с целью приобретения физического золота в слитках.

Что остается горнодобывающей отрасли, находящейся в глубокой депрессии, кроме как предпринимать революционные шаги и умело сопротивляться? Невозможно смотреть, как горнодобывающие компании просто выжидают в надежде на лучшие времена, получая все больше ударов и становясь все более уязвимыми. Сейчас наступило время для их совместных действий, пока банки не заставят их заниматься хеджированием и распродавать свой бизнес за гроши, не давая им возможности получить выгоду от повышения цен в будущем.

TGR: Компания Zimtu имеет ряд позиций в графитовых компаниях. Заняла ли она позиции в компаниях, занимающихся драгоценными металлами?

SB: Мне нравится Zimtu потому, что она активно работает на многих фронтах товарных рынков и поэтому в какой-то мере не зависит от цен на драгоценные металлы. Например, Zimtu участвует в алмазной отрасли через корпорацию Arctic Star Exploration Corp. (ADD:TSX.V). За Arctic Star стоит Бадди Дойль (Buddy Doyle), сыгравший важную роль в открытии алмазного рудника Даявик (Diavik) в Канаде в качестве руководителя геологоразведочных работ по алмазам в компании Kennecott Canada [в настоящее время являющейся частью компании Rio Tinto Plc (RIO:NYSE; RIO:ASX; RIO:LSE; RTPPF:OTCPK)]. Похоже на то, что он и его команда занимаются этим снова, открывая алмазные месторождения в Канаде вблизи двух других алмазных рудников мирового класса. Мне очень нравятся основы алмазного рынка, и я думаю, что цены начнут существенно повышаться в 2014 году.