Национальный центр тестирования драгоценных камней Китая запускает прайс-лист и индекс цен на бриллианты

На Международном ювелирном саммите 2021 года, который состоялся в Шанхае 12 ноября 2021 года, Шанхайская алмазная биржа, Ассоциация торговли драгоценными камнями и ювелирными изделиями и Национальный центр тестирования драгоценных камней официально представили...

Сегодня

В рамках программы исследования кимберлита Пейима в Сьерра-Леоне добыто 110,58 карата алмазов

Компания Newfield извлекла 110,58 карата алмазов из 108 тонн сухого вещества, переработанных в ходе программы разведки на кимберлитовом месторождении Пейима (Peyima), расположенном на территории концессии, включающей рудник Тонго (Tongo)...

Сегодня

Дубайская алмазная конференция вновь откроется в феврале 2022 года

Дубайский центр биржевых товаров (Dubai Multi Commodities Center, DMCC) проведет свою флагманскую Дубайскую алмазную конференцию (Dubai Diamond Conference, DDC) 21 февраля 2022 года в отеле «Атлантис» на искусственном острове Пальма в...

Сегодня

Операционные убытки Botswana Diamonds увеличиваются

Botswana Diamonds зафиксировала операционный убыток в размере 472 107 фунтов стерлингов за 12 месяцев до 30 июня 2021 года по сравнению с убытком в размере 391 225 фунтов стерлингов годом ранее. Занимающаяся поиском алмазов компания также сообщила в...

Вчера

De Beers подает заявку на разведку алмазов на северо-востоке Анголы

Компания De Beers подала заявку на проведение геологоразведочных работ на северо-востоке Анголы после существенных и последовательных реформ, проводимых правительством этой страны.

Вчера

Алмазодобытчики в Зимбабве уперлись в твердую породу

11 декабря 2013

(The Herald) - Компании, добывающие алмазы в районе Чиадзва (Chiadzwa) в Зимбабве, утверждают, что они уперлись в твердую породу и что россыпные месторождения драгоценного камня быстро иссякают, в то время как добывать алмазы из глубоко залегающих конгломератов коммерчески невыгодно. В связи с этим они говорят, что им хотелось бы, чтобы им выделили другие участки на нетронутых алмазных месторождениях, и обещают вернуться на нынешние отводы, когда получат эффективную технологию.

Представители компаний выступили с этими заявлениями во время ознакомительной поездки по алмазным рудникам министра горнодобывающей промышленности Уолтера Чидхаквы (Walter Chidhakwa) на прошлой неделе.

Лицензиями на добычу алмазов в Чиадзва обладают семь компаний - Mbada Diamonds, Marange Resources, Anjin Investments, Diamond Mining Company, Jinan, Kusena и Gye Nyame.

Они попали под огонь критики со стороны правительственных чиновников и аналитиков, которые подвергают сомнению бизнес-методы и честность руководства некоторых из этих фирм.

Министр Чидхаква сказал, что шахтеры должны сбалансировать свою деятельность на аллювиальных месторождениях и на участках с конгломератами и что они должны были запланировать это с самого начала.

Кроме того, министр Чидхаква сделал строгое предупреждение тем шахтерам, которые своевременно не платят дивиденды правительству и затем подверг их резкой критике за то, что они не способствуют внесению более значимого вклада в развитие Зимбабве.

Согласно сайту Diamond Facts («Факты об алмазах»), аллювиальные алмазы - это драгоценные камни, которые в основном встречаются на поверхности (например, в песке, гравии и глине), появившись в результате процессов естественной эрозии.

При добыче аллювиальных алмазов старатели пользуются такими основными орудиями труда, как решето, лопата и лоток. Вебсайт diamondconsultants.ca определяет алмазоносные конгломераты, как породу, состоящую из отдельных камней (крупнее, чем песок), сцементированных в одно целое, для извлечения из которой алмазов требуется высокомеханизированное оборудование.

Иными словами, конгломератные алмазы заключены в слои горной породы, в то время как аллювиальные алмазы находятся на поверхности и требуют меньше специального оборудование для своей добычи.

Один аналитик заявил газете Herald, что добывающим компаниям следовало инвестировать доходы от добычи на россыпях в оборудование с тем, чтобы заняться добычей на конгломератах.

Директор компании Anjin г-н Муньярадзи Мачача (Munyaradzi Machacha) сказал: «Проблема, с которой мы в данный момент столкнулись, заключается в том, что мы работаем ниже порога безубыточности».

«Наша руда залегает намного глубже, где-то на глубине около 40 метров, и на некоторых участках нам пришлось отказаться от добычи, поскольку она стала коммерчески невыгодной», - отметил он.

Г-н Мачача заявил, что их текущая задача состоит в выявлении областей, где они могли бы вести добычу, используя существующую технику, одновременно проводя изыскания и приспосабливая свой план добычи с тем, чтобы найти более рентабельные методы для извлечения конгломератов.

Он сказал, что компания хотела бы, чтобы ей немедленно были выделены новые участки для добычи «с ресурсами», дабы она могла продолжать работу. В сущности, Anjin хотела бы, чтобы правительство выделило ей больше - и более богатых – аллювиальных концессий, в то время как государству оставалось бы надеяться на то, что на сей раз на инфраструктуру и оборудование будет направлено больше доходов компании.

Министр Чидхаква в ответ на эту просьбу заявил: «С экономической точки зрения, это говорит мне о том, что когда вы этого добьетесь, то будете регулировать ваши расходы в надежде, что некоторые из них будут компенсироваться аллювиальными алмазами».

«Но даже при добыче аллювиальных алмазов вы не сможете продолжать получать продукцию прежнего качества. Есть другие места, где вы найдете их в огромных месторождениях, и вы должны использовать эту возможность, чтобы наращивать капитал и поддерживать добычу на конгломератах», - сказал министр.

В компании Jinan сотрудники сказали, что главным ресурсом на их участке являются аллювиальные алмазы, но их качество делает добычу коммерчески нежизнеспособной.

«С 2012 года добыто около 2,4 млн тонн аллювиальной руды, а осталось ее примерно 1,28 млн тонн. Добыча на остальных россыпных месторождениях на этом руднике не может продолжаться в течение длительного времени», - сказал управляющий директор компании Jinan г-н Ни Цзюн (Ni Jun) через переводчика.

Главный горный инженер компании Jinan г-н Лю Цзитат (Liu Jitat), добавил, что конгломератные алмазы слишком дорого добывать.

«Мы видим, что в настоящее время глубина зоны добычи на уровне залегания конгломерата уже достигает более 30 метров. Но, к сожалению, толщина конгломерата не очень большая. Она равна всего лишь 0,5-0,7 метра. Среднее содержание алмазов составляет примерно от 0,4 до 0,5 карата на тонну», - говорит инженер.

«Так что с этой стороны участка содержание алмазов снижается. С другой стороны, которая граничит с участком компании Mbada (Diamonds), содержание алмазов достигает 0,8 карата на тонну», - отметил он.

Министр Чидхаква сказал, что если это так, то Jinan должна сдать участок правительству и начать процесс получения еще одного.

Г-н Ни Дзюн заявил, что его компания сначала подготовит геологический отчет для правительства до начала каких-либо дальнейших действий в этом плане.

Главный операционный директор компании Mbada Diamonds г-н Тендаи Кадьямусума (Tendai Kadyamusuma) сказал, что его компания разрабатывала как конгломераты, так и аллювиальные участки.

«В настоящее время мы отрабатываем материал с низким содержанием алмазов по сравнению с тем, когда начинали. На нашем участке глубоко залегающий конгломерат, который трудно извлекать», - сказал он.

Во время посещения компании Marange Resources министр Чидхаква был возмущен тем, что она не сообщила правительству об ожидавшихся от нее дивидендах, тем самым в недостаточной степени инвестировав в страну.

«Вы на 100 процентов принадлежите правительству, от вас ждут намного больше, чем от кого-либо еще, где у нас имеется 50 процентов акций», - сказал он, имея в виду другие алмазодобывающие предприятия, которые работают как государственно-частные партнерства.

«В отношении Marange Resources существуют конкретные ожидания. Мы когда-нибудь получим от вас дивиденды?» - спросил министр.

«Я встречаю так много зимбабвийцев, которые спрашивают меня, почему мы не получаем то, что нам положено от Marange Resources, где мы ни с кем ничего не делим?» - сказал Чидхаква.

Он сказал, что Marange Resources обязана внести свой вклад в казну, чтобы правительство могло выполнить свои обязательства, в том числе и по выплате достойной зарплаты государственным служащим.

Министр Чидхаква подверг критике компании, которые не вкладывают деньги в Зимбабве, дабы продемонстрировать свою приверженность ведению бизнеса в этой стране.

«Мы чуть не попали в аварию из-за плохого состояния ваших дорог. Это лишь свидетельствует о вашем отношении временщиков. О том, что вы просто пришли брать и вас не волнует, что вы оставите после себя», - заявил он.

«Это не то отношение, которое я хочу видеть в горнодобывающем секторе. Я сказал об этом всем, в том числе и тем, кто работает в платиновом секторе. Нам нужны те, кто могут показать нам, что у них запасов ископаемых столько, что они могут оставаться здесь в течение 50 лет, и продемонстрировать это, построив нам 34-этажное здание в Хараре или Мутаре», - сказал министр.

«Именно таким образом был построен Сэндтон (в Йоханнесбурге, Южная Африка)», - заявил министр Чидхаква.

На прошлой неделе стало известно, что горнодобывающие компании отправили в банки на местном уровне только три процента своих доходов от экспорта стоимостью в миллиарды долларов, тем самым способствуя кризису с ликвидностью, с которым столкнулась страна.

В прошлом году, на шахты приходилось $2 млрд из объема зимбабвийского экспорта в $3,3 млрд, а это означает, что бо́льшая часть денег, заработанных от эксплуатации ресурсов страны, была вложена в экономику других стран, поскольку эти деньги не были направлены в местные банки.

Правительство также приняло жесткую позицию по бенефикации ископаемых, заявив, что, в частности, платина, алмазы и хром должны перерабатываться в Зимбабве.

Это значит, что горнодобывающие компании должны будут создать местный потенциал и инвестировать в инфраструктуру, а не экспортировать минеральное сырье, которое затем опять покупается Зимбабве только уже как продукция с добавленной стоимостью в виде импортируемых готовых товаров.