Бутик Âme на Манхэттене - континентальный победитель Версальской премии 2021 года

Секретариат Версальской премии 2021 года объявил ранее в этом месяце, что манхэттенский бутик Âme удостоен Специального приза «Интерьер» в категории «Магазины и универмаги» для Северной Америки. Âme входит в число 70 континентальных победителей Версальской...

Сегодня

B2Gold заглядывается на золотые активы в Зимбабве

По сообщениям СМИ, компания B2Gold, владеющая шахтами в Африке и Азии, проявила интерес к приобретению золотых активов в Зимбабве. Информационное агентство Bloomberg процитировало генерального директора этой канадской компании Клайва Джонсона (Clive...

Сегодня

Цены на алмазное сырье выросли на 10% из-за опасений по поводу его предложения на рынке

Рост цен на алмазное сырье на фоне возможного ограничения его предложения на рынке вызвал обеспокоенность у экспортеров бриллиантов в Сурате и Мумбае в Индии, поскольку у них есть твердые заказы из США, Китая и Дальнего Востока, пишет газета Economic...

Сегодня

Эксперт о бедных алмазами, но прибыльных кимберлитах в Анголе

По мнению отраслевого консультанта по алмазам, любая компания, желающая добывать алмазы в Анголе, должна быть готова к тому, что получит в разработку бедные алмазами, но прибыльные кимберлиты.

Сегодня

Итоги ювелирного онлайн-аукциона Christie's - The London Edit

На ювелирном онлайн-аукционе Christie's - The London Edit, проходившем 12-26 ноября, было реализовано лотов на общую сумму 4 230 250 фунтов стерлингов /5 655 844 доллара /4 936 702.

Сегодня

Повесть о двух городах – Москве и Габороне

09 декабря 2013

(Idex Online) - Были времена, когда иметь контракт на поставки с De Beers, а уж тем более быть ее сайтхолдером, почиталось за высшую честь. Статус сайтхолдера рассматривался как знак качества, позиционирующий его владельца как одного из важнейших игроков на алмазном рынке, как члена элитного клуба, открывающего свои двери лишь перед избранными. De Beers – королева алмазной отрасли, монолитный гигант, обладающий огромным влиянием на всю отрасль – даровала эту привилегию своим клиентам. Она и вела себя соответствующим образом. Но не все было так радужно, как нам представляется в ностальгических воспоминаниях. De Beers не всегда хорошо относилась к своим сайтхолдерам. Порой казалось, что статус сайтхолдера сродни лицензии на печатание денег. На самом деле сайтхолдерам приходилось сталкиваться с множеством трудностей так же, как и рядовым торговцам алмазами. Во всей алмазной промышленности было ясно лишь одно – то, что ее королева, пусть и не всемогущая, обладала непререкаемым авторитетом.

Много алмазов прошло за это время под увеличительными стеклами, и вот теперь монархия сталкивается с серьезными испытаниями. Нет, это не кровавый дворцовый переворот и не мгновенная смена власти – и все же процесс идет, медленно, но верно. Сто лет спустя De Beers постепенно утрачивает свое ведущее положение, на которое теперь претендует АЛРОСА.

Габороне против Москвы

Главы обоих гигантов – бывшие должностные лица железнодорожных компаний. Филипп Мелье (Philippe Mellier), генеральный директор De Beers, был назначен Никки Оппенгеймером (Nicky Oppenheimer), бывшим руководителем и одним из основных акционеров De Beers. Когда-то, возможно, Оппенгеймер испытывал к компании теплые чувства, но, осознав, что не в силах помочь ей достичь новых высот, продал принадлежавшую его семье 40%-ую долю в ее капитале.

Федор Андреев, президент АЛРОСА, штаб-квартира которой находится в Москве, был назначен путинским правительством, которое хотело укрепить свое влияние на компанию и верило в ее будущее. Андреев привнес в компанию новый дух – в противоположность расхожему мнению о типичных советских компаниях, принадлежащих государству, АЛРОСА имеет репутацию компании кристальной честности, не ведающей ни коррупции, ни взяточничества. Кроме того, многие из должностных лиц этой алмазодобывающей компании – профессиональные инженеры, нацеленные на эффективность.

В De Beers постоянно происходят изменения – вспомним тот же переезд торгового центра из Лондона в Габороне. Структура компании также меняется, но ее сфера деятельности остается столь же широкой – она добывает алмазы и продает их, владеет розничным бриллиантовым брендом, ей принадлежит 50% акций в компании, осуществляющей розничные продажи ювелирных изделий с бриллиантами и, кроме того, в ее распоряжении есть отделение по разработке технологий, подразделение по синтетическим алмазам и даже лаборатория по сертификации алмазов.

АЛРОСА же, напротив – весьма узконаправленная компания: она добывает и продает алмазы. Если не считать редких продаж бриллиантов с целью выяснения рыночных цен, она занимается исключительно алмазами. Похоже, что ее совершенно не волнует ситуация в мировой экономике, и она не снижает темпов добычи в неблагоприятные с точки зрения экономики периоды. Если на ее товар не находится покупателя, он предлагается Гохрану России (Государственному учреждению по формированию Государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней Российской Федерации). Благодаря поддержке Гохрана АЛРОСА пользуется исключительным статусом среди алмазодобывающих компаний. Рассматривала ли бы АЛРОСА возможность снижения темпов добычи, не имей она поддержки в лице закупающего ее алмазы Гохрана? Трудно сказать, однако разумно будет предположить, что компания действовала бы иначе.

Кроме того, имеет значение еще и менталитет. На De Beers, можно сказать, начался «сезон охоты», и на нее со всех сторон сыплется критика – от вежливых вопросов до откровенных нападок. Я не разделяю эти настроения и не согласен с ними, но политика De Beers при решении некоторых вопросов, в том числе этических, вызывает сомнения. В течение многих лет ряд ее сайтхолдеров занимались деятельностью, которая, если бы De Beers руководствовалась своими Этическими принципами, привела бы к расторжению контрактов на поставку. Начиная со скандала с взятками в Геммологическом институте Америки (GIA) несколько лет назад и заканчивая недавним подмешиванием синтетических алмазов в партию натурального товара. Но до сих пор De Beers не разорвала отношений ни с одним из своих сайтхолдеров – ни тихо, ни открыто. В нескольких таких случаях компания говорила, что никто не может считаться виновным до тех пор, пока его вина не доказана.

Когда речь идет об общественной репутации алмазов, нельзя манипулировать юридическими тонкостями, особенно если в распоряжении компании есть все факты, нужные для принятия мер.

Недавно один из клиентов АЛРОСА сказал мне, что если вы отправите Андрееву корзину с фруктами в его номер в антверпенском отеле, он вернет ее обратно. Намек понятен – если вы получаете товар, значит, вы в состоянии заплатить за него и продать его. Все остальное – лирика. Контракты просты, и стоимость подачи заявки невысока, особенно по сравнению с сотнями тысяч долларов, которые многие компании готовы выложить, чтобы подать заявку на статус сайтхолдера.

De Beers желает знать о своих клиентах все; АЛРОСА же вмешивается в дела своих покупателей намного меньше. De Beers может расстроиться из-за тайно проданных искусственных алмазов, но принимает лишь ограниченные меры. АЛРОСА, насколько мне известно, имеет в своих контрактах пункт, запрещающий любые операции с искусственными алмазами. Она не ждет, пока суд вынесет провинившейся компании приговор – она просто расторгает контракт с ней (во всяком случае, все считают, что дело обстоит именно так). Похоже, что этого достаточно.

Наконец, есть и финансовая сторона дела. В 2012 г. доходы АЛРОСА были почти на 20% ниже, чем у De Beers, однако уровень ее прибыли был на 114% выше и преодолел отметку в 1,1 млрд. долларов. В первой половине 2013 года прибыль АЛРОСА составила 445 млн. долларов. По консервативной (и благоприятной) оценке, прибыль De Beers за этот период составляет 250 млн. долларов.

Если говорить о будущем компаний – резервы De Beers сокращаются, в то время как АЛРОСА имеет в своем распоряжении обширные доказанные запасы, которых должно хватить на многие десятилетия.

АЛРОСА, которая производит больше, имеет намного большую прибыльность и очень четкое видение и цели, стремительными темпами приближается к трону. Кроме того, похоже, что она очень в нем заинтересована – ее  вице-президент и исполнительный директор Игорь Соболев открыто заявляет, что в 2018 г. она станет крупнейшей алмазодобывающей компанией.