В горнодобывающей промышленности ЮАР зафиксирован самый низкий уровень смертности в 2022 году

По словам высокопоставленного правительственного чиновника, в горнодобывающей промышленности Южной Африки в 2022 году было зарегистрировано 49 смертельных случаев, что является самым низким показателем в истории. Министр минеральных ресурсов Гведе Манташе...

Сегодня

Началась конференция по инвестированию в горную добычу в Африке

Сегодня в южноафриканском Кейптауне начала свою работу ежегодная конференция по инвестированию в горную добычу в Африке (Investing in African Mining Indaba), которая считается одним из крупнейших на континенте собраний с участием горнодобывающих...

Сегодня

В 2022 году производство Anglo American Platinum сократилось на 25%

В 2022 году производство рафинированных металлов платиновой группы (МПГ) компании Anglo American Platinum упало на 25% из-за задержки реконструкции плавильного завода в Полокване и перебоев в подаче электроэнергии в сочетании с более низкой...

Сегодня

Верховный суд Зимбабве распорядился о возврате алмазов компании Vast

Верховный суд Зимбабве вынес постановление в адрес министра горнодобывающей промышленности, связанное с удержанием 129 400 каратов алмазов компании Vast Resources, находящихся на ответственном хранении в Резервном банке Зимбабве.

Сегодня

В 2022 году объем производства Gem Diamonds снизился из-за низкого содержания алмазов в руде

Добыча алмазов у компании Gem Diamonds на принадлежащем ей на 70% руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото упала на 7%, до 106 704 каратов в 2022 году по сравнению со 115 335 каратами, произведенными в 2021 году.

Сегодня

Корпоративные диамантеры

27 ноября 2013

(Rapaport) - Для средней части алмазного трубопровода в этом году раздался тревожный звонок – акционирование поставок. Неожиданно большая часть добычи алмазного сырья оказалась под контролем публичных компаний, после размещения акций АЛРОСА в октябре и выкупа De Beers компанией Anglo American в 2012 году. И столь же неожиданно производители бриллиантов оказались вынуждены производить закупки на основе меняющейся динамики – к их немалому разочарованию.

Удивительно, что производители бриллиантов в такой панике, поскольку реструктуризация алмазодобывающего сектора готовилась уже давно. Им известно, что топ-менеджеров в области алмазодобычи нанимают для того, чтобы увеличить акционерную стоимость, а не моральный дух отрасли. И сегодня реальность в том, что этим менеджерам приходится удовлетворять требования намного более широкого – и намного более требовательного – круга акционеров, чем раньше.

Когда эти изменения стали реальностью, диамантеры стали жаловаться, что не осталось никого в отрасли, кто бы заботился об их нуждах. Их утверждения, что крупные поставщики алмазного сырья не столь расположены к своим клиентам как раньше, столь же неуместны, сколь, возможно, и справедливы. Добывающие компании ведут бизнес по продаже алмазов и постараются получить как можно более высокую цену, чтобы увеличить доходы и прибыль, чтобы поднять настроение и увеличить выгоду для акционеров – не для сайтхолдеров.

В особенности De Beers и АЛРОСА, которые в совокупности контролируют около 50% мировой добычи, в состоянии увеличивать собственную прибыль в ущерб бизнесу по производству бриллиантов, которым в основном занимаются семейные компании, которые все еще пытаются действовать в рамках придерживающейся дедовских обычаев отрасли. В результате производители бриллиантов могут оказывать влияние на рынок лишь или настаивая на поставках алмазного сырья по справедливой стоимости, или же оставляя (непроданные) товары на столах.

В последние несколько месяцев производители бриллиантов в действительности выразили свое мнение, отвергнув примерно 15-25% товаров на сентябрьском и октябрьском сайтах De Beers. После этого De Beers была вынуждена снизить цены примерно на 3-5% на ноябрьских торгах, состоявшихся на прошлой неделе. Многие сайтхолдеры сочли, что этого слишком мало и это произошло слишком поздно, с учетом отсутствия соответствия между рынками алмазов и бриллиантов, о котором сообщалось. Некоторые предполагали, что De Beers хочет обеспечить позитивное настроение на сайте, поскольку это был самый первый сайт, проводившийся в Ботсване. Как выразился один сайтхолдер из Антверпена, «[De Beers], конечно, не хотела, чтобы отказы испортили успешный переезд ее торгового подразделения из Лондона».

Тем не менее, хочется думать, что снизить цены De Beers заставила традиционная динамика спроса и предложения и что в будущем у сайтхолдеров останется возможность оказывать влияние на новые корректировки (цен). В противном случае сайты De Beers утратят свою ценность, как утверждалось во многих жалобах, раздававшихся в 2013 году, и вмешаются более сильные и занимающие более выгодное положение игроки, которые станут покупать товар.

Уже в этом месяце израильский сайтхолдер EFD объявил, что отказался от статуса сайтхолдера, чтобы следовать независимым курсом в алмазной отрасли. От дальнейших комментариев о своем решении EFD отказалась. Пресс-секретарь De Beers подчеркнул, что это единичный случай и что De Beers больше не получала подобных извещений. Невзирая на это, производители бриллиантов вынуждены искать нестандартные решения, чтобы хоть как-то выжать прибыль из закупленного алмазного сырья.

Signet Jewelers на прошлой неделе заявила, что приобрела ботсванскую фабрику у Exelco, антверпенского сайтхолдера. Источники подчеркнули, что Exelco продолжит производить закупки у DTC Botswana и De Beers International, как раньше. De Beers подтвердила, что продажа фабрики не означает, что Signet стала сайтхолдером, и что, чтобы получить право участвовать в сайтах на следующий год, ювелирной компании нужно подать собственную отдельную заявку. Лиор Кунстлер (Lior Kunstler), партнер Exelco, отказался прокомментировать это сообщение и ограничился тем, что подчеркнул свое удовлетворение сделкой.

И все же эта продажа очень показательна, даже если в ней участвовала одна из сильнейших компаний-сайтхолдеров. В то время как попытки добывающих компаний увеличить цены на алмазное сырье продолжат ужимать разницу между себестоимостью и стоимостью продаж у производителей бриллиантов, покупать так называемое неприбыльное алмазное сырье будут в состоянии прежде всего те диамантеры, которые смогут получать выгоду в других частях алмазного путепровода.

Signet объяснила, что стремится значительно увеличить закупки алмазного сырья и производство бриллиантов и что приобретение фабрики в Ботсване является важным шагом на пути к этой цели.

Эта компания присоединилась к внушительному списку ювелирных ритейлеров, которые демонстрируют свои мускулы в алмазном пространстве. Учтите, что Chow Tai Fook, Chow Sang Sang, Tiffany & Co., Graff Diamonds и Gitanjali Gem обладают правами сайтхолдеров De Beers или даже двумя, и многие также осуществляют закупки у АЛРОСА и других добывающих компаний.

Показательно, что большинство этих ритейлеров также являются публичными компаниями, действующими в очень жестокой акционерной среде. Им нужно улучшить прибыльность, обращаясь непосредственно к источнику и исключая посредников. Зачем покупать бриллианты для ювелирных изделий, с которыми был уже произведен целый ряд сделок после того, как алмазы были добыты, когда можно получить прибыль, приобретая алмазное сырье и производя его огранку самостоятельно или через совместное предприятие?

Для оптовых производителей бриллиантов это означает, что они участвуют в конкуренции в неравных условиях, и в сообществе сайтхолдеров, как кажется, сложилась двухуровневая система. Можно утверждать, что добывающие компании, которые продают свой товар по контрактам, при установлении высоких цен на алмазное сырье, возможно, основываются на том, насколько эффективно смогут продаваться полученные бриллианты на розничном уровне, а не на оптовом.

Поэтому диамантеры оказались в сложной среде и в некотором отчуждении и от добывающих корпораций, и от ритейлеров. Многие в настоящее время стремятся к созданию альянсов с розничными потребителями, чтобы лучше управлять закупками сырья. Кажется, что именно это было мотивацией сделки между Exelco и Signet.

Те, кто не в состоянии этого сделать, скоро признают, что им следует принять аналогичный подход к ведению бизнеса, потому что нет никого, кто станет заботиться об их нуждах, кроме них самих. Откровенно говоря, в современном мире бизнеса так и должно быть. Приобретение алмазного сырья – как и любого другого товара – должно основываться на переговорах о цене – а не на раздаче. На производителях бриллиантов на рынке алмазного сырья лежит задача заставить вести эти переговоры.

Диамантеры всегда приобретали товар на основе сложившихся отношений, и это им удобнее всего. В этом сила их бизнеса. Если этот неформальный аспект будет размываться их поставщиками алмазного сырья, то им придется найти способ возродить эти отношения на собственных условиях. Или же им следует сосредоточиться на получении выгоды на основе отношений в других частях алмазного путепровода. Поскольку поставки сырья все больше определяются корпоративными целями и потребностями акционеров, диамантеры не должны чувствовать себя столь изолированными, как сегодня. Но они должны изменить свое мышление, если они хотят выжить.