Индия вводит обязательное клеймение золота с 1 июня

Согласно сообщениям СМИ, правительство Индии готово ввести обязательное клеймение золотых украшений и других изделий из золота с 1 июня 2021 года.

Сегодня

В марте в Зимбабве выросла добыча золота

Компания Fidelity Printers and Refineries (FPR), являющаяся подразделением Резервного банка Зимбабве, сообщила, что в марте 2021 года поставки золота на аффинаж выросли на 54,57%, до 1,8 тонны по сравнению с 1,17 тонны в предыдущем месяце...

Сегодня

Botswana Diamonds планирует вторую очередь бурения шести скважин на проекте Торни Ривер

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на двух биржах, сообщила, что на следующей неделе начнет вторую стадию программы бурения шести скважин на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в провинции Лимпопо в Южной Африке. Ожидается...

Сегодня

Tharisa готова выполнить план по производству МПГ

Компания Tharisa с двойным листингом, имеющая предприятия в Южной Африке, намерена выполнить свой годовой план по производству металлов платиновой группы (МПГ) благодаря устойчивым производственным показателям, способствующим сильной ценовой...

Сегодня

Endiama увеличит ежемесячную добычу алмазов на проекте Лунинга

Согласно сообщениям СМИ, проект Лунинга (Lunhinga), принадлежащий ангольской государственной алмазной компании Endiama, должен увеличить ежемесячную добычу алмазов с нынешних 10 000 каратов до 20 000 каратов.

Вчера

Черные дни для горнодобывающих компаний

27 сентября 2013

В пятницу днем 12 апреля трейдеры в Лондоне и Йоханнесбурге сворачивали работу, готовясь к уикенду. А в Нью-Йорке было 8 часов утра, и работа только начиналась.

Рынок фьючерсных контрактов на золото в деловой части Нью-Йорка открылся крупной продажей 100 тонн металла, что равно 3,4 миллиона унций, и это понизило цену золота до $1 540 за унцию, пишет Дэвид Маккей (David McKay) на портале Miningmx.com.

Это был важный уровень, потому что он отражал порог, который несколько лет назад подтвердил, что на рынке появилась тенденция к повышению цен на золото: он также представлял самое низкое значение в 2012 году. «Многие трейдеры воспринимали это как труднопреодолимый уровень курса национальной валюты, при котором центробанк начинает осуществлять валютные интервенции; точка, выше которой не подняться», - говорит Росс Норман (Ross Norman) из Sharps Pixley, брокер из Великобритании, занимающийся слитками золота.  

Всего через два часа после начальной продажи, которая, как говорят, проводилась через группу операционного зала банка Merrill Lynch, было продано еще 10 миллионов унций золота. Торговая сделка была проведена в то время, когда в Нью-Йорке был пик ликвидности, а в Лондоне все еще работали все трейдеры. Также подозревали, что какой-то «мошенник»-трейдер помогал этой «атаке», которая выражена высказыванием Нормана: «Вы играете на повышение и допускаете нарушения».

В итоге, было продано золота на сумму $20 миллиардов, что равно 15% объема мирового производства. Цена металла, составлявшая $1 542 за унцию во время открытия в Нью-Йорке, откатилась примерно до $1 535 за унцию и на этом уровне стабилизировалась на несколько часов. Но к 10.25 утра она опустилась еще ниже примерно до $1 495 за унцию. Именно на этом уровне тенденция повышения цен на золото на рынке, продолжавшаяся около 13 лет, официально закончилась.

«Иначе как ужасной не назовешь недавнюю распродажу золота», - сказала Эдель Талли (Edel Tully), аналитик из UBS. Все взоры обратились к «быкам», играющим на повышение, чтобы посмотреть, смогут ли они оздоровить ситуацию с металлом.

Этого не ожидалось.

До начала уикенда держатели продуктов, обеспеченных золотом и находящихся в биржевом обороте, продали 680 000 унций золота. Продажа держателями биржевых индексных облигаций (Exchange Traded Notes, ETN) была неизбежна;  фактически, они продавали с февраля, что привело к снижению на $200 за унцию с января. Но в настоящее время реализация стала быстрее.

Металл упал в цене еще на $300 за унцию до $1 200 за унцию к концу июня перед тем, как была достигнута стадия небольшого восстановления. Только во втором квартале квартальные показатели поведения золота оценивались как самые плохие с 1900 года; конечно, самые плохие с начала современной торговли в семидесятых.

Последствия были значительными.

Агентство MarketWatch журнала Wall Street Journal сообщало об «изумлении», выраженном на Twitter по поводу новости о том, что золотой фонд John Paulson потерял 65% своей стоимости в 2013 году. К началу июля, впервые с 2010 года объем продуктов, обеспеченных золотом и находящихся в биржевом обороте, упал ниже 2 000 тонн.

Биржевые брокеры сказали, что прогноз был безрадостным, включая Майкла Хейга (Michael Haigh), аналитика из Societe Generale, который ранее давал прогноз средней цены за слиток $1 150 за унцию на следующий год. Худшее впереди, сказал он: ослабление цены на золото продолжится и в будущем, даже когда другие металлы снова получат импульс к повышению цены, когда вновь наступит суперцикл.

Тяжелые времена

Показатели по золоту завершили ужасный 18-месячный период для рынков металлов, так как экономический рост замедлился в Китае, восстановление в Соединенных Штатах было, в лучшем случае, в выжидательном состоянии, а Европа была на грани, ее кризис государственного долга продолжается.

Проводя обзор за период с апреля 2011 года по декабрь 2012 года, консультационная компания PwC сообщила, что чистые прибыли сорока крупнейших в мире горнодобывающих компаний упали на 49% до $68 миллиардов.

Крупные игроки, в том числе такие, как BНP Billitоn, Riо Tintо, и Anglо Americаn, бросились улучшать свои балансовые отчеты. Было привлечено средств в виде долгов на сумму порядка $108 миллиардов, включая $43 миллиарда в виде облигаций. Чистая доля заемного капитала увеличилась до 24% с предыдущих 13%, и была произведена смена исполнительного руководства.

Половина из 10 ведущих горнодобывающих компаний сменила своих главных исполнительных директоров, включая Мариуса Клопперса (Marius Kloppers) в BHP Billiton, Тома Албанезе (Tom Albanese) в Rio Tinto, и Синтию Кэрролл (Cynthia Carroll) в Anglo American. Капитальные затраты были урезаны на одну пятую, и горнодобывающие компании ввели меры жесткой экономии и стали ориентироваться на доходы даже больше, чем в тяжелые времена суперцикла, в попытке сохранить доверие инвесторов. Дивиденды увеличились на 7% до $39 миллиардов, сообщала PwC.

Это не произвело впечатления на инвесторов. Цены акций 40 ведущих компаний в первой половине года упали на 20 процентов.

Так рынки, а затем и компании отреагировали на макроэкономические факторы, но есть ряд аналитиков, которые не считают, что настало время заканчивать с товарными рынками из-за фундаментальных социальных факторов. Один фактор является самым основным из всех существующих социальным факторов: рост населения.

Согласно данным Macquarie Research, хотя темпы роста населения замедляются - до 1,2 процента в год с 2006 года по 2012 год с 1,8 процента в предыдущий шестилетний период, абсолютные цифры роста населения повышаются со среднего значения 76 миллионов в период с 2000 года по 2006 год до прогнозных 82 миллионов в год в период с 2012 года по 2018 год.

Это выражается в фактических объемах роста спроса на определенные товары в тоннах, такие как сталь, алюминий и недрагоценные металлы. В случае с углеродистой сталью, темпы роста спроса, по прогнозам замедлятся в следующие три года до 3,1 процента в год с 3,3 процента за период с 2006 года по 2012 год. 

Но с точки зрения объемов и принимая во внимание эффект базы сравнения, спрос на сталь достигнет в среднем 50 тонн в год в течение следующих шести лет, по сравнению с 45 тоннами в год в последний шестилетний период.

Джим Леннон (Jim Lennon), один из аналитиков Macquarie Research, считает, что темпы урбанизации имеют даже большее значение, чем темпы роста населения.

«С 1913 года население мира увеличилось в пять с половиной раз с 1,3 миллиарда до семи миллиардов, а численность городского населения в мире выросла почти в 17 раз до 3,7 миллиарда, - сказал он.

По прогнозам ООН численность мирового населения вырастет еще в 1,3 раза с настоящего момента до 2050 года примерно до девяти миллиардов, а затем выровняется, но городское население, согласно прогнозам, вырастет в 1,7 раза до 6,3 миллиарда или около того.  

Это предполагает дальнейший устойчивый рост спроса, хотя и более медленными темпами, чем в недавнем прошлом, который будет концентрироваться в Китае и развивающихся странах, включая Индию, Ближний Восток, Восточную Европу и Африку, роль Западной Европы, Соединенных Штатов и Японии продолжит сокращаться год от года», - сказал он.

Это просто цикл

Хотя урбанизация, вероятно, поддерживает спрос, есть другие свидетельства, позволяющие предположить, что товарные рынки, в действительности, просто подстраиваются, а не обваливаются.

По оценкам Macquarie Research должно быть 20-процентное снижение глобальных капитальных затрат в горнодобывающей отрасли в этом году после 34-процентого подъема в 2012 году, хотя определенные товары, такие как золото и энергетический уголь, кладут начало сокращению капитальных затрат. «В более отдаленной перспективе значительное сокращение капитальных затрат горнодобывающих компаний, особенно по долгосрочным проектам, создает предпосылки для роста цен на товары в 2016-2017 году», - заявила компания.   

Повышение активности в строительстве возможно в течение 2013 года, так как сектор недвижимости Китая выигрывает от улучшения финансового состояния в стране. Поскольку строительство в Китае остается единственной крупнейшей движущей силой роста спроса на товары, то возможен пересмотр прогнозов спроса на сталь в сторону повышения на 2013 год и на медь в 2014 году.

По мнению Кевина Норриша (Kevin Norrish), аналитика из Barclays Research, неправильно было рассматривать снижение спроса на металл в качестве единственного фактора для всех классов товаров.

Синхронный внезапный скачок цен на товары в период между 2004 годом и 2008 годом вряд ли повторится, потому что для товаров движущей силой в большей степени будут существовать особые основополагающие факторы спроса и предложения при возврате к бывшей форме поведения перед «суперциклом». «Что мы ожидаем, так это возврат к товарному риску», - говорит он.

Комментируя краткосрочные условия на товарном рынке, Норриш сказал, что с недавней распродажей «переусердствовали». Когда снова возникнет более расширенный скачок цен на товары, он может быть «удивительно большим», - говорит он. 

Но именно предложение, вероятно, приведет к образованию менее однородного рынка в будущем за счет сокращения капитальных проектов крупнейшими в мире горнодобывающими компаниями, которые сократятся до размера лишь немногим выше $40 миллиардов в 2015 году с $70 миллиардов в 2012 году, а также вызовет нехватку инфраструктуры и ограничения в поставках. 

Наличие инфраструктуры и логистики Норриш назвал «новым товарным полем боя», так как предложение в некоторых регионах росло так быстро, что создало проблемы с точки зрения существующей инфраструктуры. У владельцев инфраструктуры было мало шансов быстро отреагировать из-за стоимости и сроков, необходимых для строительства железных дорог и портовых сооружений.  

«При неопределенном прогнозе предложения и различной степени нехватки инфраструктуры, опыт работы с отдельными видами товара может снова приобрести важное значение», - говорит Норриш. По его словам, Barclays привлек около 30 аналитиков для оказания помощи в определении судьбы товарного комплекса.

С точки зрения спроса, «мягкие товары», такие как рис, пшеница, соевые бобы больше всего пострадают от регулируемого сокращения потребления в Китае, хотя считали, что платина и серебро тоже потеряют больше всех с точки зрения китайского спроса.

Хотя на рынке наступило небольшое облегчение, некоторое давление со стороны суперцикла осталось. Одной из особенностей товарного бума был недостаток квалификации (а также таких важных частей, как механизмы для крупной «желтой» техники), наблюдавшийся даже в крупных горнодобывающих компаниях. 

По мнению Мартина Пайка (Martin Pike), управляющего директора по региону Африки к югу от Сахары (Sub-Saharan Africa) исполнительной исследовательской компании Pedersen & Partners, недостаток квалифицированных работников для ведения работ по горной добыче не уменьшился ввиду того, что опытных инженеров, и квалифицированных финансовых работников в области горной добычи все еще мало на рабочих площадках, особенно когда не за горами их уход в отставку.  

«Большинство проектов по горной добыче во время суперцикла проводилось сектором компаний-юниоров, в котором работало много инженеров старшего возраста. В это время многие их этих квалифицированных работников боялись думать о выходе на пенсию, особенно из-за испытываемого тогда финансового давления и отсутствия финансов для продолжения работы по проектам или финансирования геологоразведочных работ, проводимых компаниями-юниорами», - говорит Пайк. 

Он говорит, что крупные горнодобывающие компании имеют схожие проблемы. «Некоторые проекты будут продолжаться, но человеческих ресурсов, необходимых для осуществления и строительства этих крупных проектов, тоже критически не хватает».

Назад к основам

Горнодобывающим компаниям, работающим в таких условиях, живется трудно. По словам Марка Кутифани (Mark Cutifani), главного исполнительного директора компании Anglo American, в прошлом году было произведено одиннадцать новых назначений в ведущих горнодобывающих компаниях, и он единственный человек из назначенных, пришедший со стороны.

Интересно отметить, что средний возраст новых главных исполнительных директоров, назначенных для руководства трех ведущих горнодобывающих компаний - BHP Billiton, Rio Tinto и Anglo – составляет 57 лет, по сравнению с 48 годами у их предшественников, все из которых были назначены в 2007 году, когда суперцикл был в полном разгаре. 

Похоже на то, что правлениям компаний следует отказаться от энтузиазма молодых в пользу старых умов, более умудренных в плане работы.

«Везде компании заново проводят оценку трубопроводов своих проектов и решения по выделению капитала, и пересматривают приоритетность своих капитальных программ с целью сосредоточиться на профильных высокодоходных проектах», - говорит Кристофер Лайон (Christopher Lyon), руководитель по горной добыче в Чили из компании Deloitte.

В золотодобывающем секторе условия особенно трудные. По мнению Дэвида Дэвиса (David Davis), аналитика из Standard Bank Group Securities (SBGS), по меньшей мере, 60 процентов из 30 ведущих горнодобывающих компаний, представляющих около 45 процентов мирового объема производства золота, работают на уровнях безубыточности порядка $1 500 за унцию, гораздо выше цены золота во время написания статьи.

Это предполагает, что золотодобывающие компании примут новую меру отчетности Всемирного золотого совета (World Gold Council), называющуюся «Все затраты на поддержание основных фондов» (All-In Sustaining Costs, AISC), которая сейчас требует ото всех компаний включать затраты на разработку и разведку, а также корпоративные затраты, а не только денежные затраты в качестве полной величины затрат по добыче золота.

По мнению Дэвиса, денежные затраты неправильно интерпретировали прибыльность золотодобывающего сектора, пробел маскировался высокой ценой на золото. В некотором смысле, AISC, предложенная Советом, покажет золотодобывающую отрасль как более думающую, особенно учитывая, что она пытается добиться понимания устойчивости производства золота и перспективности ресурсов и запасов.

«По нашим оценкам, к 2018 финансовому году почти для 50 процентов мирового объема производства, вероятно, потребуется безубыточная цена на золото на уровне $2 400 за унцию при удельном весе инфляции в горнодобывающей отрасли порядка 10% в годовом исчислении», - говорит Дэвис.

С точки зрения ЮАР, золотодобывающая отрасль испытывает финансовые затруднения. В презентации по экономическим перспективам для этого сектора, состоявшейся перед переговорами о заработной плате, Роджер Бакстер (Roger Baxter), главный экономист и стратег горной палаты ЮАР (Chamber of Mines of SA), сказал, что существует риск того, что страна будет добывать менее 100 тонн золота в год к 2020 году, а это означает ежегодное сокращение на 8,2%. Это сопоставимо с объемом производства ЮАР 1 000 тонн в 1970 году.

Ухудшение ситуации отчасти зависит от степени истощения золотых запасов ЮАР, но в большой степени также от повышения затрат, которые компания не в силах контролировать, говорит Бакстер. Существуют так называемые административные расходы, такие как электричество, вода и международная система ценообразования на сталь и дизельное топливо.

В действительности, в период между 2007 годом и 2012 годом произошло 238-процентное увеличение цены на электричество до 61 цента за киловатт-час с 18 центов за киловатт-час. Важно то, что было 12-процентное увеличение среднего размера возмещения, выплачиваемого рабочим, что примерно на 5% выше инфляции цен производителя, говорит Бакстер.

В связи с ценами на золото, которые, похоже, застряли на отметке $1 300 за унцию (на момент написания статьи), урезание затрат и реструктуризация кажутся неизбежными для этого сектора, которому необходимо снова удерживать контроль над производительностью. Это имеет огромные последствия для сектора ценных металлов ЮАР в целом, а не только для золота.

«Для того чтобы вернуться к средним уровням производительности, мы провели оценку, показавшую, что обоим секторам (золота и платины) потребовалось бы повышение горной добычи на 30%, что на наш взгляд маловероятно; или сокращение занятости примерно на 25%, что нам кажется более вероятным сценарием, учитывая закрытие неприбыльных рудников», - сказал Кейн Слуцкин (Kane Slutzkin), аналитик из UBS.

«Что нам предстоит увидеть, так это реконструкцию рудников таким образом, что они станут меньше, будут производить меньший объем и, следовательно, уменьшатся выплаты налогов, - говорит Ник Холланд (Nick Holland), главный исполнительный директор компании Gold Fields. – Возможно, будет списание резервов. Это будет критический год для резервов».