Строительство подземного рудника Венеция компании De Beers завершено на 54%

Согласно сообщениям СМИ, ссылающимся на директора проекта, строительство подземного рудника Венеция компании De Beers стоимостью 2,2 млрд долларов США в настоящее время завершено на 54%. В рамках данного проекта компания стремится перевести рудник...

Сегодня

Национальный центр тестирования драгоценных камней Китая запускает прайс-лист и индекс цен на бриллианты

На Международном ювелирном саммите 2021 года, который состоялся в Шанхае 12 ноября 2021 года, Шанхайская алмазная биржа, Ассоциация торговли драгоценными камнями и ювелирными изделиями и Национальный центр тестирования драгоценных камней официально представили...

Сегодня

В рамках программы исследования кимберлита Пейима в Сьерра-Леоне добыто 110,58 карата алмазов

Компания Newfield извлекла 110,58 карата алмазов из 108 тонн сухого вещества, переработанных в ходе программы разведки на кимберлитовом месторождении Пейима (Peyima), расположенном на территории концессии, включающей рудник Тонго (Tongo)...

Сегодня

Дубайская алмазная конференция вновь откроется в феврале 2022 года

Дубайский центр биржевых товаров (Dubai Multi Commodities Center, DMCC) проведет свою флагманскую Дубайскую алмазную конференцию (Dubai Diamond Conference, DDC) 21 февраля 2022 года в отеле «Атлантис» на искусственном острове Пальма в...

Сегодня

Операционные убытки Botswana Diamonds увеличиваются

Botswana Diamonds зафиксировала операционный убыток в размере 472 107 фунтов стерлингов за 12 месяцев до 30 июня 2021 года по сравнению с убытком в размере 391 225 фунтов стерлингов годом ранее. Занимающаяся поиском алмазов компания также сообщила в...

Вчера

Ботсвана: алмазные надежды и печали

27 августа 2013

Деревня Мабоане перекачивает 22,3 миллиона литров воды ежедневно – достаточное количество для заполнения девяти олимпийских бассейнов, но двум тысячам жтелей деревни редко перепадает и капля этой воды, пишет Линда Куиу (Linda Qiu) в статье, опубликованной на портале www.huffingtonpost.com.

Расположенная примерно в 60 километрах севернее Жваненга (Jwaneng), богатейшего алмазного рудника в мире, Мабоане находится среди скважинного поля, на котором пробурено 27 скважин для круглосуточной работы рудника Жваненг и для водоснабжения  жителей. Водой обеспечивается не только Мабоане, но также и две ближайших деревни, в общей сложности 9 500 человек.

Ввиду интенсивного использования воды для промышленных нужд единственная водоразборная колонка в Мабоане, предназначенная для жителей, редко работает на полную силу, месяцами бывает без воды, и лишь иногда вода течет из нее тонкой струйкой. Ежедневно мужчины, женщины, дети подгоняют ишаков, запряженных в повозки, заполненные пустыми канистрами. Они стоят в очереди, надеясь получить свою недельную норму. Как правило, запасаются таким количеством воды, которое могут унести сами или увезти на своей повозке; пять дней может не быть воды, и во время сезона дождей, штормовая погода может стоять неделями. 

«Прошлый сентябрь и октябрь было совсем плохо. Дождь лил две недели. Скважина сломалась, но не было электричества, чтобы откачивать воду. Воды не было месяц», - сказал Мотшванаеси Тхуто (Motshwanaesi Thuto), занимающийся собственным бизнесом житель Мабоане в возрасте за 30.

Когда вода течет, она «нездоровая, очень плохого качества, особенно около колонки», где испытывающий жажду скот и дети собираются вокруг грязной лужи, по словам Мокгеле Моцеоны (Mokgele Motseona), старейшего жителя деревни и фактического ее главы. 

«Ясно видно, что мы страдаем без воды, и мы ничего не можем сделать. Наше правительство, рудник Жваненг – они ничего не делают», - говорит Тхуто.

Представитель Debswana, материнской компании рудника Жваненг, которая является партнерством между De Beers и правительством Ботсваны, сказала, что компания не имеет обязательств предоставлять воду для населенных пунктов. «Мы бурим скважины для себя. Это правительство или совет несут ответственность за бурение скважин для воды для них, поэтому им следует направлять свои жалобы к ним», - заявила Эстер Канаимба-Сенаи (Esther Kanaimba-Senaishe) изданию Mmegi в апреле 2013 года.

Согласно национальной политике Ботсваны в отношении поселений, любой центр с населением свыше 500 человек имеет право на государственное обеспечение, включая доступ к воде. Хотя страна занимает одно из первых мест по доступу к чистой питьевой воде на континенте, этот «доступ» не включает единственную колонку в деревне. Кроме того, глава поселения Моцеона отметил, что даже если бы компания Water Utilities Corporation подвела трубопровод в деревню, то все равно воды не хватит для подачи ее в индивидуальные дома.

«Какой смысл иметь больше труб, если они будут сухими, пустыми»? – сказал Тхуто, житель деревни.

Неограненые алмазы

Тхуто и духовный наставник в этой местности Могомоци Макголеле (Mogomotsi Makgolele) соглашаются, что рудник Жваненг по меньшей мере частично повинен в истощении водных запасов в этой местности. Закон Ботсваны о воде от 1968 года  разрешает горнодобывающим компаниям бесплатное и неограниченное пользование водой в пределах их периметра; для рудника Жваненг в эту зону входит его северные скважинные поля, которые граничат с Маобане. Рудник Жваненг пробурил дополнительно 10 скважин вокруг деревни в прошлом году, по информации главы, и дал неисполненные обещания построить школу и клинику для жителей. 

«Они ничего не сделали. Мы были обеспокоены все время, пока они бурили, поэтому мы спрашивали их каждый день, как у них продвигаются дела, и они говорили: «О, хорошо». Сейчас они пробурили, и их проект закончился. Теперь они  с нами не разговаривают. Они ушли навсегда. Мы не можем с ними связаться», - сказал он.

Когда за комментариями обратились к компании Debswana и руднику Жваненг, они не дали ответа.

Три из четырех рудников компании Debswana полностью зависят от подземных вод; к ним относятся Жваненг, а также Орапа (Orapa) и Летлхакане (Letlhakane), которые расходуют больше воды, чем ежегодно пополняется. Поскольку расходы на гидросистему субсидируются правительством (250 миллионов пулов или $2,9 миллиона), то у таких компаний как Debswana нет стимула использовать дорогое оборудование, позволяющее долговременное надежное использование, говорит Роман Гринберг (Roman Grynberg), старший исследователь из Института анализа политики развития Ботсваны (Botswana Institute for Development Policy Analysis).  

По мнению Гринберга, это имело смысл в начале алмазной лихорадки в Ботсване, когда было три рудника в стране, только что обретшей независимость, и отрасли требовалась помощь. Сейчас, когда она стала одной из самых быстроразвивающихся экономик в мире и там работает 16 рудников (и еще 12 на подходе), политика бесплатного неограниченного доступа к воде «просто неразумна и экологически небезопасна».

«Все это действительно абсурдно. Горнодобывающие компании ничего не платят за воду в настоящее время. Но для этих компаний это почти ничего не стоит. Это слишком незначительная сумма, чтобы оказать влияние на их производство, несколько миллионов не заставят их прекратить добывать алмазы из недр», - сказал Гринберг. 

Экономика Ботсваны поддерживается алмазами и полезными ископаемыми, и эти предприятия обеспечивают более трети национального ВВП. Для Тхуто этого факта почти достаточно, чтобы проглотить несправедливость, связанную с постоянно испытываемой жителями Мабоане жаждой.

«Да, так много страданий и проблем. Это несправедливо? Мы так не считаем. Алмазы выгодны для страны. Мы будем терпеть, чтобы стране было хорошо, если уж так должно быть. Если в деревне Мабоане не будет воды, мы будем испытывать жажду. Но если на рудниках не будет воды, как будет жить Ботсвана»? - говорит он.

Доходные компании и денежные потоки

Тхуто считает, что без рудника Жваненг и других рудников вся страна была бы как Мабоане и оставалась бы бедной неразвитой Ботсваной 1960-х годов. Такого же мнения придерживаются многие жители Ботсваны, включая водителя такси Онти Бафана (Onty Bafana), который считает, что уровень жизни его и его семьи достигнут благодаря добыче алмазов. Всю жизнь проживший в Мочуди (Mochudi) (в трех часах езды к западу от Жваненга), Бафана перечисляет современные удобства и услуги, которые есть в деревне: больница, торговые центы, машины, дороги и водоснабжение.  

«Моя бабушка, которой 91 год, раньше пила воду из родника здесь в Мочуди. Она приносила воду оттуда, а сейчас, когда есть много алмазов, у нас в Ботсване появились краны и трубы. Я спросил бабушку: «Ты бы все еще пила воду из родника»? А она сказала: «Я не могу. Она грязная и можно заболеть». Конечно, она говорит так потому, что вода неочищенная, как питьевая вода в кране, и она всегда была неочищенной, но сейчас бабушка привыкла к питьевой воде из-под крана», - засмеялся Бафана. 

Стоимость воды, которая течет в трубах, установленных корпорацией водоснабжения Water Utilities Corporation, определяется согласно району и потребляемому количеству, но это единственный вид водоснабжения, за который берется плата; скважины для скота, коммунальное водоснабжение и стоячая вода предоставляются бесплатно. Бафана, у которого около 30 голов скота в общем стаде, насчитывающем 700 голов, платит ежегодно по Р500 ($58,35) за скважину, работающую на дизеле, и еще тем двум пастухам на пастбище, где его скот.

«Мы можем пользоваться водой столько, сколько хотим. Она не ограничена и предоставлена для нашего скота. Вложены большие средства», - сказал он. На следующий год Бафана обычно продает 10 коров или Мясному комитету Ботсваны, или местным мясникам, и выручает в общей сложности примерно P70 000 ($8 169). Так как для ухода за небольшим стадом требуется посещать раз его в полмесяца, то Бафана сомневается, что он держал бы скот, если бы вода была платная: «Действительно, требуется много работы. Если будет стоить больше, я не знаю».

Большинство местных жителей либо держат скот, либо занимаются своей фермой. Хотя некоторые, как Бафана, разводят домашний скот вдобавок к своей основной работе днем, более половины занимаются натуральным хозяйством или занимаются фермерством на продажу. Национальное животноводство, в котором численность поголовья скота больше, чем численность населения страны, было в свое время крупнейшим сектором экономики.

«У всех есть скот. Это часть культуры и средство существования для многих людей. Правительство должно это поощрять. Это должно оставаться доступным», - сказал Гринберг.

Широкое развитие сельского хозяйства в Ботсване обошлось дорого, по данным ООН оно составляет всего 1,9 процента от ВВП, но 37 процентов потребления воды в стране. Деградация земельных ресурсов и  превращение в пустыню отмечались еще в 1980-е годы в районах с активным разведением скота. В некоторых случаях, например, в районе, где расположена деревня Мабоане, больше скважин предназначено для скота, чем для людей, сказал духовный наставник Макголеле.

Невозвратное прошлое

Конфликты из-за воды – обычное дело: Гринберг приводит в качестве примера повреждения водосборных бассейнов, выпасы скота на общественных землях и судебные тяжбы между фермерами и горнодобывающими компаниями.

«Всем – коровам, рудникам, людям – всем не хватает воды в Ботсване, - сказал Тхуто, показывая на скот и детей, собравшихся около колонки. - Здесь южная Африка, кругом песок».

Африка, расположенная к югу от Сахары, вероятно, самый неблагополучный в отношении воды регион в мире, и Ботсване, на 70 процентов покрытой пустыней Калахари и не располагающей крупными водоемами, конечно, знакомы пересохшие запруды и засухи. В этом году уровень осадков достиг немного выше среднего уровня 550-600 мм в плодородном северо-западном регионе, где нехватка воды привела к падежу 10 000 – 15 000 голов скота, согласно данным агентства Botswana Press Agency (BPA).

Тем не менее, физические страдания страны отчасти смягчаются ее доходами от алмазов, позволяющими импортировать бόльшую часть годовой потребности в воде. Мочуди, деревня Бафаны, обеспечивается столицей Габороне, где расположено одно из пяти водохранилищ Ботсваны. Но из-за того, что коллекторы воды в стране истощаются из-за испарения, которое происходит более быстрыми темпами, чем потребление воды, Габороне полагается на ЮАР, с 1990 года закупая одну пятую своей годовой потребности, сообщает ВРА.

«Мы можем себе позволить  импортировать воду, поэтому мы делаем это, не раздумывая, - сказал Гринберг, заметив, что цены на воду оставались без изменений почти в течение двух десятилетий. – Ботсвана в этом смысле находится в категории стран-изгоев. Мы предоставляем воду, импортируем воду, бурим глубоко, чтобы добраться до воды. Поэтому, как можем мы выкачивать достаточное количество воды, чтобы напоить всех, обеспечить многочисленное национальное стадо, и расширять объемы горной добычи»?

Он предлагает, чтобы «неразумное» расходование воды в Ботсване частично сдерживалось путем введения цен, особой ставкой облагая горнодобывающие компании и другие отрасли, потребляющие много воды, и, вероятно, тем самым стимулируя бережное отношение к воде. Существующая практика заключается в «бурении скважин», чтобы использовать подземные воды, и даже в названии отражается ограниченный характер глубоких водных резервуаров и подземных водосборных бассейнов в одной из самых засушливых частей света. «Она расходуется быстро. Подземные воды накапливаются в течение геологического времени, а они, конечно, добывают ее гораздо быстрее» - сказал Гринберг.

Габоронское водохранилище сейчас заполнено на 23 процента, и ожидается, что оно будет израсходовано за 20 месяцев, если правильно расходовать. Бафана сказал, что он не знает, откуда поступает вода для него и для его скота. «Ее достаточно для нас сейчас. Может, когда алмазы кончатся, мы начнем беспокоиться», - пошутил он.

По оценкам еженедельника The Economist, алмазы закончатся к 2030 году, когда страна будет добывать не только драгоценные камни. Бафана и многие другие местные жители очень верят в законы сравнительного преимущества: если руда будет давать [алмазы], вода будет течь. Но для обитателей Мабоане алмазное изобилие не гарантирует утоление жажды.

«Мы страдаем из-за рудника Жваненг и единственное, что нам остается – смотреть на него, - сказал  глава поселения Моцеона. В просветах между крытых тростником хижин и пустынного кустарника на некотором расстоянии действительно можно увидеть очертания крупного алмазного рудника. - Иногда я думаю, что, может, Бог шутит, когда мы смотрим на Жваненг и чувствуем, как вода течет мимо».