BlueRock Diamonds выручила 180 тысяч долларов за три дорогих алмаза

Компания BlueRock Diamonds, зарегистрированная на лондонском Рынке альтернативных инвестиций (Alternative Investment Market, AIM), продала три алмаза ювелирного качества, добытых на ее руднике Кареевлей (Kareevlei) в районе Кимберли в...

03 декабря 2021

Anglo American пригрозила уволить невакцинированных работников

По сообщениям СМИ, Anglo American, которой принадлежит 85% акций De Beers, якобы планирует увольнять рабочих, не желающих вакцинироваться от COVID-19.

03 декабря 2021

Розничная выручка Гонконга от ювелирных изделий и часов в октябре выросла на 23%

Согласно данным Департамента переписи населения и статистики Гонконга (Hong Kong municipality Census and Statistics Department), выручка от розничной торговли ювелирными изделиями, часами и другими ценными подарками увеличилась на 23% г/г...

03 декабря 2021

IDI запускает кампанию «Рок-н-ролл», чтобы стимулировать продажи бриллиантов в Израиле

Первого декабря Израильский институт алмазов (Israel Diamond Institute, IDI) запустил кампанию, предлагающую скидки до 200 долларов США покупателям израильских бриллиантов у квалифицированных продавцов. Кампания под названием «Рок-н-ролл» («Rock...

03 декабря 2021

Саммит по торговле драгоценными камнями и бриллиантами в Макао запланирован на 10 декабря

Международный саммит по торговле драгоценными камнями и бриллиантами, запланированный на 10 декабря в Макао, является первой отраслевой глобальной конференцией по драгоценным камням и бриллиантам, организованной совместно Шанхайской алмазной биржей и...

03 декабря 2021

Ангола, 100 лет спустя

01 июля 2013

Ангола ищет инвесторов для своей алмазной промышленности. При этом страна рекламирует себя на рынке в качестве бесконфликтной и дружественной среды обитания и борется за то, чтобы в 2015 году стать председателем Кимберлийского процесса (КП) в подкрепление своих устремлений, пишет Ави Кравиц (Avi Krawitz) в анализе, опубликованном информационным агентством Rapaport. В то же время, отмечает он, Ангола продолжает отбиваться от обвинений, высказываемых в связи с озабоченностью по поводу существующего там положения дел в области прав человека.

В ходе празднования 100-летия алмазодобычи на состоявшейся в Анголе конференции, посвященной данному событию, многие выступавшие там члены правительства были последовательны в выражении своих мнений. Правительство Анголы хочет, чтобы алмазный сектор обеспечивал добавочную стоимость горнодобывающей отрасли и способствовал диверсификации экономики и устойчивому развитию страны. Ангола также делает акцент на своем потенциале алмазодобычи, связанном со значительными еще не разведанными ресурсами, которые можно взять.

Мануэль Домингос Висенте (Manuel Domingos Vicente), вице-президент Анголы, подчеркнул, что развитие алмазной промышленности является одним из приоритетных направлений для страны в течение следующего десятилетия. Правительство разработало долгосрочный геологический план развития сектора добычи полезных ископаемых до 2025 года и хочет осуществить его в алмазной промышленности, поставленной в рамки закона.

Но, хотя конференция и сделала более теплым отношение международной индустрии к Анголе и ее правительству, она не смогла ответить на некоторые актуальные вопросы о ведущейся Анголой торговле.

Поскольку эта страна все еще считается  в каком-то смысле «темной лошадкой» в алмазной промышленности, многие из участников приехали на конференцию, чтобы узнать о ней больше. Они хотели знать, как государственная горнодобывающая компания ENDIAMA продает продукцию через свою дочернюю компанию Sodiam. Кто покупает эту продукцию, как и когда?

Судя по годовому отчету Анголы за 2011 год, предоставленному КП, около 47 процентов ангольского алмазного сырья по стоимости было экспортировано в Дубай, 22 процента в Израиль, 19 процентов в Швейцарию и примерно 4 процента в страны Европейского сообщества, включая Бельгию, а остальная часть ушла в другие страны. Дубай, кажется, усиливает свои позиции в Анголе, и Дубайская алмазная биржа (Dubai Diamond Exchange) была одним из основных спонсоров конференции, посвященной столетию алмазодобычи.

Что представляется многозначительным, так это то, что в повестку дня конференции не были включены никакие представители гражданского общества и делегатам оставалось верить на слово правительству по поводу того, что алмазная отрасль работает эффективно и этично.

Это смелое заявление, учитывая испещренную войнами историю страны, тесно связанную с историей конфликтных алмазов. В действительности именно гражданская война в Анголе в девяностые годы прошлого века, в ходе которой УНИТА получили контроль над аллювиальными месторождениями алмазов вдоль реки Кванго (Kwango River), привела к первому эмбарго на алмазы и введению сертификата происхождения на алмазное сырье в 1998 году.

Хотя эти сертификаты не были надежными в деле предотвращения поступления ангольских конфликтных алмазов в торговлю, Марк Ван Бокстель (Mark Van Bockstael), председатель рабочей группы алмазных экспертов КП, отмечает, что «они были «дедушкой» всех сертификатов происхождения, используемых сегодня», и послужили основой для формирования КП через несколько лет.

Несмотря на то, что конфликт закончился в 2002 году, страна действительно прошла после этого большой путь. И независимо от того, чего не хватало на конференции, это двухдневное мероприятие помогло выявить некоторые важные шаги, которые были осуществлены в Анголе.

Новый закон о горной добыче Анголы был принят в 2011 году и направлен на модернизацию и упрощение правил надзора за геологоразведкой и строительством рудников в стране. Закон считается гораздо более благоприятным для инвесторов, нежели раньше.

Алмазы очень важны для экономики Анголы, являясь ее вторым по величине экспортным товаром после нефти. С другой стороны, алмазы составляют лишь 2 процента от общего объема экспорта, в котором на нефть приходится 97 процентов.

Неудивительно поэтому, что страна стремится к диверсификации своей экономики и надеется, что алмазная промышленность поможет в достижении этой цели. Исходя из опыта своих южных соседей, Ботсваны и Намибии, Висенте объявил о намерении страны развивать сектор огранки алмазов и производства ювелирных изделий. Однако на конференции мало было сказано в разъяснение этих планов, и остается неясным, какие возможности существуют для этого сектора в Анголе.

Большой акцент был сделан на горнодобывающем потенциале страны. И De Beers, и АЛРОСА принимают активное участие в разведке алмазов в Анголе, и именно им была предоставлена возможность пошире рассказать о неиспользованном потенциале страны.

Чарльз Скиннер (Charles Skinner), руководитель группы геологоразведки компании De Beers, сказал, что, по оценкам, в Анголе остаются неисследованными 90 процентов перспективной площади. Федор Андреев, главный исполнительный директор компании АЛРОСА, заявил на конференции о высокой вероятности открытия новых месторождений, принимая во внимание, что геология района Северная Лунда (Lunda-North) схожа с геологией района Накын в России, где в последние 10-15 лет были обнаружены закрытые кимберлитовые трубки. В ходе конференции АЛРОСА официально оформила свои намерения путем создания совместного предприятия с компанией ENDIAMA по разведке в Анголе.

На сегодняшний день около 86 процентов продукции Анголы поступает из шахты Катока (Catoca), 32,8 процента которой принадлежат ENDIAMA, 32,8 процента АЛРОСА, 16,4 процента бразильской компании Odebrecht и 18 процентов китайской компании LLI Holding. Производство Catoca в 2012 году снизилось на 1 процент, до 6,7 млн каратов, продажи уменьшились на 5 процентов - до $ 579,4 млн, а прибыль упала на 7 процентов - до $ 131,7 млн под влиянием слабого глобального спроса.

 





















График составлен на основе данных Кимберлийского процесса за 2004-2011 годы и на основе данных Catoca за 2012 год.

В недавно опубликованном годовом отчете Catoca за 2012 год говорится, что, по оценке компании Sodiam, рыночная стоимость алмазного сырья в Анголе составила $ 922,9 млн при общем объеме добычи в 7,8 млн каратов. Другие шахты, действующие в стране, включают в себя сочетание меньших по размеру кимберлитовых трубок и разрабатываемых россыпей вдоль реки Кванго недалеко от границы с Демократической Республикой Конго (ДРК). Именно там осуществляется бо́льшая часть незаконной кустарной добычи, что представляет для Анголы самую большую проблему, связанную с алмазами.

Страна по-прежнему отвергает обвинения в нарушениях прав человека, имеющие отношение к ее усилиям формализовать сектор и предотвратить проникновение множества мигрантов, въезжающих в страну из ДРК добывать алмазы и контрабандой вывозить их обратно через границу.

После своего визита в страну Нави Пиллэй (Navi Pillay), верховный комиссар ООН по правам человека, в апреле отметила значительный прогресс после окончания конфликта в 2002 году, но выразила глубокую озабоченность по вопросу о правах человека в связи с существованием неформального сектора добычи алмазов, а также другими аспектами положения дел в Анголе.

Пиллэй сообщила, что одним из основных вопросов, подробно обсуждавшихся во время ее визита, был вопрос, связанный с настойчивыми обвинениями в злоупотреблениях - и особенно в связи со случаями сексуального насилия, - совершенных сотрудниками сил безопасности и пограничных служб.

«Я полностью признаю, что незаконный въезд десятков тысяч мигрантов в Анголу каждый год - многие из них стремятся нелегально добывать алмазы - вызывает серьезные проблемы для правительства, которое имеет право устанавливать ограничения на миграцию и осуществлять регулирование ключевой отрасли, - заявила Пиллэй. - Оно также имеет право депортировать нелегальных мигрантов, но должно делать это гуманно и в полном соответствии с международными законами о правах человека и международными стандартами... Во время моего визита на отдаленный пограничный переход в провинции Северная Лунда (Lunda Norte) я получила данные о продолжающемся сексуальном насилии в отношении женщин-мигранток, а также о хищении собственности».

Поскольку эти злоупотребления совершаются ангольскими вооруженными силами и частными охранными компаниями, а не группами повстанцев, КП не в состоянии реагировать на нарушения прав человека в рамках своего нынешнего мандата и в рамках определения конфликтных алмазов.

Несмотря на это, посвященная столетию алмазодобычи конференция не затронула данных вопросов. Более того, неправительственные организации подверглись нападкам за преувеличение данных злоупотреблений. Хотя можно, конечно, спорить о том, было ли своевременным и уместным  вести там подобные дискуссии, Ангола нуждается в том, чтобы, по крайней мере, признать, что проблема существует в рамках отрасли.

Отраслевой журналист Роб Бейтс (Rob Bates) отметил, что правительство использовало отдельные положительные цитаты из доклада Пиллэй с тем, чтобы опровергнуть выдвинутые в последнее время обвинения в нарушении прав человека. Это действительно так. Но Пиллэй отметила и значительный прогресс, который был достигнут при решении упомянутых ею в своем докладе проблем. Она заявила, что у Анголы появилась новая конституция, которая сильна в области прав человека, а также перестроенный Конституционный суд, который обеспечивает ее соблюдение. Примечательно, что Пиллэй пришла к выводу о том, что правительство Анголы искренне стремится к улучшению положения дел в области прав человека.

Поэтому надо все-таки отдать должное тому прогрессу, который был достигнут. Но стране точно еще предстоит пройти определенный путь, и это, должно быть, на уме у тех, кто выступает против кандидатуры Анголы на пост председателя КП в 2015 году. С другой стороны, как указывают некоторые, председательство в КП – что бы там ни говорилось – может заставить Анголу навести еще больший порядок в собственном доме или может стать еще одним шагом в этом процессе.

Ангола, конечно, хочет дать понять отрасли, что она стремится играть бо́льшую роль на мировой арене. Но в то время как конференция стала для страны мощной пиар-кампанией и свидетельствовала о существенном прогрессе, потенциале и хороших намерениях с ее стороны, Ангола пребывает в уязвимой позиции. Для наблюдателей и инвесторов все еще остается открытым вопрос о ситуации с правами человека и об уровне прозрачности в этой стране через 100 переменчивых лет существования там алмазной промышленности. Хотя нет никаких сомнений, что у Анголы есть много чего, что можно отпраздновать, будем все-таки надеяться, что лучшее еще впереди.