IIG начал сотрудничество с Образовательным институтом Finestar для запуска института драгоценных камней и ювелирных изделий

Международный институт геммологии (International Institute of Gemology, IIG), известное образовательное учреждение в области драгоценных камней и ювелирной промышленности с 1965 года, начал сотрудничество с Образовательным институтом Finestar.

Вчера

Tanishq открыла свой первый магазин в Абу-Даби

Компания Tanishq открыла свой флагманский магазин в ОАЭ на знаменитой улице Хамдан в Абу-Даби.  Планы расширения ювелирного бренда в регионе остаются в силе: в настоящее время открыто 6 магазинов в ОАЭ, а дальнейшее расширение в Шардже и Катаре...

Вчера

Epiroc поставила оборудование стоимостью 200 млн рэндов на платиновый рудник в Южной Африке

Компания Epiroc, производитель оборудования, получила крупный заказ на низкопрофильное горнодобывающее оборудование от компании African Rainbow Minerals (ARM) для использования на платиновом руднике Бокони (Bokoni) в ЮАР.

Вчера

Eastern Platinum продлила с Impala условия поставки концентрата МПГ из хвостохранилищ Крокодил-Ривер

Компания Eastern Platinum продлила с компанией Impala Platinum условия договора о поставках концентрата из хвостов рудника Крокодил-Ривер (Crocodile River Mine, CRM), которые впервые были подписаны в 2020 году на поставку концентрата металлов...

Вчера

В 2022 году Китай увеличил импорт золота из Швейцарии и России

Согласно последнему выпуску данных об импорте золота, в прошлом году Китай импортировал больше золота из Швейцарии и увеличил закупки золота в России.

26 января 2023

Ангола, 100 лет спустя

01 июля 2013

Ангола ищет инвесторов для своей алмазной промышленности. При этом страна рекламирует себя на рынке в качестве бесконфликтной и дружественной среды обитания и борется за то, чтобы в 2015 году стать председателем Кимберлийского процесса (КП) в подкрепление своих устремлений, пишет Ави Кравиц (Avi Krawitz) в анализе, опубликованном информационным агентством Rapaport. В то же время, отмечает он, Ангола продолжает отбиваться от обвинений, высказываемых в связи с озабоченностью по поводу существующего там положения дел в области прав человека.

В ходе празднования 100-летия алмазодобычи на состоявшейся в Анголе конференции, посвященной данному событию, многие выступавшие там члены правительства были последовательны в выражении своих мнений. Правительство Анголы хочет, чтобы алмазный сектор обеспечивал добавочную стоимость горнодобывающей отрасли и способствовал диверсификации экономики и устойчивому развитию страны. Ангола также делает акцент на своем потенциале алмазодобычи, связанном со значительными еще не разведанными ресурсами, которые можно взять.

Мануэль Домингос Висенте (Manuel Domingos Vicente), вице-президент Анголы, подчеркнул, что развитие алмазной промышленности является одним из приоритетных направлений для страны в течение следующего десятилетия. Правительство разработало долгосрочный геологический план развития сектора добычи полезных ископаемых до 2025 года и хочет осуществить его в алмазной промышленности, поставленной в рамки закона.

Но, хотя конференция и сделала более теплым отношение международной индустрии к Анголе и ее правительству, она не смогла ответить на некоторые актуальные вопросы о ведущейся Анголой торговле.

Поскольку эта страна все еще считается  в каком-то смысле «темной лошадкой» в алмазной промышленности, многие из участников приехали на конференцию, чтобы узнать о ней больше. Они хотели знать, как государственная горнодобывающая компания ENDIAMA продает продукцию через свою дочернюю компанию Sodiam. Кто покупает эту продукцию, как и когда?

Судя по годовому отчету Анголы за 2011 год, предоставленному КП, около 47 процентов ангольского алмазного сырья по стоимости было экспортировано в Дубай, 22 процента в Израиль, 19 процентов в Швейцарию и примерно 4 процента в страны Европейского сообщества, включая Бельгию, а остальная часть ушла в другие страны. Дубай, кажется, усиливает свои позиции в Анголе, и Дубайская алмазная биржа (Dubai Diamond Exchange) была одним из основных спонсоров конференции, посвященной столетию алмазодобычи.

Что представляется многозначительным, так это то, что в повестку дня конференции не были включены никакие представители гражданского общества и делегатам оставалось верить на слово правительству по поводу того, что алмазная отрасль работает эффективно и этично.

Это смелое заявление, учитывая испещренную войнами историю страны, тесно связанную с историей конфликтных алмазов. В действительности именно гражданская война в Анголе в девяностые годы прошлого века, в ходе которой УНИТА получили контроль над аллювиальными месторождениями алмазов вдоль реки Кванго (Kwango River), привела к первому эмбарго на алмазы и введению сертификата происхождения на алмазное сырье в 1998 году.

Хотя эти сертификаты не были надежными в деле предотвращения поступления ангольских конфликтных алмазов в торговлю, Марк Ван Бокстель (Mark Van Bockstael), председатель рабочей группы алмазных экспертов КП, отмечает, что «они были «дедушкой» всех сертификатов происхождения, используемых сегодня», и послужили основой для формирования КП через несколько лет.

Несмотря на то, что конфликт закончился в 2002 году, страна действительно прошла после этого большой путь. И независимо от того, чего не хватало на конференции, это двухдневное мероприятие помогло выявить некоторые важные шаги, которые были осуществлены в Анголе.

Новый закон о горной добыче Анголы был принят в 2011 году и направлен на модернизацию и упрощение правил надзора за геологоразведкой и строительством рудников в стране. Закон считается гораздо более благоприятным для инвесторов, нежели раньше.

Алмазы очень важны для экономики Анголы, являясь ее вторым по величине экспортным товаром после нефти. С другой стороны, алмазы составляют лишь 2 процента от общего объема экспорта, в котором на нефть приходится 97 процентов.

Неудивительно поэтому, что страна стремится к диверсификации своей экономики и надеется, что алмазная промышленность поможет в достижении этой цели. Исходя из опыта своих южных соседей, Ботсваны и Намибии, Висенте объявил о намерении страны развивать сектор огранки алмазов и производства ювелирных изделий. Однако на конференции мало было сказано в разъяснение этих планов, и остается неясным, какие возможности существуют для этого сектора в Анголе.

Большой акцент был сделан на горнодобывающем потенциале страны. И De Beers, и АЛРОСА принимают активное участие в разведке алмазов в Анголе, и именно им была предоставлена возможность пошире рассказать о неиспользованном потенциале страны.

Чарльз Скиннер (Charles Skinner), руководитель группы геологоразведки компании De Beers, сказал, что, по оценкам, в Анголе остаются неисследованными 90 процентов перспективной площади. Федор Андреев, главный исполнительный директор компании АЛРОСА, заявил на конференции о высокой вероятности открытия новых месторождений, принимая во внимание, что геология района Северная Лунда (Lunda-North) схожа с геологией района Накын в России, где в последние 10-15 лет были обнаружены закрытые кимберлитовые трубки. В ходе конференции АЛРОСА официально оформила свои намерения путем создания совместного предприятия с компанией ENDIAMA по разведке в Анголе.

На сегодняшний день около 86 процентов продукции Анголы поступает из шахты Катока (Catoca), 32,8 процента которой принадлежат ENDIAMA, 32,8 процента АЛРОСА, 16,4 процента бразильской компании Odebrecht и 18 процентов китайской компании LLI Holding. Производство Catoca в 2012 году снизилось на 1 процент, до 6,7 млн каратов, продажи уменьшились на 5 процентов - до $ 579,4 млн, а прибыль упала на 7 процентов - до $ 131,7 млн под влиянием слабого глобального спроса.

 





















График составлен на основе данных Кимберлийского процесса за 2004-2011 годы и на основе данных Catoca за 2012 год.

В недавно опубликованном годовом отчете Catoca за 2012 год говорится, что, по оценке компании Sodiam, рыночная стоимость алмазного сырья в Анголе составила $ 922,9 млн при общем объеме добычи в 7,8 млн каратов. Другие шахты, действующие в стране, включают в себя сочетание меньших по размеру кимберлитовых трубок и разрабатываемых россыпей вдоль реки Кванго недалеко от границы с Демократической Республикой Конго (ДРК). Именно там осуществляется бо́льшая часть незаконной кустарной добычи, что представляет для Анголы самую большую проблему, связанную с алмазами.

Страна по-прежнему отвергает обвинения в нарушениях прав человека, имеющие отношение к ее усилиям формализовать сектор и предотвратить проникновение множества мигрантов, въезжающих в страну из ДРК добывать алмазы и контрабандой вывозить их обратно через границу.

После своего визита в страну Нави Пиллэй (Navi Pillay), верховный комиссар ООН по правам человека, в апреле отметила значительный прогресс после окончания конфликта в 2002 году, но выразила глубокую озабоченность по вопросу о правах человека в связи с существованием неформального сектора добычи алмазов, а также другими аспектами положения дел в Анголе.

Пиллэй сообщила, что одним из основных вопросов, подробно обсуждавшихся во время ее визита, был вопрос, связанный с настойчивыми обвинениями в злоупотреблениях - и особенно в связи со случаями сексуального насилия, - совершенных сотрудниками сил безопасности и пограничных служб.

«Я полностью признаю, что незаконный въезд десятков тысяч мигрантов в Анголу каждый год - многие из них стремятся нелегально добывать алмазы - вызывает серьезные проблемы для правительства, которое имеет право устанавливать ограничения на миграцию и осуществлять регулирование ключевой отрасли, - заявила Пиллэй. - Оно также имеет право депортировать нелегальных мигрантов, но должно делать это гуманно и в полном соответствии с международными законами о правах человека и международными стандартами... Во время моего визита на отдаленный пограничный переход в провинции Северная Лунда (Lunda Norte) я получила данные о продолжающемся сексуальном насилии в отношении женщин-мигранток, а также о хищении собственности».

Поскольку эти злоупотребления совершаются ангольскими вооруженными силами и частными охранными компаниями, а не группами повстанцев, КП не в состоянии реагировать на нарушения прав человека в рамках своего нынешнего мандата и в рамках определения конфликтных алмазов.

Несмотря на это, посвященная столетию алмазодобычи конференция не затронула данных вопросов. Более того, неправительственные организации подверглись нападкам за преувеличение данных злоупотреблений. Хотя можно, конечно, спорить о том, было ли своевременным и уместным  вести там подобные дискуссии, Ангола нуждается в том, чтобы, по крайней мере, признать, что проблема существует в рамках отрасли.

Отраслевой журналист Роб Бейтс (Rob Bates) отметил, что правительство использовало отдельные положительные цитаты из доклада Пиллэй с тем, чтобы опровергнуть выдвинутые в последнее время обвинения в нарушении прав человека. Это действительно так. Но Пиллэй отметила и значительный прогресс, который был достигнут при решении упомянутых ею в своем докладе проблем. Она заявила, что у Анголы появилась новая конституция, которая сильна в области прав человека, а также перестроенный Конституционный суд, который обеспечивает ее соблюдение. Примечательно, что Пиллэй пришла к выводу о том, что правительство Анголы искренне стремится к улучшению положения дел в области прав человека.

Поэтому надо все-таки отдать должное тому прогрессу, который был достигнут. Но стране точно еще предстоит пройти определенный путь, и это, должно быть, на уме у тех, кто выступает против кандидатуры Анголы на пост председателя КП в 2015 году. С другой стороны, как указывают некоторые, председательство в КП – что бы там ни говорилось – может заставить Анголу навести еще больший порядок в собственном доме или может стать еще одним шагом в этом процессе.

Ангола, конечно, хочет дать понять отрасли, что она стремится играть бо́льшую роль на мировой арене. Но в то время как конференция стала для страны мощной пиар-кампанией и свидетельствовала о существенном прогрессе, потенциале и хороших намерениях с ее стороны, Ангола пребывает в уязвимой позиции. Для наблюдателей и инвесторов все еще остается открытым вопрос о ситуации с правами человека и об уровне прозрачности в этой стране через 100 переменчивых лет существования там алмазной промышленности. Хотя нет никаких сомнений, что у Анголы есть много чего, что можно отпраздновать, будем все-таки надеяться, что лучшее еще впереди.