В марте АЛРОСА выручила $357 млн от продаж алмазного сырья и бриллиантов

В распространенном в пятницу компанией сообщении говорится, что общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в марте составил $357 млн, в том числе алмазного сырья – $345 млн, бриллиантов − $12 млн.

09 апреля 2021

COVID-19 подстегнул интерес ритейлеров к роботизации бизнеса – опрос

Шестьдесят четыре процента ритейлеров, в том числе 77% крупных розничных торговцев, назвали для себя важной задачей иметь четкую, выполнимую и бюджетную стратегию внедрения робототехники в 2021 году. Почти половина респондентов заявили, что будут...

09 апреля 2021

BlueRock выпустила новые акции в счет погашения кредита, полученного от бывшего генерального директора

BlueRock Diamonds, которая владеет и управляет алмазным рудником Кареевлей (Kareevlei) в Южной Африке, выпустила 61 013 обыкновенных акций по цене 0,43 фунта стерлингов, чтобы частично покрыть выплату процентов и премию в рамках расчетов в соответствии...

09 апреля 2021

Eastplats завершила реконфигурацию и оптимизацию малого контура переработки МПГ

Компания Eastern Platinum (Eastplats), зарегистрированная на Йоханнесбургской фондовой бирже (Johannesburg Stock Exchange, JSE), заявила, что недавно завершила реконфигурацию и оптимизацию малого контура переработки металлов платиновой...

09 апреля 2021

Первая в мире «Серия семинаров по идентификации бриллиантов» будет запущена 9 апреля в прямом эфире

Премьера межконтинентальной образовательной серии вебинаров по бриллиантам состоится в пятницу, 9 апреля 2021 года, когда платформа BrankoGems.com начнет работу Advanced Diamond Online Academy (Продвинутой онлайн-академии по бриллиантам).

08 апреля 2021

Тогда и сейчас

03 сентября 2013

С начала 1900-х годов до сегодняшнего дня великие, как боги, ювелирные дома - Tiffany & Co., Cartier и Van Cleef & Arpels – создали бренды, являющиеся синонимом ювелирных изделий класса «люкс» и составляющие непреходящее художественное наследие, пишет Филлис Шиллер (Phyllis Schiller) на портале Rapaport.

Cartier, Tiffany & Co., Van Cleef & Arpels… эти имена мгновенно узнаваемы в ювелирной отрасли. Из этих трёх ювелирных домов, два были созданы в Париже, один в Нью-Йорке, но все три вошли в сознание американского потребителя как пример производителей ювелирных изделий из категории роскоши. Хотя в настоящее время они являются современными корпорациями, которые должны уделять внимание не только «призам» за дизайн, но и за итоговые результаты получаемой прибыли, они начинались как семейный бизнес, построенный на умении хорошо разбираться в драгоценных камнях и страстном желании использовать их для создания прекрасных произведений искусства, которые можно носить. Прочно укрепляя свою репутацию в качестве дизайнеров, завоевывающих призы на международных выставках, и в качестве поставщиков легендарных бриллиантов и высококачественных драгоценных камней, они поставляли продукцию представителям элиты, от принцесс до президентов, людям из влиятельных кругов общества и знати Голливуда.

Творческий подход, пронесенный через годы

В первые десятилетия своего существования эти три титана ювелирной отрасли оказали инновационное влияние на дизайнерские направления тех десятилетий, начиная со времени правления Эдуарда до Art Deco и далее. «Каждый из этих домов был способен производить удивительные  ювелирные украшения в своем отличительном стиле, но они также имели матрицу дизайнерского течения, которого придерживались, - объясняет Одри Фридман (Audrey Friedman), совместно с мужем Хаимом Манишевицем (Haim Manishevitz) владеющая Галереей Примавера (Primavera Gallery) в Нью-Йорк Сити. – Во времена разных направлений в ювелирном искусстве они следовали моде, но делали это так, как хотелось бы клиентам».

Фридман отмечает, что много вдохновения для создания современных образцов этих компаний черпалось из их предыдущих успешных изделий. Она говорит, что в этом есть смысл, поскольку дизайны явно характерны для них и оказались прибыльными. «Все старое становится новым в определенных областях. Ювелирный дом Tiffany переработал браслет Шлюмберже (Schlumberger) с эмалью, но сейчас вместо ромбовидного рисунка, выполненного в золоте, они вставили бриллианты. Ювелирный дом Van Cleef вернулся к изделиям своей ювелирной коллекции Alhambra, которые были популярны в шестидесятые годы. У Cartier есть ювелирные изделия с темой леопарда. Они вернулись к тому, что имело успех в прошлом, но они модернизировали это, чтобы придать свои изделиям дух современности». 

Повторный выпуск ювелирных изделий из коллекции Alhambra, говорит Бенджамин Маклоу (Benjamin Macklowe), вице-президент Галереи Маклоу (Macklowe Gallery) в Нью-Йорке, «безусловно, стал единственной в своем роде и самой успешной раскруткой дизайна за последние 15 лет. Невозможно пройти по улицам Нью-Йорка, не увидев на ком-то этих украшений. Женщины чувствуют себя в них очень комфортно. И я думаю, это и говорит о напряженном труде - каждый ювелир должен найти ювелирное украшение, которое выглядит выразительно, но не так причудливо, что женщина не захочет его носить. И женщины чувствуют, что могут носить изделие этого дизайна в любой обстановке». 

Ювелирный дом Cartier умно поступил в отношении своих ювелирных украшений с тематикой леопарда, соглашается Саймон Тикл (Simon Teakle) из Simon Teakle Fine Jewelry, Гринвич, штат Коннектикут, «пронеся его с 1920-х годов через годы Art Deco и потом через 1940-е годы, когда их носила герцогиня Виндзорская. Но каждый раз они были немного другими и новыми.   

Невозможно оставаться в прошлом, нужно развиваться, - продолжает Тикл. – Меняются стили и мода, меняется вся социальная структура. Посмотрите, как люди одеты сейчас по сравнению с временами столетней давности, как люди носят украшения. В частности, в чем Cartier и Van Cleef имели успех, так это в том, что они смогли сохранить единство того, кем они являются, и дух того, кем они являются, но при этом поддерживают современность стиля».

Cartier

Зародившаяся как розничный магазин и превратившаяся в знаменитую известность в области ювелирного дизайна, компания Maison Cartier была основана в 1847 Луисом-Франсуа Картье (Louis-François Cartier). Его сын Альфред принял на себя бразды правления в 1874 году. Он расширил бизнес за пределы Парижа, открыв отделение в Лондоне в 1902 году и магазин в Нью-Йорке в 1909 году. Третье поколение сыновей Картье заняли свои места, Луи управлял парижским отделением, Пьер – нью-йоркским отделением, а Жак отделением в Лондоне. В 1942 году Луи и Жак Картье ушли из жизни, и Пьер вернулся во Францию, став главой Cartier International. Он ушел в отставку в 1947 году. Сын Жака – Жан-Жак, возглавил лондонское отделение, а сын Луи – Клод уехал в Нью-Йорк. В настоящее время Cartier является частью группы по выпуску товаров класса «люкс» Compagnie Financière Richemont SA.

Ювелирный  дом Cartier занял выдающееся место в ювелирном мире в эпоху Эдуарда, мастерски используя платину, внедряя сочетание белых бриллиантов в белой платине в своих вставках в диадемах, пышно подчеркнутых цветочными дизайнами, состоящими из полуколец, гирлянд и других мотивов девятнадцатого века. «Перечень великих образцов дизайна продолжается, - говорит Тикл, - проходя через великие образцы ювелирных украшений в стиле Deco и «предметы», например, невероятной красоты часы, которые они выпускали, прошедшие через 1940-е и 1950-е годы, когда их покупала герцогиня Виндзорская.

Я думаю, что Cartier является краеугольным камнем современного ювелирного искусства, как нам известно, - продолжает Тикл. – Если вернуться к первой половине двадцатого века и взглянуть на драгоценные камни, которыми они занимались, или творения их дизайна, результат всегда удивительный».

«Со времен Эдуарда до Аrt Deco, - говорит Маклоу, - Cartier всегда остается лидером». Браслеты, состоящие из многих камней, говорит он, с их великолепным сочетанием бриллиантов, рубинов, сапфиров и изумрудов, «являются верхом ювелирного искусства, как и «загадочные часы» (Mystery clocks) среди предметов». И это так. Я думаю, они были новинкой и довольно красивые. Но я считаю, что есть нечто такое в плане восприятия традиционного французского хорошего вкуса, что воплощают в себе ювелирные изделия фирмы Cartier в стиле Art Deco, и поэтому они всегда, во все времена будут популярны и всегда будут создавать огромную надбавку к любой фактической стоимости, которую они достигнут».

Van Cleef & Arpels

Van Cleef & Arpels был союзом, созданным по любви и в соответствии с ювелирной традицией, когда Альфред Ван Клиф (Alfred Van Cleef),  сын опытного огранщика камней, вошел в дело с Чарльзом и Жульеном, братьями его жены Эстель Арпель (Estelle Arpels), дочери дилера драгоценными камнями, и они создали компанию Maison Van Cleef & Arpels на Вандомской площади в 1906 году. К 1912 году компания начала открывать отделения в популярных курортных городах, привлекая покупателей из числа представителей элиты, проводящей там отпуска, и затем в 1942 году открыла отделение в Нью-Йорке. Через несколько лет, потомки семьи Арпель возглавили компанию, пока в 1999 году фирма не была приобретена компанией Compagnie Financière Richemont, S.A.

Среди тех многих креативных предложений, инициатором которых была фирма Van Cleef & Arpels, особо выделяется невидимая оправа (Mystery Setting). Запатентованный способ позволяет закреплять драгоценные камни с гранями так, что не видно зубцов на передней части ювелирного изделия, и создается впечатление, что оно свободно парит. Каждый драгоценный камень закрепляется за счет того, что тщательно вставлен в тонкие золотые шинки шириной менее двух десятых миллиметра, расположенные на внутренней стороне.

«Конечно, ювелирные украшения с невидимым креплением всегда будут иметь огромную надбавку к цене, - говорит Маклоу, - особенно – и тут наступает интересный момент - ювелирные украшения с невидимой оправой, изготовленные во Франции. Они стоят гораздо больше, чем ювелирные украшения с невидимым креплением, сделанные в Соединенных Штатах, хотя я даже не вижу различия в качестве между ними. Но это французская компания, и вы будете платить за этот отличительный знак».

С точки зрения дизайнов, продолжает Маклоу, «с 1907 года до сегодняшнего дня фирма Van Cleef создала дизайны, которые действительно стоит коллекционировать – поэтому-то даже бывшие в употреблении ювелирные изделия VCA продаются очень хорошо».

Тикл упоминает великие произведения Egyptian Revival в стиле Art Deco, выполненные Van Cleef, и «то, что я называю их эпохой Грейс Келли (Grace Kelly) в 1950-е годы, а затем период оригинальных, тяжелых ювелирных изделий в 1960-е и 1970-е годы. По своему, каждый период отвечает вкусам разного вида коллекционеров, в зависимости от стиля ювелирных изделий, которые они носят, но каждый сам по себе является очень интересным периодом».

По мнению Маклоу «их фантастические ювелирные изделия - некоторые из них выполненные в виде животных и так далее - просто восхитительны. Но материал, который кажется самым преобладающим с точки зрения своей популярности, это ювелирные украшения «влиятельных женщин» 1960-х и 1970-х годов. Длинные ожерелья с крупными медальонами были очень привлекательными, и их цена в настоящее время значительно превышает цену, что была 15 или 20 лет назад». 

Жанет Леви (Janet Levy), руководитель J. & S.S. DeYoung, Нью-Йорк Сити, отмечает, что «балерины Van Cleef, их заколки в виде языка пламени … очень изысканный и элегантный дизайн ювелирных украшений. Они использовали драгоценные камни высочайшего качества.  Им действительно потребовалось время на дизайн украшений».

В 1960-е годы, говорит Фридман, «когда ювелирные изделия снова стали очень броскими, а вдохновение черпалось из 1920-х и 1930-х годов, Van Cleef стала делать украшенные бусами колье-сотуары с крупными  кистями, свисающими внизу, напоминающие те, что были в 20-е годы, но совсем в других пропорциях. Они были большими и были украшены ювелирными изделиями, и их носили с гармонирующими серьгами или с сочетающимся браслетом». Еще один культовый дизайн, который упоминает Фридман, это ожерелье в виде застежки–молнии, «которое было чрезвычайной новинкой. Они делали действительно элегантные ювелирные украшения».

Tiffany & Co.

Американская фирма Tiffany & Co. была создана Чарльзом Льюисом Тиффани (Charles Lewis Tiffany), который сначала работал в партнерстве со школьным другом Джоном Б. Янгом (John B. Young) и создал фирму Tiffany & Young на нижнем Бродвее в Нью-Йорке. Когда в 1853 году Янг ушел на пенсию, Чарльз Льюис стал управлять компанией. Сменив название компании на Tiffany & Co., он сосредоточил свое внимание на производстве серебряных изделий классического дизайна. Успех этих изделий был подтвержден на Всемирной выставке 1867 года в Париже (1867 Paris World’s Fair), где  Tiffany & Co. стала первой американской фирмой, заслужившей высших наград за мастерство в изготовлении изделий из серебра. Была создана студия дизайна по серебру под руководством серебряных дел мастера Эдварда К. Мура (Edward C. Moore).

Когда Чарльз Льюис умер в 1902 году. Его сын Чарльз Льюис Тиффани (Charles Louis Tiffany), успешный производитель изделий из стекла и дизайнер, направил творческий потенциал компании на выпуск инновационных ювелирных изделий. С годами ряд талантливых ювелирных дизайнеров добавили свой индивидуальный почерк к списку отличительных стилей, начиная с Полдинга Фарнхэма (Paulding Farnham) в 1885 году, известного своими орхидеями, усыпанными драгоценными камнями. В 1956 году Жан Шлумберже (Jean Schlumberger) создал выразительные цветные изделия из эмали и экзотические образцы из флоры и фауны. В конце двадцатого века компания установила сотрудничество с такими ведущими светилами, как Дональд Клафлин (Donald Claflin) (1965-1977), Анжела Каммингс (Angela Cummings) (конец 1960-х годов до начала 1980-х годов), Эльза Перетти (Elsa Peretti) (с 1974 до настоящего времени), Палома Пикассо (Paloma Picasso) (с 1980 до настоящего времени) и Фрэнк Гэри (Frank Gehry) (с 2005 года до настоящего времени). В 1978 году компания была продана корпорации Avon Products, Inc., которая продала ее через шесть лет в 1984 году группе инвесторов, руководимой Уильямом Р. Чейни (William R. Chaney). Tiffany снова стала открытой компанией в 1987 году.

Tiffany – единственный ювелирный дом, отмечает Фридман, «у которого был великий дизайнер, ему дали отдел, и он сделал так, что ювелирные украшения стали необходимой вещью. Tiffany, в некотором роде, был более оригинальным, чем другие ювелирные дома, потому что у него были эти звезды-дизайнеры, которые были очень знамениты, привлекали много внимания и создавали ювелирные украшения, которые выделялись определенным образом и были характерны для этого ювелирного дома». 

«На мой взгляд, - говорит Тикл, - настоящий золотой век Tiffany был в конце девятнадцатого века. В это время они занимались очень ценными драгоценными камнями, например, бриллиантом Tiffany фантазийного желтого цвета весом 128,54 карата, и была творческая созидательная сила Луи Комфорта Тиффани (Louis Comfort Tiffany) и Полдинга Фарнхэма. Это было свежо, это было ново, с очень выразительным сочетанием цветов и сочетанием камней, которые до сих пор люди стараются повторить. И в период Art Deco ювелирный дом Tiffany создавал фантастические произведения ювелирного искусства».

Маклоу отмечает: «Tiffany был среди первых крупных ювелирных домов, кто начал привлекать нетрадиционных дизайнеров, и Шлумберже был первым из них. Его девиз был мода и фантазия. А работа Renaissance Revival, выполненная Полдингом Фарнхэмом,  была превосходной –  великолепнейшие цвета, – и она была намного лучше европейских работ, выполненных в это же время. Луи Комфорт Тиффани полностью изменил взгляд американцев на ювелирные изделия. Он привел их в царство познания высокохудожественного мастерства, чего раньше не делалось, где меньше всего имела значение демонстрация своего богатства, а важно было показать свой вкус».

Леви соглашается и отмечает, что, «когда Луи Комфорт Тиффани принял на себя руководство  дизайнерскими аспектами бизнеса, он  привнес органичный, естественный смысл в создаваемые произведения, очень искусно используя цветные камни, причем не обязательно самые дорогие. Дизайнеры компании использовали гранат, опал, жемчуг, образуя их различные сочетания с  целью создать что-то прекрасное, не обязательно дорогостоящее, но художественно исполненное. Этот дух снова ожил в 1950-х годах, когда Тиффани отвечал за введение на рынок таких камней, как танзанит и кунцит, и они стали новаторами в области понимания красоты цветных драгоценных камней, вводя их в свои новые ювелирные стили. Использование дизайнером Шлумберже мотивов природы, цветов и животных, его применение эмали продолжило этот вид природного мотива в ювелирных украшениях. Конечно, в ювелирных изделиях Шлумберже присутствовала и фантазия, и вычурность, и это переняли такие люди, как Дэвид Уэбб (David Webb). Все взаимосвязано».

Вообще, подводит итог Леви, «хорошо, что среди нас есть такие титаны. У них есть ресурсы и маркетинговые средства для того, чтобы сохранить ювелирные изделия в умах людей. Это как слоган компании De Beers о бриллиантах – даже дети знают, что бриллианты – это навсегда, и они стали частью нашей культуры. Надеемся, что эти фирмы будут придерживаться мнения, что они занимаются бизнесом не только для того, чтобы делать деньги, но и для того, чтобы поддерживать традиции и вызывать восхищение своими изделиями и отраслью в целом.