De Beers выручила 450 млн долларов от первой продажи необработанных алмазов в 2023 году

Согласно данным, опубликованным Anglo American, De Beers заработала 450 млн долларов США в первом цикле продаж 2023 года по сравнению с 660 млн долларов годом ранее или 417 млн долларов в 10-м цикле продаж 2022 года.

Сегодня

Implats продлила срок выкупа акций RBPlat

Компания Impala Platinum (Implats) дополнительно продлила до 31 марта срок, установленный для выполнения или отказа от условий, предшествующих предложению о выкупе акционерам компании Royal Bafokeng Platinum (RBPlat).

Сегодня

Торговцы золотом в Азии предлагали огромные скидки, так как высокие цены снижали продажи

На этой неделе торговцы физическим золотом в Индии предложили самые высокие скидки за 10 месяцев, чтобы привлечь покупателей, поскольку резкое колебание местных цен привело к сокращению спроса в Индии, второго по величине потребителя драгоценных металлов...

Сегодня

В 2022 году импорт серебра в Индию достиг рекордного уровня

В прошлом году импорт серебра в Индию достиг рекордного уровня. В 2022 календарном году Индия импортировала в общей сложности 9 450 тонн серебра.  Предыдущий максимум импорта серебра составлял 8093 тонны в 2015 году.

Сегодня

АЛРОСА направит 100 млн рублей на реализацию IT-проектов в Якутии

АЛРОСА в течение ближайших трех лет выделит 100 млн рублей для поддержки инноваций и реализации проектов, направленных на импортозамещение программного обеспечения (ПО) – в первую очередь, в алмазодобывающей отрасли.

Сегодня

Банковские мучения

25 марта 2013

Все больше тревоги ощущается в торговле бриллиантами, так как банки сокращают свои услуги отрасли, пишет Ави Кравиц (Avi Krawitz) на портале Rapaport. Для торговли, в такой большой степени полагающейся на кредиты, обеспокоенность оправдана. Банки проявляют все больше осторожности при выдаче займов, не только бриллиантовому сектору, но и из-за изменений, отражающихся на их собственной деятельности.

С введением документа Базель III (Basel III) банки работают в более регулируемой обстановке. По этому соглашению требуется, чтобы банки настаивали на большей достаточности собственных средств,  стресс-тестировании и рыночной ликвидности своих клиентов. Различные отделения в одном и том же банке конкурируют за дефицитные средства и должны приобретать эти средства с меньшим риском. Вопреки тому, что думается некоторым, в банковской сфере наблюдается более тщательное изучение клиентуры повсюду, включая Бельгию, Нью-Йорк и Израиль, а также Индию, хотя в разной степени.

Для диамантеров такое развитие событий горьковато-сладкое, даже если большинство и не могут увидеть положительную сторону этого. В конечном счете, один важный участок алмазного трубопровода – финансовый участок – приводит дела в порядок, проводя болезненные, но необходимые проверки и добиваясь равновесия в отрасли.

Такое развитие событий должно сократить влияние общих рисков на бриллиантовую отрасль и привести к созданию более эффективного рынка. То, до какой степени на создание ценовых пузырей ранее влиял доступ к легким кредитам, являлось тучей, висевшей над банками и отраслью. В настоящее время банковское сообщество в меньшей степени является частью такой практики, чем раньше. Как объяснил один сайтхолдер изданию Rapaport News: «Раньше банки были большими, и если даже у них были ограниченные ресурсы, средства поступали не в те руки. В настоящее время новая система будет обеспечивать, чтобы даже при меньшем объеме денег, они шли в правильные виды бизнеса».

Это должно обнадеживать, принимая во внимание существующие рыночные тренды. Хотя цены на алмазное сырье поднялись в феврале, а цены на бриллианты укрепились во время недавней выставки в Гонконге, все же растет озабоченность среди дилеров, покупающих товары на основе спекулятивных ожиданий роста цен в дальнейшем. Сталкиваясь со все более тщательным изучением, диамантеры будут иметь меньше желания платить высокую цену за свои алмазы, даже если конкуренция за сокращающиеся объемы производства алмазов будет большой.  

В результате этого отличительной чертой 2013 года может стать динамика снижения предложения от горнодобывающих компаний, компенсирующегося сокращением финансирования со стороны банков. В конечном итоге это равновесие способствует оздоровлению алмазного рынка.

Естественно, что диамантеры разочарованы. В конце концов, банковский кредит – это их спасение, без него они не могут работать или развиваться. Производителям нужны средства для оплаты алмазов, которые они могут продать только в виде бриллиантов через три месяца. Они расстроены тем, что из-за падения рынка в 2008-2009 годах, цены выросли, и повышение уровня торговли намного превысило рост их кредитных линий. Они убеждают, что их ответственность в плане упорядочения их бизнеса должна, по меньшей мере, соотноситься с чувством ответственности банков, призванных оказывать помощь в развитии отрасли.

Диамантеры тоже жалуются на изменяющиеся, становящиеся менее личными взаимоотношения с новым поколением банкиров, которыми правит равнодушная система, требующая дотошности при оценке кредитной линии, вместо того, чтобы поддерживать партнерские отношения в развитии бизнеса. Банки утверждают обратное. Если уж на то пошло, они заявляют о том, что рыночные условия и новые правила оказывают на них влияние и требуют совершенствования отношений с диамантерами, которым все больше требуется помощь для поиска путей в изменяющейся банковской обстановке.

Но факт заключается в том, что банки вынуждены были переосмыслить свои кредитные линии и модели финансирования после 2012 года, ставшего особенно трудным для отрасли. Даже если оборот и увеличился в течение года, бизнесу пришлось бороться, чтобы добиться прибыли. Поэтому для кредитора естественно уменьшение возможности потерь или рисков в такой обстановке. Вдобавок к этому новые правила, действующие по базельскому соглашению, заставили банки пересмотреть виды бизнеса, которые они могут финансировать и в которых они могут увеличивать капитал.  

С точки зрения банков, существует дополнительный риск, в частности, касающийся алмазной отрасли, которая сама претерпевает некоторые заметные изменения. Структура отрасли развивается, и банки смотрят с интересом – и некоторой осторожностью – как BHP Billiton уступает позиции, Harry Winston увеличивает свою долю на рынке, а Rio ‎Tinto пересматривает свое участие алмазном бизнесе, в то время как Зимбабве становится крупным производителем алмазов. Это все может повлиять на то, как, где и кому продаются алмазы, и, следовательно, как банки рассматривают рынок.

Кроме того, перевод компанией De Beers своих сайтов в Ботсвану, вероятно, переместит объем деятельности с традиционных центров в сторону развивающихся центров, таких как Ботсвана и Дубай. Дубайская алмазная конференция (Dubai Diamond Conference) сосредоточивает свое внимание на финансировании алмазов и бриллиантов и, следовательно, является своевременной и имеет важное значение.

Глобальное банковское кредитование алмазной отрасли оценивается в размере от $13,5 до $15 миллиардов, распределенных, в основном, между основными центрами производства и торговли бриллиантами, включая Индию, Бельгию, США и Израиль - в этом порядке. Но страны, подобные Дубаю, Ботсване и Гонконгу, продолжают набирать важное значение, особенно поскольку они настойчиво стремятся забрать долю на рынке у более традиционных центров. Тогда опять же увеличение разнообразия в торговле должно, в конечном счёте, рассматриваться банками как позитивное явление, как только пройдет неопределенность, присущая периоду перемен.

Но в настоящее время алмазная отрасль считается рискованной. И здесь напрасно взывать о помощи, поскольку у отрасли нет другого выбора, кроме как плясать под дудку банкиров. В конечном счете, существуют новые реалии, оказывающие влияние на все секторы бизнеса, которые, в конце концов, должны приветствовать создание более эффективного и хорошо налаженного рынка. В новой реальности, характеризующейся неустойчивостью рынка после 2008 года, всем необходимо проявлять осторожность  и  осмотрительность. Как бы неприятно это ни казалось, банки вынуждены возглавить этот процесс.