Lucapa Diamond увеличила ресурсы алмазов на руднике Луло на 35%

Lucapa Diamond сообщила о 35-процентном увеличении ресурсов алмазного сырья на принадлежащем ей на 40 процентов алмазном руднике Луло (Lulo) в Анголе до нового максимума в 135 900 каратов по сравнению с предыдущими 100 700 каратами.

Вчера

Сертификация бриллиантов отложена из-за COVID-19

В Сурате, индийском центре производства бриллиантов, в последнее время резко вырос спрос на сертификацию этих драгоценных камней. Алмазные компании вынуждены ждать не менее двух месяцев по сравнению со стандартным периодом в один месяц, чтобы получить...

Вчера

Gemfields выручила более $ 31 млн на мини-аукционах изумрудов

В апреле Gemfields получила доход в размере 31,4 млн долларов от серии из пяти последовательных мини-аукционов изумрудов, произведенных на руднике Кагем (Kagem) в Замбии, доля компании в котором составляет 75%. Мини-аукционы прошли недавно...

Вчера

В апреле цены на золото в Индии выросли на 3 000 рупий

В апреле цены на золото в Индии выросли примерно на 3 000 рупий с уровня около 44 000 рупий в начале месяца на фоне позитивных сигналов с мирового рынка. 16 апреля местные фьючерсы на золото торговались по цене около 47 000 рупий за 10 граммов.

Вчера

Операционные результаты Группы АЛРОСА за первый квартал 2021 года

Компания АЛРОСА сообщила, что добыча алмазов в первом квартале 2021 года составила 7,5 млн каратов, продажи - 15,5 млн каратов.

19 апреля 2021

Не везет тебе, Антверпен!

07 марта 2013

В прошлом месяце Бельгия удивила многих, когда стала лоббировать своих коллег по Европейскому союзу, добиваясь отмены санкций в отношении алмазодобывающей компании, принадлежащей правительству Зимбабве.

В ведении компании Zimbabwe Mining Development Corporation (ZMDC) находится пять алмазных рудников в Маранге, причем некоторые из них работают в партнерстве с иностранными фирмами – например, из Китая и Южной Африки.

Европейский союз ввел санкции в отношении президента Роберта Мугабе, некоторых физических лиц, а также компаний (в том числе ZMDC), которые принадлежат к его внутреннему политическому кругу, в связи с тем, что они, как утверждается, причастны к грубым нарушениям прав человека.

Хотя алмазы в Маранге были обнаружены почти шесть лет спустя после того, как санкции были уже введены, компании, которые работали на алмазных месторождениях, были включены в список торгового эмбарго, поскольку ЕС утверждал, что средства от добычи алмазов использовались для оказания поддержки партии президента Мугабе.

ЕС также обвинил правительство Зимбабве (тогда оно контролировалось исключительно Zanu PF) в совершении нарушений прав человека в Маранге, когда оттуда были изгнаны старатели, вторгшиеся в этот район после начала алмазной лихорадки в 2006 году.

Бельгия, в которой находится Антверпен, крупнейший в мире центр алмазной торговли, заявила, что ситуация в Маранге изменилась и санкции в отношении ZMDC уже не являются больше оправданными.

Кроме того, она утверждала, что Кимберлийский процесс сертифицировал драгоценные камни из Маранге как отвечающие его требованиям.

"Опыт показал, что в данном конкретном случае санкции являются контрпродуктивными, уводя алмазы на менее прозрачные рынки", - отметило министерство иностранных дел этой страны в прошлом месяце.

Тем не менее ЕС не освободил ZMDC от этой тяжкой ноши, когда он провел свою встречу 18 февраля, на которой был рассмотрен вопрос о санкциях.

Евросоюз заявил, что санкции в отношении ZMDC сохранятся до тех пор, пока страна не проведет свободные и справедливые выборы в конце этого года.

"Мы показали, освободив некоторых лиц от действия санкций и запрета на поездки, что будем воздавать должное прогрессу, но в то же время будем сохранять определенные меры, в том числе оставив компанию ZMDC в списке санкций в течение ближайшей избирательной кампании", - сказал министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг (William Hague).

"Мы хотим, чтобы был должным образом проведен референдум [по конституции], и мы хотим увидеть вызывающие доверие и правильно проведенные выборы в Зимбабве", - добавил он.

Референдум по конституции должен состояться в этом месяце, в то время как всеобщие выборы ожидаются в июле.

Принимая во внимание обвинения со стороны некоторых неправительственных организаций в том, что ZMDC финансирует Zanu PF, вполне понятно, что ЕС хочет увидеть, что все это состоится до того, как он отменит санкции в отношении данной компании.

Однако интерес вызывают соображения, стоящие за кампанией Бельгии в пользу отмены санкций, наложенных на алмазы из Маранге.

Конечно, это не имеет ничего общего с выдачей Кимберлийским процессом чистого санитарного свидетельства в отношении компаний, работающих на упомянутых алмазных месторождениях.

Если бы это было так, как нас в этом уверяют, то почему Бельгии понадобилось столько времени, чтобы на нее снизошло это внезапное озарение, подобное тому, что испытал библейский Савл по дороге в Дамаск?

Кимберлийский процесс дал Зимбабве карт-бланш на торговлю драгоценными камнями в ноябре 2011 года.

Разве ЕС не каждый год собирается для рассмотрения вопроса о санкциях в отношении Зимбабве? Так почему же Бельгия подняла этот вопрос в 2013 году?

Аргумент, который я нахожу выдерживающим критику, был выдвинут зимбабвийским политологом Танонокой Хванде (Tanonoka Hwande).

Как он утверждает, Бельгия обеспокоена тем, что индийские и китайские компании (я сюда добавлю еще и Объединенные Арабские Эмираты) получают выгоду от алмазов из Маранге.

Это логично, учитывая, что Бельгия, будучи главным алмазным дилером, очевидно, тоже хотела бы извлечь выгоду из алмазов Маранге.

В одной африканской поговорке задаются вопросом: неужели жених настолько хорош, что готов вытирать нос ребенку приглянувшейся ему матери-одиночки?

Это вполне перекликается с тем, как вела себя Бельгия по вопросу о санкциях в отношении алмазов из Маранге.

Некоторые алмазные компании, располагающие рудниками в Южной Африке, проводят аукционы в Антверпене, и зимбабвийские фирмы могли бы делать то же самое, если бы не было санкций, которые запрещают им доступ к европейским рынкам.

Если выразить все в двух словах, то Бельгия определенно руководствовалась своими коммерческими интересами, а не политикой.

Но, к сожалению, на сей раз балом правили политические интересы Соединенного Королевства, у которого с самого начала возникла политическая (или дипломатическая) размолвка с Хараре по земельному вопросу, а затем и по другим проблемам.

Не везет тебе, Антверпен!

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished