Первый в мире открытый тендер на редкие розовые бриллианты Австралии намечен на июнь-июль

Австралийская финансовая корпорация, которая в настоящее время владеет коллекцией редких розовых бриллиантов с рудника Аргайл в качестве залогодержателя, попросила Yourdiamonds.com, австралийский технологический стартап, основанный Тимом Гудманом, бывшим...

Сегодня

Продажи ювелирных изделий в Гонконге в марте выросли на 81%

По данным Департамента переписи и статистики Гонконга (Census and Statistics Department of Hong Kong), в марте наблюдался наиболее значительный рост розничных продаж в сегменте ювелирных изделий, наручных часов и ценных подарков, за которым следуют...

Сегодня

Tiffany & Co. выпустит коллекцию обручальных колец для мужчин

Знаменитая нью-йоркская ювелирная компания Tiffany & Co. выпустит свою первую в истории коллекцию обручальных колец для мужчин. При том, что обручальные кольца компании предназначены как для женщин, так и для мужчин, Tiffany до сих пор не изготавливала...

Сегодня

Lucapa Diamond выручила 1,5 млн долларов от продажи алмазов с рудника Мотаэ

Компания Lucapa Diamond выручила 1,5 млн долларов США в результате третьей за год продажи алмазов с принадлежащего ей на 70% кимберлитового рудника Мотаэ (Mothae) в Лесото. В сообщении компании говорится, что партия алмазов весом 3 617 каратов...

Вчера

Ведущие бренды драгоценных камней и ювелирных изделий и CGWG открыли ресурсную платформу для устойчивого развития

Для развития отрасли цветных драгоценных камней ведущие производители ювелирных изделий и компании по добыче цветных драгоценных камней, а также Рабочая группа по цветным драгоценным камням запустили Платформу сообщества драгоценных камней и ювелирных...

Вчера

Алмазное сырье - обзор

06 ноября 2012

Как показали прогнозы всех бизнес-моделей на второе десятилетие этого века, производство алмазов в настоящее время снижается по объему и стремительно растет по стоимости, пишет Эдан Голан (Edahn Golan) из Idex Online на портале www.idexonline.com. В 2011 году объем производства алмазов сократился на 3,4 процента до 124 миллионов каратов. Стоимость этого объема продукции, как утверждают производители, составила $14,41 миллиарда, что на 26,5 процента выше, чем в предыдущем году. Как это могло случиться, почему это случилось и, что важнее всего, является ли это началом долгосрочной тенденции или же это просто необычное отклонение конъюнктуры?

Многие вопросы вызывают беспокойство у тех, кто связан с алмазным сырьем. Растущие цены на фоне слабого спроса на бриллианты, смена собственников основных алмазных и бриллиантовых фирм, а некоторые могут указать еще и на изменение баланса сил, отсутствие долгосрочных маркетинговых инициатив на потребительском фронте для создания спроса на бриллианты, изменение модели продаж и вызовы, возникающие в связи с этим, неопределенный среднесрочный экономический прогноз, грозящий ударить по расходам  среднего класса, а также на вопросы репутации, связанные с Кимберлийским процессом (КП), который, как некоторые считают, себя изжил.

Есть также и светлые стороны: возможное появление финансовых учреждений, заинтересованных в инвестициях в бриллианты, может привлечь сотни миллионов долларов в алмазный и бриллиантовый сектор; устойчивый спрос со стороны свадебного сектора; имеющее глубокие корни мнение потребителей о том, что ювелирные изделия с бриллиантами являются надежным модным выбором, стόящим высокой цены, и что они представляют собой долгосрочное хранилище эмоциональной ценности.

Снижение поставок из существующих источников

Сокращение объемов производства в 2011 году не является странным непредвиденным обстоятельством. Мировой объем производства постоянно снижается с 2005 года, когда он достиг пика в 176,7 миллиона каратов, согласно отчетам КП. Единственное повышение объема производства произошло в 2010 году, когда алмазодобывающие компании довольно резко увеличили производство после рецессии 2008-2009 годов с целью обеспечить возобновившийся спрос на ювелирные изделия с бриллиантами.

Ожидается, что этот нисходящий тренд в производстве алмазов сохранится, за одним небольшим исключением - сдача в эксплуатацию проекта по подземной разработке на руднике Аргайл (Argyle) в Австралии. В этот момент, намеченный на 2013 год, объем мирового производства, как ожидается, возрастет. Но один рудник, вводимый в эксплуатацию, не изменит тенденцию на снижение объемов производства алмазов.

Это сокращение отчасти является результатом ряда факторов, причем некоторые из них совершенно сторонние. Например, Аргайл в западной Австралии, крупнейший алмазный рудник компании Rio Tinto, пострадал от сильных ливней и наводнения, из-за которых объем производства в прошлом году снизился на 24 процента до всего лишь 7,4 миллиона каратов.

На других рудниках отмечалось уменьшение производства из-за руды низкой плотности с меньшим содержанием алмазов, как это случилось на руднике Экати (Ekati) в Канаде, принадлежащем BHP Billiton. В последнем финансовом году (июль 2011 года – июнь 2012 года), Экати выдал 1,8 миллиона каратов, что на 28,8 процента ниже, чем в предшествующем финансовом году.

Некоторые горнодобывающие компании приняли решение сократить производство ввиду возможного снижения спроса, а некоторые, по неофициальным данным, просто захотели растянуть срок эксплуатации своих рудников. Основной причиной является то, что пока эти рудники приносят прибыль при более низком объеме производства, они могут позволить себе это делать. Отчасти, принцип, лежащий в основе, заключается в том, что поскольку алмазов становится все меньше, цены на алмазное сырье будут повышаться, и в долгосрочной перспективе это даст более высокие общие поступления и более высокий общий доход для компаний, а также для стран-производителей. В этой связи следует отметить, что данная стратегия хорошо работает для стран-производителей по двум причинам. Во-первых, доходы стран-производителей от алмазов в основном поступают от роялти, которые являются процентом от стоимости алмазной продукции. Поэтому чем выше стоимость, тем выше доход.

Вторая причина – занятость. Второй основной выгодой от алмазодобычи является создание рабочих мест наряду с сопутствующими дополнительными льготами. Местные работники не только устроены на хорошую работу, они также приобретают навыки работы, платят налоги и получают ряд льгот, предоставляемых горнодобывающими компаниями, самой распространенной среди которых является медицинское обслуживание для них и членов их семей, включая программы по ВИЧ и СПИД; образование для их детей, включающее школьное образование, обеспечение учебниками, внешкольные занятия и другую помощь; а также системы хорошей очистки воды и водоснабжения. Пока промышленные предприятия несут ответственность и предоставляют эти выгодные услуги, правительства многих стран-производителей избавлены от необходимости этим заниматься.

Некоторые цинично настроенные люди могут сказать, что правительства очень рады, что не обязаны предоставлять эти существенные услуги, хотя в то же время хвастаются, что они «убедили» алмазодобывающие компании (и другие компании, добывающие местные природные ресурсы) обязательно предоставлять эти существенно важные социальные услуги. 

Кроме того, повсюду правительства понимают, что их природные богатства не бесконечны. Когда они истощатся, их ничто не заменит, по крайней мере, никакие природные ресурсы. Поэтому чем дольше алмазы будут добываться на их земле, тем дольше будут они давать доход в виде роялти, налогов и других косвенных доходов, поступающих в государственную казну.

Ведущие производители

Девять стран, каждая из которых производит более 1 миллиона каратов алмазов в год, поставляют подавляющую часть всех мировых объемов алмазов. Это Ангола, Австралия, Ботсвана, Канада, Демократическая республика Конго (ДРК), Намибия, Россия, ЮАР и Зимбабве.

Из 124 миллионов каратов алмазов, произведенных в 2011 году, эти девять стран поставили 122,2 миллиона каратов или 98,6 процента производства по объему. Многие из них увидели, что объемы их производства и, разумеется, поставки алмазного сырья сократились: Ангола (-0,4 процента), Австралия (-21,5 процента), Канада (-8,5 процента), ДРК (-4,5 процента), Намибия (-25,8 процента) и ЮАР (-7,4 процента).

Рост производства в России и Зимбабве был небольшим, всего лишь 0,8 процента у каждой страны в 2011 году по сравнению с 2010 годом. Ботсвана является единственной страной, показавшей значительное повышение объема производства на 4 процента в годовом исчислении.

В этом контексте Ботсвана и De Beers – почти синонимы. De Beers стала наращивать производство после экономического кризиса 2008-2009 годов немного позже, чем другие компании. Либо у нее были достаточно крупные запасы алмазного сырья для удовлетворения растущего спроса клиентов (это большой корабль, которому требуется немного больше времени для смены курса), либо она просто решила подождать подольше и убедиться, что глобальная экономика действительно улучшается, а 4-процентный рост объема производства Ботсваны скорее отражает внутренние проблемы, чем стремление совершить рывок вперед.

Следует помнить, что в течение года между июлем 2010 года, когда Гарет Пенни (Gareth Penny) был снят с должности, и июлем 2011 года, когда в должность вступил Филипп Мелье (Philippe Mellier), группа De Beers работала без постоянного главного исполнительного директора, работающего на условиях полной занятости, и это, без сомнения, мешало компании проводить крупные радикальные изменения.

Снижение мирового объема производства, согласно начальным признакам, сохранилось и в остальной части 2012 года. Объем продаж алмазного сырья компанией Diamond Trading Company (DTC), принадлежащей De Beers, включая продажи через совместные предприятия, в общей сложности составили $3,1 миллиарда за этот период, что на 11,4 процента меньше по сравнению с $3,5 миллиарда, полученных в первом полугодии 2011 года. Компания не сообщила, сколько было продано по объему, но заявила, что она сократила объемы производства на 13,6 процента до 13,4 миллиона каратов.  

Как сказано выше, компания BHP Billiton произвела 1,8 миллиона каратов за год, закончившийся в июне 2012 года, что на 28,8 процента меньше, чем в предыдущий финансовый год. В третьем квартале финансового года, охватывающем январь-март 2012 года, она добыла 433 000 каратов, а в четвертом квартале BHP Billiton добыла 413 000 каратов. В общей сложности и по раздельности, объем производства упал на 29 процентов в годовом исчислении.

Объем производства алмазов компании Rio Tinto за первое полугодие 2012 года составил 6,2 миллиона каратов, что на 24 процента выше, чем в первом полугодии 2011 года; но это было в основном за счет выгодного сравнения – из-за сильных ливней и наводнения в марте 2011 года значительно сократился общий объема производства в 2011 году.

Рудник Аргайл, во многих отношениях, отражает текущее состояние мировой алмазодобывающей промышленности. Это богатый рудник, на котором в 2005 году было добыто 30,5 миллиона каратов алмазов, включая некоторые из самых красивейших в мире фантазийных бриллиантов, в основном, розового цвета. В 2009 году, его производство упало до 10,6 миллиона каратов, а в 2011 году сократилось до всего лишь 7,4 миллиона каратов. Падение объемов производства происходит ввиду медленного истощения рудника, а также из-за плохих погодных условий, которые привели к потере объемов производства, как это случилось в 2010 и 2011 годах.

Как и на нескольких других богатых алмазных рудниках, осуществляется проект по подземной разработке с целью продления срока эксплуатации рудника. Ожидается, что проект подземной разработки на руднике Аргайл позволит увеличить объем производства алмазов почти до 20 миллионов каратов в год, согласно начальным оценкам. Это в три раза выше текущего объема производства.

Хотя это хорошая новость для рудника и Rio Tinto (или какой-то другой компании, которая будет владеть им в будущем, если осуществится план Rio Tinto диверсифицировать производство и уйти от алмазов), это не изменит в значительной мере существующую реальность, показывающую, что прошли наилучшие времена стареющих рудников, на которых в последние годы наблюдался некоторый подъем, но теперь у них впереди долгое будущее постоянно сокращающихся объемов производства.

Вот так в нескольких словах можно объяснить снижение мировых объемов производства на существующих рудниках. Но разве нет новых источников поступления алмазов? Краткий ответ: «Да, но…».

В последние несколько лет горнодобывающие и геологоразведочные компании добились успеха и обнаружили ряд новых запасов. Но некоторые из них не являются экономически целесообразными и поэтому не будут разрабатываться, и их богатства, не извлеченные из недр, не дадут алмазов на мировой рынок ювелирных изделий с бриллиантами.

Другие запасы являются экономически жизнеспособными; но они наперечет, причем у некоторых прогнозные объемы невелики.

Одним из перспективных месторождений является проект Ренард (Renard) в Канаде, принадлежащий компании Stornoway. Он имеет частично разведанные запасы в 18 миллионов каратов, которые, согласно текущему плану, будут добываться в течение 11 лет. По мнению компании, максимальный объем добычи алмазов будет доведен до 2,1 миллиона в год, в среднем по 1,7 миллиона в год в течение срока его эксплуатации. Это, вероятно, самый перспективный алмазный проект, на котором предстоит вести добычу.  

Рудник Бандер (Bunder) компании Rio Tinto, находящийся в штате Мадья-Прадеш в центральной Индии, тоже постепенно выходит на полный объем производства. Запасы алмазов на руднике Бандер были недавно оценены исполнительным директором компании в размере 24 миллионов каратов, и ожидается, что на нем будет добываться порядка 2 миллионов каратов алмазов в год в течение 10-15 лет срока эксплуатации рудника.

Как бы многообещающе ни звучала информация об этих рудниках, без сомнения, самые захватывающие возможности имеет Россия. Компания АЛРОСА, являющаяся монополистом в стране по добыче и экспорту алмазов, заявила в мае 2011 года, что общие запасы и ресурсы страны составляют 1,28 миллиарда каратов. Сюда входят вероятные и разведанные запасы, а также  прогнозные,  выявленные ресурсы и  оцененные запасы полезных ископаемых.

Это ошеломляющее количество. Если быть точным, вопрос не в том, будет ли российская алмазодобывающая компания добывать эти алмазы, а когда будет. В конце 2010 года АЛРОСА объявила, что она получила лицензию на горную добычу на этих трех новых месторождениях в Якутии. Эти три источника – аллювиальные месторождения Ручей Гусиный и Эбелях и алмазная трубка Дальняя - имеют общие предварительно оцененные запасы в 42 миллиона каратов. Компания не обсуждает свою долгосрочную стратегию по горной добыче, но это и другие свидетельства заставляют нас думать, что компания намерена разрабатывать эти месторождения в течение длительного периода времени, надеясь на то, что увеличит свое преимущество над De Beers в качестве крупнейшего в мире производителя алмазов по объему и – когда-то в будущем – по стоимости.

Известно одно. Разработка разведанных запасов алмазов – это вопрос многих лет, а еще больше лет потребуется для таких стран, как Канада, где существуют тяжелые условия окружающей среды. Многим из нынешних рудников потребовалось около 10 лет, чтобы от геологической разведки подтвержденных запасов алмазов дойти до полномасштабной горной добычи. Это означает, что, в то время как рудники Ренард, подземный рудник Аргайл и рудник Бандер могут увеличить существующие объемы производства, добавив еще 4-6 миллионов каратов в год, никакой другой рудник в этот период в эксплуатацию запущен не будет. Реалистичный прогноз показывает, что эти три рудника почти компенсируют то, что потеряно на стареющих алмазных рудниках.

Тем трем рудникам, разработку которых АЛРОСА может скоро начать в Якутии, тоже потребуется около десятилетия на подготовку, даже если российские власти ускорят бюрократические процессы. Следует помнить, что эти три будущие рудника находятся в Сибири, где вечная мерзлота и суровые условия, что означает, что освоение будет идти медленно. Что касается других ресурсов, о разработке которых АЛРОСА может в будущем принять решение, то им тоже потребуется много лет для выхода на полную мощность.

Согласно неофициальной оценке De Beers, ресурсов Ботсваны хватит еще на 20-25 лет в зависимости от темпов производства, которые будут выбраны компанией и страной. 

Перспективы таковы: существующие алмазные рудники медленно истощаются, и у всех, кроме одного - рудника Аргайл, - лучшее время позади. Имеется несколько алмазных рудников, которые находятся на продвинутой стадии разработки, но они не способны в значительной мере увеличить общий мировой объем производства алмазов. Были сообщения о наличии крупных запасов в России, но никто не знает, когда они будут осваиваться. Когда бы это ни случилось, разрыв во времени будет около 10 лет. До тех пор мировой объем производства алмазов снижаться, ограничиваться и, по всей вероятности, падать в обозримом десятилетии.

Рост цен

И в этом заключается первая причина высокой стоимости объемов производства алмазного сырья в 2011 году. Хотя производство алмазов снижается, в первом полугодии 2011 года спрос на алмазное сырье был очень высоким. Это подпитывалось растущим спросом (и быстрорастущими ценами) на бриллианты со стороны ритейлеров в Китае и Индии, активно расширяющих свои предложения бриллиантовых ювелирных изделий потребителям.

Огранщики бриллиантов много работали, чтобы удовлетворить спрос на бриллианты, увеличивая объем производства, и обращались к производителям, а также и на открытый рынок, чтобы купить еще алмазов; естественно, когда предложение сокращается, а спрос повышается, цены растут. 

Крупные производители бриллиантов обратились к своим поставщикам, с которыми заключены контракты, к De Beers, AЛРОСА, BHP Billiton и Rio Tinto, добиваясь увеличения ими поставок, чтобы удовлетворить спрос. То, что они не могли купить у основных поставщиков, они приобретали у мелких поставщиков и на открытом рынке.

Покупка алмазов на открытом или на вторичном рынке имеет большие последствия. Вторичный рынок – зона риска.  Покупатели из первых рук – это постоянные покупатели компаний Rio Tinto, BHP, АЛРОСА и, самое важное, DTC – покупают товары, которые им иногда не нужны. Это обычно результат долгосрочных, многолетних контрактов, которые учитывают долгосрочное планирование. Им могут и не требоваться все алмазы все время, и когда им не нужен какой-то определенный товар, они начинают его продавать, обычно через брокеров, дилерам и производителям бриллиантов, которые покупают алмазное сырье на вторичном рынке. Во времена высокого спроса прибыли от этого могут быть огромными.

С одной стороны, вторичный рынок повышает эффективность сектора алмазного сырья. Сайтхолдеры (контрагенты DTC), избранные диамантеры (контрагенты Rio Tinto), клиенты BHP Billiton по срочным и спотовым контрактам и другие клиенты с регулярными поставками обеспечивают вторичный рынок алмазами, которые им не нужны, а их коллеги и фирмы, не имеющие постоянных поставок от крупных алмазодобывающих компаний, получают доступ к этим алмазам. Другими словами, те, кому не нужна определенная категория алмазов, поставляют ее тем, которым она нужна, и являются непрямым каналом сбыта для крупных горнодобывающих компаний в этом процессе.

С другой стороны, такая торговля стоит денег. Ситуация попросту состоит в том, что сайтхолдер покупает «бокс» алмазов у DTC по цене, указанной в прейскуранте DTC (бокс - это подборка определенной категории алмазов, имеющих определенный диапазон размера, чистоты и определенную модель, и речь идет о времени, когда DTC привозит и показывает алмазы из боксов сайтхолдерам во время сайта). 

К этой стоимости добавляется 1 процент на оплату брокерских услуг и 1,5 процента на оплату дополнительных услуг, сопряженных с приращением стоимости (Value Added Services, VAS), которые взимает DTC с клиентов за семинары и другие образовательные мероприятия, в основном связанные с маркетингом. Сайтхолдер, продающий бокс, тоже хочет получить определенную прибыль. Это означает, что покупатель теоретически будет платить цену бокса по прейскуранту плюс комиссию в размере 2,5 процента и плюс определенную маржу. Покупатель платит за этот товар больше, чем он заплатил бы при прямой поставке. Это означает, что сайтхолдеры и другие покупатели сырья из первых рук имеют преимущества в плане стоимости над покупателями из вторых рук, что дает им возможность получить прибыль.

Стоимость, превышающая цену по прейскуранту DTC, в алмазном секторе называется «премией», и в премиях иногда заключается вся происходящая вокруг этого игра. Во времена хорошего спроса торговля боксами DTC является очень прибыльным бизнесом. Сайтхолдеры DTC могут зарабатывать премии свыше 5 процентов за бокс. Во времена высокого спроса, как было в первом полугодии 2011 года, в бόльшую часть 2007 года и в первой половине 2008 года, премии иногда составляли свыше 20 процентов. Это было источником огромных прибылей для сайтхолдеров.

Временами спрос был настолько высоким, что перед сайтами – 10 ежегодными продажами товаров DTC своим клиентам – сайтхолдеры раньше срока получали предложения на свои  «боксы» от покупателей на рынке, и стороны могли договориться о размере премии. Таким образом, сайтхолдеры продавали боксы даже до того, как они их получали (не говоря уж об их оплате), и очень легко и быстро делали прибыль на товаре, ничего для этого не делая - подобно выигрышу по лотерейному билету, состоявшему еще до того, как вы остановились у киоска, чтобы его купить.

Как всегда бывает в экономической экосистеме, подъемы сменяются спадами, и когда спрос очень слабый, роли меняются. Активный рынок продавцов становится рынком покупателей. В такие времена покупатели хотят платить меньше. Их предложения иногда делаются «по прайс-листу», что означает, что они готовы платить столько, сколько просит DTC, без добавления платы брокеру или оплаты дополнительных услуг, и, конечно же, без каких-либо премий – больших или малых. Для сайтхолдеров это убытки. Некоторые переносят это стоически, считая это небольшой платой за крупные прибыли, которые они получили в лучшие времена. Другие считают это необходимостью. Им не нужны товары, но им нужна наличность, чтобы показать банкам, что у них все еще большой бизнес, и убедить, что их кредитные возможности не снизились.

Конечно, сайтхолдеры могут держать товар на полке какое-то время, не найдя покупателей. Временами, они просто хранят товар и ждут времени, когда они смогут продать алмазы или провести их огранку, будучи вынуждены понести связанные с этим затраты – страхование, стоимость денег (сделки с алмазами всегда осуществляются сразу, никаких условий о 90-дневном кредите не применяется).

Имидж: алмазы Rio Tinto

В последние несколько лет, особенно когда доминирование De Beers на рынке пошло на спад, цены на алмазы стали колебаться сильнее, чем когда-либо раньше, когда чувствовалось то охлаждающее воздействие, которое оказывал доминирующий игрок, поставляя от 50 до 80 процентов алмазов на рынок.

В настоящее время, когда алмазодобывающий гигант поставляет 38 процентов товара по стоимости, цены чувствительны к воздействию других сил. Самым первым и основным среди них является спрос, так как сокращение доли De Beers на рынке привело к важному результату: рынок, управляемый поставщиком, стал рынком, управляемым покупателем, и предложение уступило спросу, так что в настоящее время решающим фактором является спрос.

Многие, наблюдающие за алмазной отраслью со стороны (как и большое число тех, кто является участником отрасли), не видят этого изменения или считают, что произошла революция. Вот простое подтверждение этому: если цены падают и от товара отказываются при низком спросе (как в мае-августе этого года) или же если цены высокие и горнодобывающие компании изо всех сил стараются произвести больше в ответ на высокий спрос – тогда это рынок, управляемый спросом. В некотором отношении именно потребитель – через ритейлера, оптового торговца ювелирными изделиями, производителя ювелирных изделий с бриллиантами, оптового торговца бриллиантами, огранщика, торговцев алмазами – изменяет цены вверх или вниз по всему алмазному трубопроводу.

Это не наивный подход. Ясно, что имеются другие силы, влияющие на цену, но если игроки перерабатывающей отрасли оказывают влияние, то это уже больше не рынок, управляемый поставщиком. Теперь вы можете с уверенностью говорить, что «алмазная отрасль является отраслью, управляемой спросом»! Аминь.

И опять же, давайте поставим это в правильный контекст: в 2011 году горнодобывающие компании добыли меньше алмазов по разным причинам. Китайские и индийские ритейлеры в сжатые сроки приобрели товары, подняв не только цены на бриллианты, но и спрос со стороны огранщиков поставлять бόльшее количество бриллиантов. Те, в свою очередь, спешно покупали алмазы, конкурируя друг с другом и временами будучи готовы платить премии свыше 20 процентов, чтобы наверняка получить товар, тем самым взвинчивая цены. Это и лежит в основе цифр КП, показывающих значительное повышение общей стоимости продукции, несмотря на резкое падение объемов производства.