Lucapa Diamond на руднике Луло добыла алмаз массой 138 каратов

Lucapa Diamond добыла свой 24-й алмаз весом более 100 каратов на аллювиальном алмазном руднике Луло (Lulo) в Анголе. В сообщении компании об этом говорится, что алмаз массой 138 каратов был извлечен на участке горной добычи 46.

14 мая 2021

AWDC опроверг сообщения о пренебрежении со стороны Анголы

Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) опроверг утверждения о том, что его попытки убедить Луанду положить конец монополии Дубая на алмазы этой страны были отклонены.

14 мая 2021

Индийская ювелирная промышленность выражает озабоченность в связи с публичными слушаниями, проведенными Офисом торгового представителя США

На слушаниях в рамках нескольких юрисдикций, проведенных 10 мая в виртуальном формате Офисом торгового представителя США, индийский Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий вместе с отраслевыми торговыми организациями и экспортерами...

14 мая 2021

Mountain Province объявила финансовые результаты за первый квартал

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила финансовые результаты за первый квартал, закончившийся 31 марта 2021 года, на алмазном руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué). Продано 603 000 каратов алмазов, общая выручка составила 54,2 млн канадских...

14 мая 2021

FCRF: рост цен на цветные бриллианты в первом квартале 2021 года

Объявляя результаты Индекса цен на цветные бриллианты (Fancy Color Diamond Index) за первый квартал 2021 года, Фонд исследования цветных бриллиантов (Fancy Color Research Foundation, FCRF) отмечает в своем пресс-релизе, что в течение...

14 мая 2021

Прайс-лист - помощь или помеха?

24 сентября 2012

Прайс-листы стали играть все более важное значение на рынке бриллиантов за последние 25 лет, говорится на портале www.diamondworld.net. Но предоставляют ли они, и могут ли они предоставлять точные цены на бриллианты, и не устаревают ли они к моменту своего опубликования? Когда тысячи категорий бриллиантов продаются во всем мире в совершенно разных условиях, диамантеры считают, что все, что они могут предоставить, так это ориентировочные уровни цен.

Решение Мартина Рапапорта (Martin Rapaport), ведущего участника бриллиантовой отрасли, не обновлять цены на бриллианты фантазийной огранки в течение долгого времени, а в июле урезать их, снова привлекло внимание к вопросу прейскурантов и их выдающейся роли в глобальном бриллиантовом бизнесе. Прайс-лист, ставший стержнем в бриллиантовой отрасли, долгое время является предметом жарких споров.

Разве не должен рынок, как в случае с любым другим продуктом, сам решать, какой должна быть цена какого-то определенного бриллианта? Попытайтесь объяснить человеку, не работающему в области бриллиантов, почему цена определенного бриллианта составляет «Rap - 15 процентов», и вы поймете, насколько странно это звучит. И хотя существуют также и другие прайс-листы, управляются они не так убедительно, чтобы получить поддержку и приверженность торговцев бриллиантами.

Рапапорт предложил свой сейчас хорошо известный и широко используемый прайс-лист Рапапорта в 1978 году. Многие в отрасли, когда хотят проверить цену на бриллиант, автоматически рефлекторно смотрят прейскурант Рапапорта, который стал своего рода Библией для многих диамантеров. Но этот прайс-лист тоже подвергается критике, и когда Рапапорт недавно срезал цены на камни фантазийной огранки, он породил споры по давнему и спорному вопросу, существующему в бриллиантовой отрасли. Многие в отрасли считают, что решение о ценах на фантазийные камни не только не отражает то, что действительно происходит на рынке, но оказывает и более глубокое воздействие. И это не первый раз, когда прейскурант Рапапорта разжигает недовольство в бриллиантовой отрасли. В 2006 году члены Бельгийской и Израильской алмазных бирж выразили негодование, когда в прайс-листе Рапапорта было опубликовано среднее снижение цен на бриллианты в диапазоне от 10 до 90 пойнтов на 5 процентов, несмотря на то, что они заявляли, что в то время наблюдался большой спрос на камни VVS и SI. Было проведено экстренное совещание в офисе компании Rapaport с участием ведущих диамантеров, которые вручили петицию Рапапорту.

А в 2008 году, как раз перед выставкой JCK Show в Лас Вегасе, в прейскуранте  Рапапорта некоторые цены были подняты на 25 процентов наряду с некоторыми повышениями и некоторыми снижениями цен. Участники бриллиантовой отрасли были возбуждены, задавая вопросы Раппорту на его ежегодной встрече за завтраком. Рапапорт объяснил, что эти новые уровни включали премии, которые отрасль платила за товары, и советовал диамантерам пересчитать свои скидки по новому прайс-листу.

И снова в конце 2008 года Бельгийская ассоциация торговцев бриллиантами (Belgian Polished Diamond Traders Association, BVGD) раскритиковала решение поднять цены на бриллианты в широком масштабе. BVGD заявила, что прейскурант Рапапорта был неточен, поскольку на рынке в это время отмечалось падение цен.

Решение Мартина Рапапорта по ценам на бриллианты фантазийной огранки, а затем снижение их в июле не только не отражало происходящее на рынке, говорят некоторые диамантеры, но также оказало еще более глубокое воздействие. Если отрасль смотрит на прейскурант, в котором цены не поднялись, даже если на самом деле они повысились, то производители задают себе вопрос: «Почему я должен утруждать себя, производя по таким ценам? Дело того просто не  стоит, не говоря уже о прибыли, потому что я не смогу обеспечить цену, которая мне нужна».

Все это в то время, когда доходность, в лучшем случае, чрезвычайно маленькая, и когда многие производители, согласно отчетам, производят товар даже с убытком, чтобы просто сохранить свои производства. В отчетах сообщается, что цена на алмазное сырье повышается быстрее, чем на бриллианты, тем самым еще более сокращая прибыли производителей. Многим производителям, поддерживающим дорогие запасы и пытающимся защитить малую доходность, сейчас сказали, что их товар стоит меньше, чем их маржа прибыли.

Тогда производители, вероятно, могут принять решение, что если их прибыльность обеспечивается только изготовлением круглых форм, то они будут приобретать алмазы, которые обычно можно огранить в фантазийные формы, и делать из них продукцию круглой формы. Это имеет несколько последствий: во-первых, будет создаваться больше камней круглой огранки для рынка, на котором их и так уже избыток. Но эти круглые камни изготавливаются по более высокой цене, потому что производители теряют больше на отходах, превращая их в камни круглой огранки, чем теряли бы, если бы они создавали фантазийные формы. В результате этого, цена камней круглой огранки возрастает.

Во-вторых, происходит снижение количества фантазийных форм на рынке, и это может привести к тому, что потребители уверятся в том, что им нужно покупать ювелирные изделия с камнями круглой огранки, так как выбор таких бриллиантов больше. В-третьих, это создает проблемы для клиентов производителей – оптовиков, изготовителей ювелирных изделий и ритейлеров, которые могут прекратить бизнес с ними, заявив, что они не получают достаточно широкий выбор форм бриллиантов. Фантазийные формы по более низкой цене дадут им дополнительный вариант для предложения своим заказчикам, но эта альтернатива сейчас потеряна.

И, в-четвертых, это создает проблемы для производителей в отношениях с их банками, которые теперь могут решить, что запасы, поддерживаемые огранщиками бриллиантов, стоят меньше в соответствии с прейскурантами, и поэтому могут воздержаться от предоставления кредитов.

Этот случай и недавнее снижение цены на некоторые камни фантазийные огранки ставят вопрос о том, должны ли те, кто публикует прайс-листы, иметь такое сильное влияние в установлении цен. Должны ли компании, торгующие бриллиантами, также публиковать прейскуранты – является ли это конфликтом интересов? И не заслуживает ли бриллиантовый бизнес гораздо бόльшей прозрачности, насколько глубока и широка информация, на которой основаны прайс-листы?

Основаны ли эти прейскуранты на фактических запрашиваемых ценах от сотен и тысяч поставщиков по всему миру, и основаны ли цены на реальных сделках на рынке за предыдущие дни сделок и на существенном количестве объемов? Кроме того, принимая во внимание огромное количество разных видов существующих бриллиантов, имеется ли достаточно подкомплектов, для каждого из которых собрана информация?

Обзор индийских компаний, занимающихся алмазами и бриллиантами, показал довольно интересное отношение к прейскурантам на бриллианты. На вопрос, должна ли отрасль полагаться на частные компании при установлении цен на бриллианты, подавляющее большинство - 58 процентов – ответили «нет», и лишь 24 процента сказали «да». Но когда их спросили, надежны ли такие прайс-листы, к удивлению, 42 процента ответили утвердительно, и всего лишь 22 процента сказали «нет».

Когда спросили, должны ли цены устанавливаться только путем переговоров между покупателями и продавцами, подавляющее большинство – 82 процента – ответили «да». Но разве рынок не устанавливает цену, все-таки основываясь на прайс-листах и повышая или снижая цену? В этом случае ответ был более смешанным, 30 процентов ответили «да», а 26 процентов сказали «нет», в то время как большинство респондентов – 44 процента - выбрали ответ «может быть». Аналогичным образом, на вопрос, устанавливаются ли цены на достаточно широкой информационной базе, всего 26 процентов сказали «да», а 30 процентов выразили несогласие, а 44 процента дали ответ «может быть».

Имеет ли место конфликт интересов, если прайс-лист опубликован компанией, которая также торгует бриллиантами? Почти две трети опрошенных компаний (62 процента) согласились, а 22 процента выразили несогласие. Что касается того, достаточное ли количество консультаций проводится с дилерами и разными центрами, работающими с бриллиантами, почти половина (48 процентов) ответила «нет», и лишь 10 процентов сказали «да».

Обеспечивают ли прайс-листы прозрачность, что касается цен? Только 20 процентов респондентов посчитали, что это так, а 40 процентов ответили «нет», и столько же сказали «может быть».

Работают ли прайс-листы против интересов дилеров и трейдеров, раскрывая слишком много информации и снижая прибыльность? Респонденты, похоже, несколько обеспокоены этим вопросом, и 42 процента ответили «да», и всего лишь 10 процентов сказали «нет». Не потеряли ли прайс-листы свое значение в эпоху Facebook и мгновенной связи? «Нет» сказали 42 процента, «может быть» ответили 48 процентов, и лишь 10 процентов ответили «да». Наконец, их спросили о том, стоит ли по-прежнему расценивать бриллианты в американских долларах, несмотря на волатильность этой валюты. Подавляющее большинство – 90 процентов - сказали, что надо так и продолжать, и всего 4 процента сказали «нет», а шесть процентов ответили «может быть». 

Одним из основных создателей прайс-листов является Мартин Рапапорт, и он продолжает сохранять спокойствие перед лицом обвинений со стороны своих конкурентов и диамантеров, много раз слыша все жалобы за свою многолетнюю работу в этом бизнесе. Хотя Рапапорт отказался прокомментировать эту статью, он много раз публиковал свои ответы на вопросы, которые ему задавали. Он сказал, что диамантеры должны помнить об огромном ассортименте бриллиантов, находящихся в продаже, и о проблемах предоставления информации, которая может быть понята теми многими людьми по всему миру, которые работают в этой отрасли. Он также отмечает, что люди ошибаются, если считают, что он пытается дать точную информацию по каждой сделке. Его цель, в действительности, заключается в том, чтобы дать своего рода ориентир - очень приблизительный – в отношении цен и дать мировой отрасли бриллиантов общий знаменатель,  который она может использовать.

Он отмечает, что когда потребитель собирается купить что-то дорогое, будь то машина, бриллиант или еще что-то, он не всегда платит цену по прейскуранту, а пытается получить скидку на нее. Другими словами, цена в прайс-листе является общим ориентиром для окончательной цены. Прейскурант дает людям стартовую цену, говорит он.

Рапапорт говорил раньше, что причиной для того, что он не хочет раскрывать, как он определяет цены, является то, что это может позволить другим фирмам копировать его методы. Компания должна соблюдать конфиденциальность в отношении своей интеллектуальной собственности, поясняет он. Он сказал, что компания постоянно изучает рынки, и у нее есть экономисты, анализирующие данные. Компания также широко взаимодействует с рынками. Он сказал, что когда он понижает цены, люди обычно недовольны им, но любят его, когда он их поднимает. Когда появляются жалобы, он обсуждает ситуацию с диамантерами, и если он посчитает, что было принято неправильное решение, он немедленно предпримет шаги к исправлению ситуации. 

Что касается обвинений в отношении конфликта интересов из-за его торговой деятельности, он отверг их, заявив, что он, фактически, не владеет бриллиантами, а просто торгует ими. Он сказал, что для торговли логично проверить цены с помощью органа, разбирающегося в бриллиантах, чтобы определить их текущую стоимость. Рапапорт работает на рынке свыше 30 лет и говорит, что, так как он присутствует на рынке, он может предоставлять точную информацию. 

Рапапорт говорит, что некоторым людям прайс-лист не нравится, он дает покупателям доступ к большому количеству исходной информации, которой у них в прошлом не было, и они могут делать деньги, используя его информацию.

Бриллиантовая отрасль по всему миру довольно ясно понимает, что прейскуранты не являются точным или надежным индикатором происходящего на рынке. Виджай Шах (Vijay Shah), директор компании J. B. And Brothers Pvt. Ltd. из Мумбаи, говорит, что единая система ценообразования была бы хорошим делом для рынка, поскольку она бы сократила колебания в формировании цены на бриллианты и предотвратила бы спор по поводу цен. Такая система повысила бы доверие потребителей.

Он считает, что научно обоснованная система ценообразования, приведенная в соответствие с бриллиантовой структурой и согласованная с базовым прайс-листом, имела бы более высокие стандарты надежности. В качестве примера он приводит стратегию ценообразования, принятую J B And Brothers Group, использующую систему, основанную на «ДНК бриллианта» (Diamond DNA). Так как нет двух одинаковых бриллиантов, то их цена должна быть разной.

В отношении вопроса о том, что цены на бриллианты должен определять рынок, а не прайс-листы, Шах говорит, что цены больше подвержены влиянию цикличных событий, сокращению запасов алмазов, истощению рудников и повышению стоимости производства. Что касается того, достаточно ли проводится консультаций с дилерами во всех различных алмазных и бриллиантовых центрах перед принятием решения о ценах, Шах сказал, что он не подозревает - и не знает – никаких случаев «картельного сговора по формированию цен и не поддержал бы такие действия».

Имеется аргумент, что в эпоху Facebook – время мгновенной коммуникации и динамических изменений, прейскуранты имеют меньшее значение, потому что люди имеют возможность легкого и широкого общения и получают информацию о ценах из большего количества источников. Шах говорит: «Прайс-листы являются практикой прозрачной торговли, а не модой, которая пройдет со сменой поколения или со временем. Следовательно, технология предоставляет лучшую платформу для эффективного общения с заказчиками и наоборот, повышает необходимость и значимость доступности прайс-листов для покупателей. И это способствует осуществлению информированного выбора». 

Учитывая волатильность американского доллара в последние годы, правильно ли то, что в прайс-листах цены приводятся в долларах? Шах говорит, что любые товары, торгуемые на международном уровне, приводятся в соответствие с валютами принятыми в мире, а во многих случаях это доллар США, для обеспечения сделок. «Но колебания валют являются неотъемлемой составляющей экономики и бизнеса».

Кроме того, другие диамантеры в мире считают, что прайс-листы недостаточно надежны и точны. Хаим Плученик (Chaim Pluczenik), главный исполнительный управляющий компании Pluczenik Diamond Company NV, расположенной в Антверпене и являющейся сайтхолдером Diamond Trading Company (DTC), говорит, что отрасль не должна полагаться на прейскурант Рапапорта при установлении цен на бриллианты. Хотя он не выступает против прейскурантов, он говорит, что должны быть прайс-листы, составленные на основе достоверной информации.

Он полагает, что рынок должен устанавливать цены на бриллианты и что это логически должно быть результатом переговоров между покупателем и продавцом. По существу, он говорит, что это происходит потому, что торговцы бриллиантами по всему миру говорят о цене определенного камня с точки зрения прайс-листа плюс или минус определенный процент. «Я не думаю, что проводится достаточно консультаций с дилерами и во всех разных бриллиантовых центрах перед принятием решения относительно цен, - сказал Плученик о прайс-листе Рапапорта. - Цены устанавливаются на недостаточно широкой базе информации, и прайс-лист просто является результатом ряда оценок, касающихся цен», - добавил он.

Кроме того, Абрахам Флак (Abraham Fluk), председатель правления компании Yoshfe Diamonds International, Израиль, тоже являющейся сайтхолдером DTC, имеет четкое мнение о прайс-листах, заявляя: «Не существует официальных прайс-листов. Они являются результатом деятельности, и любой, кто хочет создать прейскурант, может сделать это. Это частные инициативы, которые оказались успешными». Но он отметил, что прейскурант Рапапорта не всегда точен, «особенно для товаров небольшого и среднего размера изящного исполнения». Он считает, что это может объясняться тем, что они не располагают достаточной информацией или неправильно проводят исследование, и по этим видам товаров они не точны. «Партии продаются по более высоким ценам, чем указано в их прейскурантах для одиночных камней, что подтверждает их неточность».

«Я думаю, они не очень хорошо информированы о состоянии рынка в этом сегменте, и не имеют достаточной информации о некрупных изящных бриллиантах. Рынок некрупных бриллиантов является высокоспециализированным, и на нем имеется много изделий, поэтому перечни не могут отражать то, что происходит в действительности. В этой части рынка работает меньше людей, поэтому очень трудно отразить в прейскуранте реальные цены».

Флак также подчеркивает, что прейскуранты, когда они обновлены, уже являются скорее историческими документами: «Они действительно предназначены для того, чтобы отражать то, что происходило в предыдущие одну-две недели, но они не могут указывать цену на предстоящую неделю. Прайс-листы являются историей, когда они выходят. Они просто показывают, что уже произошло».

Одним из заявлений, которое делают составители прайс-листов, является то, что они помогают обеспечить бόльшую прозрачность формирования цен для торговли бриллиантами, но Флак не верит, что это так. «Я не чувствую, что прейскуранты приводят к большей прозрачности. Ни один бриллиант не продается по цене, указанной в этих прайс-листах. Только лишь из прейскурантов невозможно узнать, какова цена любого отдельного бриллианта. Прейскуранты – это не цены, а просто ориентир», - утверждает он.

«Люди в отрасли, особенно дилеры, всегда выяснят цену на любой определенный бриллиант через свои многочисленные связи, им для этого не нужны прайс-листы, продолжает Флак. - В нынешнее время нет секретов. Компании рекламируют свои цены на изделия в Интернете и других местах, где они ведут продажи, и это более надежно отражает цену». 

Еще одним аргументом, который часто приводится в отношении некоторых прейскурантов, является то, что имеет место конфликт интересов, поскольку компания может торговать бриллиантами, а также и устанавливать на них цену. Но Флак сказал, что он не считает это большой проблемой, и говорит, что бриллианты продаются на основе комиссии, и при этом запасы бриллиантов не создаются. Но Плученик говорит, что «наверняка» существует конфликт интересов, когда прайс-лист публикуется компанией, которая также ведет и торговлю бриллиантами. 

Радж Мехта (Raj Mehta), старший вице-президент компании Rosy Blue в Антверпене, полагает, что вопрос о прайс-листах и их влиянии на цены на бриллианты является более сложным, чем часто считают. На вопрос о том, должна ли отрасль зависеть от одной фирмы при установлении цен на бриллианты, он говорит, что в любом бизнесе цена на товар определяется рынком. «Рыночная цена получается не просто с одного рынка, но должна приниматься во внимание международная ситуация. На основании этого, если цены опубликованы, то прекрасно. Но что такое рынок? Этот вопрос основной. Нужно спросить, являются ли рынком люди, продающие товар по самой дешевой цене или, наоборот, по самой дорогой цене. Тогда, опять же, может быть, люди, продающие дешево, продают не тот товар, или продают только небольшое количество бриллиантов. Такие вопросы должны задаваться», - сказал Мехта.

Являются ли прайс-листы надежными? По словам Мехты, надежен прайс-лист или нет, «торговля все же следует ему, беря его за основу. В этом случае, если под основой есть какие-то расчеты, информация, данные в подтверждение формирования цен, способные поддержать выводы, тогда у нас не должно быть проблем».

Мехта сказал, что проводится недостаточно консультаций с отраслью во всех разнообразных бриллиантовых центрах перед принятием решения о ценах и что цены не создаются на достаточно широкой информационной основе. «Поэтому, как я сказал, на это нужно смотреть глобально, а не локально. Прайс-лист только предоставляет базовую линию для цен, точку отсчета».

Прайс-листы также поднимают вопрос о бриллиантах, расцениваемых в долларах США, и проблемах, которые возникают, когда валюты в бриллиантовых центрах падают против доллара, как это случилось в Индии в прошлом году, и в Израиле  - в последние два месяца. Но Мехта не считает, что это создает проблемы: «Сырье основано на долларах США и поэтому гранильной отрасли легче работать в долларах, иначе будет еще бόльшая волатильность.  Ответ таков: около 55-60 процентов бриллиантов потребляется в долларах США или валютах, привязанных к нему, поэтому лучше всего, чтобы бизнес оставался в долларовой зоне», - делает заключение Мехта.

Шмуэль Шнитцер (Shmuel Schnitzer), почетный президент Израильской алмазной биржи (Israel Diamond Exchange), прокомментировал это следующим образом: «Я ничего не имею против прайс-листа Рапапорта или какого-то другого прайс-листа. Я могу с ними жить. Цены на бриллианты должны на чем-то базироваться. Проблема в том, как прайс-листы  составляются. Не всегда имеется достаточная прозрачность в том, как они формируются. Отрасль не видит, с кем работают при составлении прайс-листов, и не видит информацию, которую получают для прайс-листов; если бы видели, чувствовали бы себя лучше».

«Нам нужны прайс-листы, - заявил он далее. - Мы не можем действовать так, как действовали в старые времена, когда не было столько прозрачности в отношении формирования цен. Кроме того, в нынешний век Интернета информацию можно получить повсюду. Что касается определенных товаров, то если цены на какие-либо конкретные бриллианты снижаются, это может удержать производителей от выпуска таких камней».