Gem Diamonds добыла белый алмаз массой 370 каратов на руднике Летсенг

Gem Diamonds добыла высококачественный белый алмаз типа II массой 370 каратов на принадлежащем ей на 70% руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото.

Сегодня

Средняя цена алмазов с рудника Луло достигла 1 239 долларов за карат

Компания Lucapa Diamond продала партию алмазов общим весом 4 000 каратов с принадлежащего ей на 40% рудника Луло (Lulo) в Анголе за 5 млн долларов США. По ее информации, средняя цена алмазов составила 1 239 долларов за карат.

Сегодня

АЛРОСА в апреле успешно провела цифровой аукцион алмазов спецразмеров

АЛРОСА на апрельском цифровом аукционе алмазов спецразмеров успешно продала около 95% выставленных лотов, сообщила пресс-служба компании.

Сегодня

Индийские ювелиры получают временное освобождение от «обязательного клеймения» до 14 июня 2021 года

В ответ на судебную петицию, поданную Всеиндийским советом по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem Jewellery Domestic Council, GJC), коллегия Высокого суда в Нагпуре 7 мая 2021 года вынесла временное предписание, запрещающее...

Сегодня

У производителя МПГ Eastplats вырос доход от производств, размещенных в ЮАР

Компания Eastplats, владеющая активами по производству металлов платиновой группы (МПГ) и хрома в Южной Африке, зафиксировала рост выручки на 43%, до 56,1 млн долларов США, за год, закончившийся 31 декабря 2020 года, по сравнению с 39,2 млн...

Сегодня

Не только из Африки: южноамериканская сеть «кровавых алмазов»

27 сентября 2012

Венесуэла и Гайана, похоже, являются источниками запятнанных драгоценных камней, и продолжение такого положения может обречь на неудачу Кимберлийский процесс в деле сертификации этического происхождения алмазов и бриллиантов, пишет гириш Гупта (Girish Gupta) на портале http://world.time.com.

В офисе в Санта-Елене, глубоко в джунглях венесуэлы на границе с Бразилией и Гайаной, торговец рассматривает алмаз под увеличительным стеклом. В окружении драгоценных камней, чучел тарантулов и растянутой кожи анаконды на стене, он принимает телефонные звонки от людей с активно работающих нелегальных рудников неподалеку, которые поставляют ему драгоценные камни. Оттуда посредник переправляет алмазы в гайану, где они получают фальшивые сертификаты о том, что они были добыты и проданы законным путем. Многие закончат свой путь в таких торговых центрах, как Нью-Йорк, Тель-Авив и Антверпен.

И все их путешествие будет насмешкой над Кимберлийским процессом, международным соглашением, которое насчитывает десять лет своего существования, находится под мандатом ООН и направлено на сокращение безудержно растущей контрабанды алмазов во всем мире. Венесуэла, крупный производитель алмазов, является членом Кимберлийского процесса, но по своему собственному желанию отстранилась от активного участия в 2008 году после того, как ее активно обвиняли в игнорировании целей соглашения по регулированию коммерциализации производства алмазов. «Контроля совсем нет», - говорит торговец из Санта-Елены, который просил остаться неизвестным. В результате КП рассматривает вопрос об исключении Венесуэлы: Соединенные Штаты, председательствующие в КП в 2012 году, этим летом выдвинули ультиматум властям Венесуэлы: либо продемонстрировать приверженность правилам, либо потерять членство насовсем.

Венесуэльский кризис является последним, но, возможно, самым сильным напоминанием о том, что эффективность Кимберлийского процесса подвергается серьезному сомнению. В прошлом году Global Witness, международная неправительственная организация, являющаяся архитектором Кимберлийского процесса, резко сократила свои отношения с КП в знак протеста из-за неспособности предотвратить незаконную торговлю «конфликтными» или «кровавыми» алмазами из таких африканских стран, как Зимбабве и Кот-д'Ивуар, где гражданская война отчасти финансируется за счет контрабанды драгоценных камней. (Эта проблема стала побудительной силой для создания КП.) Но для Global Witness и других прежних горячих сторонников КП Венесуэла является одним из самых ярких примеров тому, как «КП превратился в беззубую Лигу наций, - говорит Иэн Смайли (Ian Smillie), который в 2009 году ушел в отставку с высокого поста в неправительственной организации Партнерство Африка-Канада (Partnership Africa Canada, PAC), еще одного основателя Кимберлийского процесса, приведя утомляюще длинный перечень стран, где, по его словам, КП провалился. – Так или иначе, КП активно позволил Венесуэле сорваться с крючка». А если Венесуэла может попирать правила КП, добавляет он, «почему другие должны беспокоиться»?

Подпольные торгаши соглашаются. «Нужно быть слепым, чтобы поверить, что КП выполняет свою работу в Венесуэле, - говорит торговец из Санта-Елены. – Сейчас немного потруднее [со времени основания КП в 2003 году] заниматься контрабандой и сертифицировать алмазы. Но нам это удается».

Это начинается на самих рудниках. Город Икабару (Icabarú) является одним из центров нелегальной добычи и расположен на границе с Бразилией, в четырех часах езды по ухабистой дороге из Санта-Елены через Гран Сабана, загадочный район саванны, джунглей и плоских покрытых зеленью гор, которые вдохновили Конан Дойля на написание романа «Затерянный мир». Пышная растительность Икабару также скрывает страдания и нищету детей-шахтеров. На участке одиннадцатилетний мальчик долбит оранжевую землю киркой, его грязная одежда промокла от брызг из шланга, пока он работает под палящим солнцем рядом с отцом.

Алмазы с этого рудника отправят в Санта-Елену, а потом в Гайану через 550-километровый пограничный район в джунглях. «Когда у вас такая граница, как эта, - говорит торговец из санта-Елены, - ее можно пересечь в Гайану в любое время, когда захотите». Он говорит, что в Гайане легче получить сертификат КП, выдаваемый для экспорта алмазов. Помогает то, что Гайана, как бывшая британская колония и член КП, сама не является образцом правопорядка. «Вы бизнесмен, - говорит в Джорджтауне, столице, один покупатель который тоже попросил не называть его. – Если парень входит в твой офис с алмазом, конечно, ты не собираешься выпускать его». 

Комитет по геологии и горнодобывающей промышленности (Geology & Mines Commission) Гайаны, который осуществляет контроль за выдачей сертификатов КП, отказался дать интервью изданию TIME. Но Роберт Персод (Robert Persaud), министр по природным ресурсам и защите окружающей среды, не соглашается, что правительство там закрывает глаза. «Мы всегда понимали, что может быть утечка через границу», - говорит он, но настаивает, что в Гайане существует «очень жесткая система [сертификации алмазов]», которая «постоянно контролируется». Но Персод отказывается сообщить дату последнего контроля или подробнее рассказать о системе.

Все же, Венесуэла создает большую проблему в Южной Америке. После посещения региона организацией РАС в 2006 году и выпуска неодобрительного отчета о попустительстве в Венесуэле организация Global Witness призвала к исключению ее за «вопиющее нарушение [правил КП]». Правительство президента-социалиста Уго Чавеса отрицало какие-либо правонарушения. Но Роб Данн (Rob Dunn), являющийся председателем Рабочей группы КП по статистике (KP Working Group on Statistics), посетил Венесуэлу в 2008 году в рамках контрольной миссии КП и говорит, что там «практически заявили, что не способны контролировать незаконный поток алмазов, и поэтому умыли руки». Он сказал, что было отказано в предоставлении Венесуэлой данных по объему производства алмазов и в беседе с ключевыми министрами. С тех пор страна возобновила предоставление отчетов, но они обычно запаздывают и являются «смехотворными», по мнению одного официального лица из РАС.

А тем временем, десятки миллионов долларов, вероятно, делаются на неучтенной торговле венесуэльскими алмазами. Никто точно не знает, каков годовой объем производства алмазов в Венесуэле, но эксперты говорят, что он может достигать 300 000 каратов, и хотя это не ставит Венесуэлу в первую десятку (лидирует Россия с объемом производства около 35 миллионов каратов), но страна может попасть в список первых 15 стран. Так почему, спрашивают оппоненты Чавеса, его революция сторонников левых - которая не предоставляет прозрачных данных о поразительных доходах от венесуэльской нефти, - не хочет официально отслеживать такой устойчивый источник денежных средств, как ее алмазы? Официальные лица правительства Чавеса резко отвергают любые предположения о том, что официальные лица незаконно присваивают часть прибылей или направляют средства на другие коррупционные цели, и пока мало или совсем нет подтверждений этому. Но пока Венесуэла не захочет осуществлять контроль над своими алмазами, такое подозрение, вероятно, сохранится.

Пока же остается мало надежд на то, что ультиматум КП - особенно потому, что он предъявляется в то время, когда в КП председательствуют США, являющиеся ярым противником Чавеса, - приведет к улучшению ситуации с соблюдением требований. Если улучшения не произойдет, фактическое исключение Венесуэлы может просто еще больше ослабить Кимберлийский процесс. «КП потеряет важного члена-производителя», - признает Морис Миема (Maurice Miema) из Демократической республики Конго, возглавляющий комитет по участию (Participation Committee) в Кимберлийском процессе. А Венесуэла, добавляет он, «не сможет продавать [свои] алмазы» под легитимным международным покровительством.

Но они будут продаваться до тех пор, пока наскоро созданные незаконные алмазные рудники в южной части Венесуэлы будут работать. Считают, что их сотни в районе Гран Сабаны, и многие из них, принимая во внимание все более укрепляющийся мафиозный характер торговли алмазами в стране, интенсивно работают. «Вы считаете, что у меня классная жизнь, приключение, - говорит один контрабандист изданию TIME во время своего посещения города Сьюдад-Боливара (Ciudad Bolívar), севернее Гран Сабаны. - Но я не знаю, как я умру: возможно, мне приставят пистолет к голове или меня повесят на дереве, а мое тело выбросят в реку». Все это и есть то отвратительное, с чем, как предполагалось, Кимберлийский процесс должен был покончить.