Компания по добыче драгоценных металлов Sibanye Stillwater увеличила базовую прибыль в первом квартале

Компания по добыче драгоценных металлов Sibanye Stillwater сообщила о рекордных финансовых результатах в первом квартале 2021 года: скорректированная прибыль до вычета процентов, налогов, износа и амортизации составила 19 826 млн рандов (1 325 млн...

Сегодня

Недавний всплеск импорта золота в Китае указывает на высокий спрос во втором квартале

Второй квартал традиционно является сезонно спокойным для спроса на золото в Китае. Доступные данные за апрель показывают, что среднемесячные объемы торгов на Шанхайской золотой бирже - обычно рассматриваемые как частый индикатор спроса на физическое...

Сегодня

Lucara Diamond получила 220 млн долларов на расширение подземки в Карове и пополнение оборотного капитала

Компания Lucara Diamond заручилась одобренными кредитными обязательствами от синдиката из пяти уполномоченных ведущих организаторов по долговому пакету в рамках приоритетного обеспеченного финансирования проекта на сумму до 220 млн долларов, которые...

07 мая 2021

АЛРОСА отмечает стабильный спрос на высококачественные алмазы в апреле

АЛРОСА в апреле провела аукционы алмазов специальных размеров на своих основных торговых площадках, чтобы удовлетворить спрос со стороны клиентов, заинтересованных в приобретении высококачественного сырья.

07 мая 2021

Первый в мире открытый тендер на редкие розовые бриллианты Австралии намечен на июнь-июль

Австралийская финансовая корпорация, которая в настоящее время владеет коллекцией редких розовых бриллиантов с рудника Аргайл в качестве залогодержателя, попросила Yourdiamonds.com, австралийский технологический стартап, основанный Тимом Гудманом, бывшим...

07 мая 2021

Необъявленные синтетические бриллианты: мнение лабораторий

10 сентября 2012

По мнению крупнейших сертификационных лабораторий, это было только вопросом времени, пока не настанет этот день, пишет Мишель Граф (Michelle Graff) на портале www.nationaljeweler.com.

Синтетические, или выращенные в лаборатории, бесцветные бриллианты, созданные с помощью процесса химического осаждения из газовой фазы (CVD), становятся все более распространенными на рынке. И не все честны в отношении того, что они продают.

Этой весной партия из сотен СVD-синтетических бриллиантов была предъявлена Международному геммологическому институту (International Gemological Institute, IGI) в Антверпене, а другая, хотя и гораздо меньшая группа CVD-синтетических бриллиантов всплыла в гонконгской лаборатории Геммологического института Америки (GIA) в июне.

В обеих партиях бриллианты были большей частью высокого уровня по цвету и прозрачности, и размер их был от 0,30 до 0,70 карата.

Эти две партии отличались по меньшей мере еще одной особенностью: обе были предъявлены без надлежащего объявления. В случае с бриллиантами в Антверпене дилер, предъявивший выращенные в лаборатории бриллианты, заплатил за них цену как за природные и, согласно мнению тех, кто задействован в этой ситуации, не знал, что он приобрел бриллианты, выращенные в лаборатории.

Новость о случившемся в Антверпене прокатилась волной по всей отрасли по всему миру, и в Бельгии, где была предъявлена более крупная партия необъявленных синтетических бриллиантов, федеральная полиция страны занялась расследованием.

Но для сертификационных лабораторий отрасли идентификация синтетических бриллиантов является не сенсацией, а реальностью, с которой они готовились столкнуться в течение десятилетия, и с которой, как сказал один из руководителей, они справятся, будучи во всеоружии. 

Том Моузес (Tom Moses), старший вице-президент лаборатории GIA, сравнивает ситуацию со студентом, который прилежно выполнял домашнюю работу и хорошо подготовлен для предстоящего экзамена.  

«Это снижает остроту проблемы, - говорит он. -  Мы относимся к ней с большим уважением. Мы много вложили в это дело. Но я должен сказать, у нас есть своего рода спокойная уверенность в том, что мы действительно чувствуем, что сможем справиться с ситуацией».

Научная основа создания синтетических бриллиантов

Хотя руководители крупнейших мировых сертификационных лабораторий не могут точно назвать год, они ведут отсчет практики проведения скрининга на синтетические бриллианты с конца 1990-х годов.

Питер Янцер (Peter Yantzer), исполнительный директор Лабораторий американского геммологического общества (Gem Society Laboratories, AGS Lab), в частности, вспоминает поездку примерно в это время в Лондон с Рут Бэтсон (Ruth Batson), главным исполнительным управляющим AGS. Целью поездки было ознакомление с двумя новыми видами оборудования DiamondSure и the DiamondView, только что выпущенными алмазным гигантом De Beers. 

Вскоре после этой поездки через океан первое поколение устройств DiamondSure и DiamondView прибыло в Соединенные Штаты. В настоящее время они являются ключевыми компонентами той невидимой для всех работы, которая позволяет геммологам отличать природные камни от искусственных.

«De Beers видела, что происходит, - говорит Янцер. –  Честь и хвала им».

Как отмечала GIA в статье, опубликованной в своем летнем издании Gems & Gemology, именно знание видов бриллиантов облегчает лабораториям определение, является ли бриллиант природным, обработанным или синтетическим.

Согласно этой статье, в которой приводятся результаты десятилетий исследований, бриллианты можно разбить на две основных категории типов. К типу I относятся бриллианты, содержащие азотистые включения, а к типу II – бриллианты, в которых их нет. Эти типы затем подразделяются на тип Iа (с агрегированными азотистыми включениями), тип Ib (с изолированными единичными азотистыми включениями), тип IIа (без азотистых или бористых включений) и тип IIb (с бористыми включениями). (Тип I еще подразделяется на 2 вида - IaA и IaB.)

Моузес говорит, что свыше 95 процентов природных бриллиантов относятся к типу Iа, но что «трудно» вырастить бриллианты типа Iа в лаборатории. CVD-синтетические бриллианты  всех цветов относятся к типу IIa или IIb.

Когда геммологи помещают бриллиант в DiamondSure, они проверяют спектроскопические характеристики бриллианта типа Iа; в основном, чтобы посмотреть, определяется ли сразу бриллиант как природный, и есть ли необходимость проводить дальнейшую проверку.

Бриллианты, пропущенные устройством DiamondSure, идут для дальнейшего анализа и экспертной оценки, для которых может применяться другое устройство De Beers - DiamondView.

DiamondView подвергает камни УФ облучению большой мощности, чтобы в реальном времени получить изображение характеристик флуоресценции в бриллиантах, показывающих их структуру роста. 

Моузес говорит, что бриллианты, выращенные в лаборатории с помощью процессов CVD или HPHT (при высокой температуре и под высоким давлением) показывают явную картину роста, которая выдает, что они искусственные. Например, урожай из 10 синтетических бриллиантов, предъявленных недавно GIA в Гонконге, показал «типичные страты роста при CVD-процессе», когда их поместили в устройство  DiamondView, заявил  GIA.

«Не имеет значения, чтó предпринимается для того, чтобы обработать или замаскировать синтетические бриллианты, эти два показателя роста, характерные для процессов HPHT и CVD, убрать невозможно. Этого не изменишь», - говорит он.

Еще одним аспектом рынка синтетических бриллиантов, который, по мнению, Моузеса, не изменяется, является возможность определения, является ли камень природным или синтетическим с помощью всего одного средства. Во время презентации, проведенной в Нью-Йорке для Ассоциации производителей и импортеров бриллиантов Америки (Diamond Manufacturers and Importers Association of America), Моузес подбросил идею разработки «черного ящика», одного прибора, способного полностью определить, является ли бриллиант синтетическим или природным.

Моузес также выразил свое скептическое отношение к DiamaPen, прибору в виде ручки стоимостью $199, который, как говорят, может мгновенно отличать выращенные в лаборатории желтые бриллианты от их природных аналогов. Возможности DiamaPen в настоящее время проверяются как в GIA, так и в IGI.

Митч Якубович (Mitch Jakubovic), директор EGL USA, соглашается, что разработка так называемого черного ящика кажется маловероятной.

«Хотя мы не испытывали этот новый прибор (DiamaPen), но мала вероятность разработки одного недорогого прибора, способного мгновенно отличать добытые бриллианты от синтетических, - говорил он. - В некоторых случаях, может потребоваться проведение нескольких испытаний для определения, является ли бриллиант природным или выращен в лаборатории, и трудно представить себе прибор, способный все их провести».

Он добавляет, что некоторые виды современного оборудования, применяемого в процессе, выдают графики, которые, в свою очередь, изучаются и интерпретируются более опытными исследователями, и из всего этого создается картина каждого отдельного камня.

Роль лаборатории

Последний урожай необъявленных синтетических бриллиантов, появившихся на рынке - те 10 бриллиантов, что предъявлены в Гонконге в GIА, - были в первый раз предъявлены именно этим клиентом, говорит Моузес.

Хотя GIA не раскрывает имен клиентов, в июльском номере eBrief, выпускаемом Gems & Gemology, в котором объявлено о предъявлении, упоминается одно очень известное имя: Gemesis. Компания, занимающаяся выращиванием бриллиантов в лаборатории, также является компанией, связанной с большой партией синтетических бриллиантов, предъявленных в IGI в Антверпене, хотя компания опубликовала публичное опровержение своей причастности.  

Издание eBrief утверждало, что бриллианты имели геммологические и спектроскопические cвойства, «схожие со свойствами, наблюдаемыми у CVD-синтетически бриллиантов, произведенных Gemesis, и предполагается, что для бриллиантов применялся отжиг после роста при высоких температурах с целью улучшения их цвета и, возможно, их прозрачности».

Никто из руководителей крупнейших сертификационных лабораторий отрасли не высказал удивления по поводу того, что синтетические бриллианты наводняют рынок, или по поводу того, что они не всегда должным образом представлены.

Технология для выращивания бесцветных бриллиантов с помощью CVD-процесса совершенствуется. В свою очередь, сами камни стали крупнее и более высокого качества, и они все чаще появляются в сертификационных лабораториях по всему миру.

Немногим более двух лет назад, в мае 2010 года, GIA распознала свой первый почти бесцветный, выращенный методом CVD бриллиант весом более карата. «Ясно, что производятся СVD-синтетические бриллианты более высокого качества и большего размера, так как продолжается усовершенствование метода выращивания», – заявил тогда GIA.

Нет ничего странного в том, что участники отрасли, стремящиеся получить прибыль, прибегают к продаже синтетических бриллиантов, выдавая их за природные. Как сказал Джерри Эренвальд (Jerry Ehrenwald), президент и главный исполнительный управляющий IGI в Северной и Южной Америке: «С тех пор, как синтетические бриллианты стали доступны с точки зрения их промышленного производства, появилась возможность или умышленно, или непреднамеренно кого-нибудь обмануть. Это было лишь делом времени». 

Но появление кажущегося неизбежным криминального элемента порождает вопросы о роли лабораторий в деле привлечения тех, кто пытается обмануть, к суду.

Моузес говорит, что в GIA, когда клиент предъявляет синтетические бриллианты без должного объявления в первый раз, как это только что случилось в Гонконге, лаборатория информирует его, что предъявленные камни были выращены в лаборатории, и  выдает акт о синтетическом бриллианте», - говорит он. 

Но, если это повторяется, он говорит, что GIA имеет право прекратить деловые отношения с таким клиентом и, если того требуют обстоятельства, уведомить соответствующие торговые организации, торговые биржи и даже правоохранительные органы.

Другие лаборатории согласны уведомлять отрасль, но сами не хотят привлекать к закону.

Роланд Лори (Roland Lorié), главный исполнительный соуправляющий IGI Worldwide, говорит, что, когда партии с сотнями необъявленных синтетических бриллиантов поступили к ним в лабораторию, он связался с Бельгийской федерацией алмазных бирж (Belgian Federation of Diamond Bourses). «Люди обращаются к нам потому, что мы являемся экспертами. Не мы решаем, кто поступает честно, а кто нет, - сказал он, когда его спросили, почему лаборатория не обратилась в правоохранительные органы. – Люди обращаются к нам просто узнать, что у них на руках, потому что во многих случаях они этого не знают».

«Мы существуем не для того, чтобы брать на себя роль управления отраслью или регулирующих организаций, - говорит он. – Иначе не было бы смысла в существовании тех организаций».

Если IGI Worldwide  чувствует, что существует возможная проблема с клиентом, говорит Лори, тогда он связывается с алмазными биржами, отвечающими за чистоту своих членов.

Он говорит, что IGI все еще ведет бизнес с неназванным клиентом, предъявившим партию из сотен необъявленных синтетических бриллиантов. «Он этого не знал, и биржи согласны, что он не знал, - говорит он. – Человек, продавший их ему, вероятно, это знал».

Что касается того, настроены ли участники отрасли довольно враждебно в этом случае, ответ Лори, попросту говоря, заключается в том, что отрасль не должна быть агрессивной.

«До настоящего момента я ничего не слышал. Я не слышал, что кто-то был бы наказан или изгнан, или временно отстранен от участия на бирже», - говорит он.

Якубович говорит, что ЕGL тоже проинформировала бы отраслевые организации, если бы столкнулась с ситуацией, когда дело касается сотен синтетических бриллиантов, так же, как поступил IGI, хотя он поспешил отметить, что американское подразделение EGL USA так не поступало. За несколько лет в эту лабораторию было предъявлено много синтетических бриллиантов без объявления, но только в небольших количествах – несколько камней, поступавших время от времени от разных  источников, – и лаборатория не считает, что в большинстве этих случаев было намерение ввести в заблуждение.

«Конечно, без сомнения, есть люди в отрасли, кто ведет себя не добропорядочно, - говорит он. – Но наше ли это дело привлекать правоохранительные органы? Я так не думаю».

Однако, говорит Якубович, в случае, если лаборатория столкнется с «чрезвычайной ситуацией», она обратится за консультацией к юристам. «Это нужно остановить. Конечный потребитель должен быть защищен, - говорит он. – Наша ответственность как крупной лаборатории выросла и будет расти по мере того, как искусственные камни будут присутствовать на рынке».