Lucapa Diamond на руднике Луло добыла алмаз массой 138 каратов

Lucapa Diamond добыла свой 24-й алмаз весом более 100 каратов на аллювиальном алмазном руднике Луло (Lulo) в Анголе. В сообщении компании об этом говорится, что алмаз массой 138 каратов был извлечен на участке горной добычи 46.

Сегодня

AWDC опроверг сообщения о пренебрежении со стороны Анголы

Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) опроверг утверждения о том, что его попытки убедить Луанду положить конец монополии Дубая на алмазы этой страны были отклонены.

Сегодня

Индийская ювелирная промышленность выражает озабоченность в связи с публичными слушаниями, проведенными Офисом торгового представителя США

На слушаниях в рамках нескольких юрисдикций, проведенных 10 мая в виртуальном формате Офисом торгового представителя США, индийский Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий вместе с отраслевыми торговыми организациями и экспортерами...

Сегодня

Mountain Province объявила финансовые результаты за первый квартал

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила финансовые результаты за первый квартал, закончившийся 31 марта 2021 года, на алмазном руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué). Продано 603 000 каратов алмазов, общая выручка составила 54,2 млн канадских...

Сегодня

FCRF: рост цен на цветные бриллианты в первом квартале 2021 года

Объявляя результаты Индекса цен на цветные бриллианты (Fancy Color Diamond Index) за первый квартал 2021 года, Фонд исследования цветных бриллиантов (Fancy Color Research Foundation, FCRF) отмечает в своем пресс-релизе, что в течение...

Сегодня

Rosy Blue управляет миром роскоши

30 июля 2012

Разъезжая на велосипеде по Сурату в середине 1960-х годов, Дилип Мехта (Dilip Mehta), долговязый подросток, постигающий азы торговли бриллиантами, имел лишь слабое представление о той дороге по всему свету, на которую эти камни его выведут, пишет Паллави Айяр (Pallavi Aiyar) на портале www.business-standard.com. В ходе этого похожего на сказку путешествия парнишке, отчисленному из колледжа в Мумбаи, предстояло получить звание барона от короля далекой страны под названием Бельгия. Остается лишь сказать, что это оказалось совсем не сказкой.

Ныне барон Дилип Мехта - главный исполнительный директор крупнейшей в мире компании по производству бриллиантов  Rosy Blue, оцененной в $1 миллиард и пользующейся огромным уважением на улице Ховенирстрат (Hoveniersstraat) в легендарном бриллиантовом квартале Антверпена, где располагается ее штаб-квартира.

Торговля бриллиантами является самой глобальной из отраслей, связывающей рудники раздираемой войнами Африки с магазинами предметов роскоши в западных метрополиях через гранильные фабрики, разбросанные по всему миру. Но она также является отраслью, в которой недостаточно ярких лиц или моментально узнаваемых имен. 

За последние несколько десятилетий индийские торговцы бриллиантами из штата Гуджарат стали жрецами в антверпенской торговле. Восемьдесят процентов мирового объема алмазного сырья и половина всех бриллиантов меняют владельца в этом бельгийском портовом городе. Но среди всех лиц из семейств Шахов (Shahs) и Мехт (Mehtas), доминирующих здесь в торговле, есть несколько лиц, равнозначных крупным именам в других отраслях, как, например, Ратан Тата (Ratan Tata) или Мукеш Амбани (Mukesh Ambani.).

Наклонившись над круглым конференц-столом в своем офисе на Ховенирстрат, Мехта застенчиво улыбается, когда его спрашивают о его относительной анонимности. «Мы в основном являемся семейными бизнесами, частными компаниями. Бриллиантами занимаются поколения семьи, а не кто-то один», - говорит он.

Это, может быть, и так, но Мехта привлек к себе внимание, когда ему был присвоено звание барона королем Бельгии в 2006 году за услуги, оказанные стране, - единственному из индийских диамантеров, когда-либо удостоенных такой чести. 

Он по-детски засмеялся, сказав, что прошло два года между объявлением о награде и тем временем, когда он смог ее получить.

«Знаете, им (бельгийским властям) нужно было мое свидетельство о браке для выполнения административных формальностей. Но получилось так, что, хотя я был женат на своей жене с 1971 года, у нас никогда не было официального свидетельства. И у меня ушло два года на его получение».

Мехта переехал в Антверпен в 1973 году, следуя по стопам своего отца и дяди, которые открыли магазин в городе в середине 1960-х годов. Они были одними из первых индийских семейств, искавших счастья в Антверпене, где начали с самых низов бизнеса, занявшись низкосортными алмазами, которые мало интересовали авторитетных диамантеров. Эти камни они отправляли назад родственникам в Индию для огранки, где трудозатраты были  в разы дешевле, чем в Антверпене.

В те дни бизнесом правило городское ортодоксальное еврейское сообщество. Мехты и Шахи были бедными выскочками; предпочтение отдавалось именам типа Эпштейн (Epstein) и Финкельштейн (Finkelstein), которые пользовались большим авторитетом и доминировали в отрасли.

В студенческие годы Мехта не достиг больших успехов, его отчислили из колледжа во втором семестре первого курса.

Затем семья отправила Дилипа Мехту в Сурат, тогда зарождающийся центр огранки, где он получил навыки работы на фабрике.

«У меня не было машины, а только велосипед, и я готовил себе еду каждый вечер. Несколько лет назад я взял своего сына показать, где я когда-то жил. Он заплакал, потрясенный. «Папа, ты был таким бедным», - сказал он мне. Но, конечно, наше представление о роскоши в те дни сильно отличалось», - предается воспоминаниям Мехта.

Вызванный в Антверпен несколькими годами позже, будущий барон женился на девушке из своего сообщества и начал зарабатывать на жизнь, покупая низкокачественные алмазы, отправляя их в Сурат для огранки и затем продавая конечную продукцию снова в Антверпене.

«В офисе из двух комнат были только мы с двоюродным братом, - вспоминает Мехта. - Мы ходили от дома к дому с нашими камнями. Я всегда считаю, что неважно как ты велик в этом бизнесе, ты по-прежнему остаешься продавцом, а у продавца не должно быть самомнения».

Успех Мехты за последние два десятилетия отражает успех индийской торговли бриллиантами вообще. Дешевая рабочая сила, большие семьи и стремление работать упорнее, чем конкуренты - все это позволило индийским семейным фирмам стать самыми успешными в бизнесе.

«Для большей части мира Индия является синонимом размещения заказов на стороне, но для нас это - размещение заказов дома», - остроумно замечает Мехта. Стоимость огранки алмазов на фабриках в Индии раз в десять меньше, чем в Европе.

Созданная на прибыли, полученной в течение многих лет работы в дешевом сегменте бизнеса, Rosy Blue сейчас имеет фабрики в Индии, Китае, Таиланде, Шри-Ланке и Армении. Она представлена в каждом центре торговли, включая Нью-Йорк, Дубай, Мумбаи, Гонконг, Токио, Тель-Авив и ЮАР, и насчитывает около 10 000 работников по всему миру.

«Преимущество, которое мы, индийцы, имеем в алмазной отрасли перед другими – это наши большие, многочисленные семьи. Это глобальный бизнес, но самым важным элементом является доверие. Мы можем иметь племянника или двоюродного брата в каждом из тех 14 офисов, которые у нас есть по всему миру. Это дает нам конкурентное преимущество перед другими», - объясняет Мехта.

Но, в то же время, добавляет он, хотя ориентированные на семью традиции имеют преимущества, они налагают и ответственность.

«Как индийцы мы все еще живем обособленно. Мы покинули Индию 30-40 лет назад, но по-прежнему проповедуем все те же самые ценности. Нам нужно избавиться от этого предубеждения и модернизироваться», - замечает он.

«Это трудно, - продолжает Мехта, - но мы должны найти баланс между тем, чтобы вести себя, как римляне в Риме, и в то же самое время гордиться тем, кто мы, ведь даже если я не пью, я все же могу посещать коктейль-вечеринки. Это важно».

И модернизацию необходимо распространить также на структуру фирм, занимающихся алмазами и бриллиантами.

«То, что нам нужно в этом бизнесе – это соединение профессионалов и семей, потому что если кругом только твои братья и двоюродные братья, то все становится слишком личным. Ты не можешь сказать своему брату, что считаешь его идиотом», - громко рассмеялся Мехта.

В дверь стучат, и входит работник с огромным камнем. Мехта наклоняется и с интересом рассматривает его через ювелирную лупу.

«Я редко занимаюсь камнями сейчас, - шепчет он взволнованно. - Это всегда так увлекательно».

Интервью заканчивается. Следующий посетитель Мехты уже ждет за дверью.

«Я жалею только о том, - говорит он, провожая меня, - что жил, занимаясь компанией, и не уделял много времени семье. Бизнес захватывает меня, но я никогда не могу отделаться от чувства вины, что я так долго нахожусь далеко от моей семьи».