Lucara Diamond получила 220 млн долларов на расширение подземки в Карове и пополнение оборотного капитала

Компания Lucara Diamond заручилась одобренными кредитными обязательствами от синдиката из пяти уполномоченных ведущих организаторов по долговому пакету в рамках приоритетного обеспеченного финансирования проекта на сумму до 220 млн долларов, которые...

Вчера

АЛРОСА отмечает стабильный спрос на высококачественные алмазы в апреле

АЛРОСА в апреле провела аукционы алмазов специальных размеров на своих основных торговых площадках, чтобы удовлетворить спрос со стороны клиентов, заинтересованных в приобретении высококачественного сырья.

Вчера

Первый в мире открытый тендер на редкие розовые бриллианты Австралии намечен на июнь-июль

Австралийская финансовая корпорация, которая в настоящее время владеет коллекцией редких розовых бриллиантов с рудника Аргайл в качестве залогодержателя, попросила Yourdiamonds.com, австралийский технологический стартап, основанный Тимом Гудманом, бывшим...

Вчера

Barrick Gold увеличила прибыль в первом квартале

Прибыль компании Barrick Gold в первом квартале выросла на 78%, до 507 млн долларов США с 285 млн долларов годом ранее, чему способствовали высокие цены на золото и медь.

Вчера

Продажи ювелирных изделий в Гонконге в марте выросли на 81%

По данным Департамента переписи и статистики Гонконга (Census and Statistics Department of Hong Kong), в марте наблюдался наиболее значительный рост розничных продаж в сегменте ювелирных изделий, наручных часов и ценных подарков, за которым следуют...

Вчера

Этика с добавленной стоимостью

04 июля 2012

Две главные тенденции в настоящее время охватили алмазный рынок - брендинг и этический консьюмеризм, пишет Ави Кравиц (Avi Krawitz) на портале www.diamonds.net. Опытные алмазные фирмы, работающие в рамках отраслевого трубопровода, могут извлечь пользу, сочетая эти две тенденции. В конечном счете стратегия корпоративной социальной ответственности компании, которая определяет ее этическую практику, должна усилить, а не ослабить ее бренд.

Поэтому вопросы, поставленные на недавней Конференции по справедливой торговле, организованной агентством Rapaport в Лас-Вегасе, остаются актуальными. Что должно мотивировать деятельность компании в плане корпоративной социальной ответственности? Заключается ли все дело лишь в том, что компании просто вдохновляются стремлением поступать правильно? Или же сознание ими своей ответственности перед обществом является средством обеспечить добавочную стоимость своей продукции и повысить доходы?

Следует сразу отметить, что и то, и другое справедливо. Иногда значение имеет конечный результат. Но надо ставить цель бизнеса в перспективе. Как правило, основной целью руководства является привлечение прибыли для акционеров - так и должно быть в свободном рыночном обществе. Любая компания, естественно, рассматривает свою программу корпоративной социальной ответственности в рамках своих финансовых возможностей и рынка, на котором она работает.

Тенденция к корпоративной социальной ответственности, безусловно, положительное явление. В недавнем докладе компании Research And Markets отмечается, что общий объем продаж продукции из этических источников в Великобритании за последние пять лет вырос на 39 процентов и в 2011 году достиг $79,9 млрд (GBP 50,76 млрд). В США, вероятно, наблюдается сравнимый рост. В связи с этим сильный уклон среди потребителей в пользу приобретения продукции из этических источников дает невиданные ранее возможности увеличить прибавленную стоимость.

Он также создает и проблемы для алмазной промышленности, учитывая широкое распространение зачастую не совсем благоприятных представлений об отрасли. Отрасль должна предпринять мозговой штурм в поисках способов активного убеждения потребителей там, где это возможно, особенно принимая во внимание, что злободневные этические вопросы остаются.

Возьмите, например, крупные случаи мошенничества, которые были выявлены как раз в последние несколько месяцев, как это отмечалось на недавней Конференции по сертификации, проведенной компанией Rapaport. Международный геммологический институт (International ‎Gemological Institute, IGI) сообщил, что в его лаборатории было направлено более 500 CVD-синтетических бриллиантов легальными компаниями без объявления этих бриллиантов синтетическими. Камни подвергаются двойной или тройной обработке с тем, чтобы обмануть лаборатории и сертифицировать их как натуральные, а огранщики подвергают повторной огранке бриллианты более низкого качества, добиваясь, чтобы на них были выданы сертификационные свидетельства об их соответствии более высоким качественным характеристикам, и затем продают их торговым предприятиям. Это всего лишь несколько сценариев, которые способствуют уменьшению потребительского доверия к алмазному рынку.

Существует еще вопрос о правах человека и алмазной промышленности. Кимберлийский процесс (КП) застрял на своем архаичном определении конфликтных алмазов и не может добиться того, чтобы алмазы, просачивающиеся на алмазный рынок, не имели отношения к нарушениям прав человека или к финансированию жульнической деятельности таких правительств, как правительства в Зимбабве и Демократической Республике Конго (ДРК). Тот факт, что руководители отрасли из Всемирного алмазного совета (WDC) будут обхаживать Зимбабве, участвуя в следующем месяце в Зимбабвийском международном алмазном форуме, мало способствует устранению существующей озабоченности - на самом деле это граничит со скандалом.

По мере того как все больше потребителей начинают задавать вопросы, ювелирам и диамантерам, придерживающимся этических принципов, необходимо добиться проверки своих источников и того, чтобы продукция, которую они предлагают, не была связана с нарушениями прав человека, нанесением значительного ущерба окружающей среде, незаконной деятельностью и не подпадала под санкции правительств США и ЕС. Они также должны обеспечить гарантии того, что бриллианты, которые они продают, точно сертифицированы в лабораториях и правильно описаны как камни, не подвергавшиеся обработке с целью улучшения их характеристик.

Каждый член отрасли должен признать, что только он может дать такие гарантии, и каждый человек должен таким образом взять на себя ответственность за бриллианты, которые он продает. Участники отрасли не могут рассчитывать на КП, WDC или лаборатории в этом вопросе. Они также должны гарантировать, что алмазы и бриллианты и доходы от них используются для обеспечения позитивных перемен, особенно в зонах конфликта.

На конференции Мартин Рапапорт, председатель Rapaport Group, подчеркнул, что наиболее эффективным способом для осуществления социальных перемен является создание спроса на этические продукты.

"У нас должна быть конкуренция, а потребитель должен быть образованным и знать, что он может купить бриллиант, который является продуктом из этического источника, - сказал он. - Конкуренция и рыночные силы работают. Это не единственное решение, но мы хотели бы, чтобы рынком управляла этическая конкуренция".

Rapaport Group развернула Кампанию за этические ювелирные изделия (см. www.ethicalpledge.com) и имеет другие проекты, осуществляемые для вклада в достижение этой цели.

Чем больше потребители сознают, что у них есть возможность купить бриллиант из этического источника, тем большее значение получает такое этическое обеспечение. Чем больше компании настаивают на самых высоких этических стандартах в отрасли, тем больше это подталкивает тех, кто участвует в неэтичной практике, изменить свое поведение.

De Beers признала эту концепцию, перейдя от видового маркетинга к маркетингу, ориентированному на бренд. Чарльз Стэнли (Charles Stanley), президент Forevermark U.S., отметил, что этические намерения компании будут иметь гораздо большее значение, когда станут приводиться в действие фундаментальными потребностями покупателя. Он добавил, что, как считает Forevermark, это будет становиться все более важным в продвижении продаж продукта.

Это не значит, что такие бренды, как Forevermark, CanadaMark компании BHP Billiton или другие, делают свои этические обязательства центральной темой своего маркетинга. Как заявил Стэнли, качество и непреходящая ценность бриллианта являются более важными для продажи. Но значение уверенности потребителя в этичности продукта растет. "В том, что мы делаем, очень много альтруизма, - говорит Стэнли. - Мы не можем позволить себе иметь проблемы с бриллиантами".

Конечно,  работая в отрасли, продающей послание любви и доверия в качестве своей продукции, компании должны быть осведомлены о своих слабостях. Этическая апатия является одной из таких слабостей.

Но рыночные силы в конечном итоге вмешаются. Потребители заслуживают и требуют продукции, отвечающей принципам честной и справедливой торговли, что делает подобные обязательства жизнеутверждающими как в социальном, так и в финансовом отношении. Принятие на вооружение сильной стратегии корпоративной социальной ответственности с мощными этическими обязательствами не только правильный шаг, но и шаг, который  создает значительную добавочную стоимость для бизнеса. Компании, которые игнорируют эти проблемы, рискуют понизить весомость своего бренда.