Только 10% необработанных алмазов Анголы продается в Антверпене – AWDC

Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) предпринимает шаги для привлечения алмазов из Анголы в крупнейший в мире алмазный центр в Бельгии.

Сегодня

Бриллиант Sakura займет центральное место на аукционе Christie’s в Гонконге 23 мая

На аукционе Christie's Hong Kong Magnificent Jewels будет представлен бриллиант Sakura («Сакура») - яркий пурпурно-розовый драгоценный камень весом 15,81 карата, безупречный внутри.

Сегодня

RJC объявил о новых назначениях в совет директоров и комитеты на общем годовом собрании 2021 года

Совет по ответственной практике в ювелирном бизнесе (Responsible Jewellery Council, RJC), ведущая в мире организация, устанавливающая стандарты для всей цепочки поставок ювелирных изделий и часов, объявил о новых назначениях в свой совет директоров...

Сегодня

Gem Diamonds добыла белый алмаз массой 370 каратов на руднике Летсенг

Gem Diamonds добыла высококачественный белый алмаз типа II массой 370 каратов на принадлежащем ей на 70% руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото.

Вчера

Средняя цена алмазов с рудника Луло достигла 1 239 долларов за карат

Компания Lucapa Diamond продала партию алмазов общим весом 4 000 каратов с принадлежащего ей на 40% рудника Луло (Lulo) в Анголе за 5 млн долларов США. По ее информации, средняя цена алмазов составила 1 239 долларов за карат.

Вчера

Алмазы Rio на продажу: распад, измельчание и восточный соблазн

03 апреля 2012

Распадается ли сектор добычи алмазов? В то время как алмазный дивизион BHP Billiton выставлен на очередной раунд торгов, компания Rio Tinto объявила, что она тоже может освободиться от своего алмазного дивизиона, пишет Эдан Голан (Edahn Golan) из IDEX Online на портале www.idexonline.com. Обе компании являются одна вторым, а другая третьим по величине алмазодобытчиком, и возможное изменение структуры их собственности вызывает много вопросов и озабоченности в алмазной промышленности. Во-первых, как это будет влиять на отрасль? BHP располагает одной шахтой – Экати (Ekati) - в Канаде.

В то время как некоторые из участников торгов по продаже этой шахты не дотянули до следующего раунда, те, кто все еще участвует в гонке, по-видимому, заняты изучением валовых проб с Экати, чтобы оценить объем добычи на шахте.

Окончательная цена, вероятно, будет ниже первоначальной оценки в $ 1 млрд (по сообщениям, участники торгов рассматривают диапазон в $600-$800 млн), и покупатель быстро получит выгоду от производства, может быть, даже рассмотрев возможность перехода к системе тендеров. Это представляется особенно верным, если покупатель придет не из отрасли (как, например, Harry Winston Diamonds), а извне (как, например, инвестиционная компания KKR).

В случае с Rio ситуация немного сложнее. Компания имеет три шахты, общая балансовая стоимость которых составляет около $1,17 млрд. Каждая шахта производит продукцию, отличную по объему, стоимости и типу, а также отличается по продолжительности своей жизни и месту нахождения. В связи с этим компания может принять решение продавать их по отдельности и в процессе увеличить своей общий доход от продажи.

Распад и азартные игры

Рудник Мурова (Murowa) в Зимбабве может оказаться самым простым активом в плане продажи, возможно, китайской горнодобывающей компании или даже консорциуму индийских алмазодобытчиков, если, например, такое предприятие, как India Diamond Ltd решит организовать группу (в прошлом ряд израильских трейдеров помышляли о покупке шахты в Африке, хотя эта задумка так никогда и не осуществилась).

Harry Winston может принять решение выйти из торгов, организованных BHP, и вместо этого купить 60-процентную долю в принадлежащей Rio шахте Даявик (Diavik) в Канаде, тем самым получив над ней полный контроль. Это шаг, который имеет смысл (компания уже хорошо знает этот рудник), хотя многие на рынке скептически взирают на финансовые возможности компании заключить эту сделку (и удивлены тем, что она все еще участвует в торгах по Экати). Минусом является короткий - десятилетний – период жизни шахты Даявик. Плюс состоит в том, что это выгодное (хотя и требующее вложения больших денег) производство.

Рудник Аргайл (Argyle), расположенный в Австралии, является трудным объектом. Открытый карьер истощается, а подземный проект, который начинался как проект с технологией блокового обрушения стоимостью $760 млн, подорожал уже до $2,1 млрд, после того как в декабре компания решила выделить на него дополнительно $0,5 млрд. Это можно назвать "аргайлским фиаско", принимая во внимание не только почти троекратное увеличение стоимости проекта, но и то обстоятельство, что для обеспечения банковского финансирования клиентов в Индии практически силой заставили подписать трехлетний контракт с фиксированными ценами. Покупка Аргайл могла бы стать увлекательной азартной игрой, если ваш карман может себе это позволить и если азартные игры ваш удел.

Геологоразведочный проект Бандер (Bunder) в Индии может оказаться крупнейшей жертвой шага, предпринятого Rio, если только им не заинтересуется серьезная компания, занимающаяся разведкой алмазных месторождений.

Диверсификация и измельчание

Мы является свидетелями исторического процесса. Раньше De Beers являлась доминирующим игроком, а сегодня у нас два алмазных мастодонта - De Beers и АЛРОСА. BHP и Rio были двумя другими крупными компаниями в алмазной отрасли. Являемся ли мы свидетелями упрочения позиций двух крупных фирм, в то время как остальные в лучшем случае являются компаниями среднего размера?

Или, возможно, возникнет третья крупная фирма? Маловероятный сценарий. У Gem Diamonds, Petra и остальных нет денег, чтобы это сделать, если только за сделкой не станет крупный банк.

Таким образом, возможный сценарий - это фрагментация нынешнего олигополистического горнодобывающего сектора и приход в него новых игроков.

Прогноз

Через год сектор добычи алмазов будет выглядеть совсем иначе. Новые игроки придумают новые способы сбыта продукции, и алмазной промышленности это не обязательно понравится и она не обязательно извлечет из этого пользу.

Что произойдет с ценами на алмазное сырье с бо́льшим количеством игроков? Будут ли они снижаться благодаря усилению конкуренции или они будут расти в связи с большим количеством тендеров? Это вопрос, который волнует многих.

В прошлом мы уже писали, что какие бы ни возникали вопросы, ответом на них является Китай. Это по-прежнему остается в силе. BHP и Rio сосредоточивают усилия на своей железной руде и других крупных производствах, глядя на продолжение роста промышленного производства в Китае. Что касается инвесторов в добычу алмазов, они тоже должны оглядываться на Китай и его потребительский рынок. Поэтому да здравствует «восточный соблазн» и пусть он поможет держать цены на алмазное сырье низкими, а цены на бриллианты высокими!