NDC и Assouline выпускают настольную книгу о бриллиантах

Совет по природным алмазам (Natural Diamond Council, NDC) в партнерстве с издательством Assouline выпустил 21 октября 2021 года настольную книгу под названием «Бриллианты», а главный редактор британского журнала «Vogue» Эдвард Эннинфул (Edward...

Сегодня

Дочерняя компания Lucapa Diamond начинает геотехническое бурение на алмазном проекте Мерлин

Lucapa Diamond сообщает, что полностью принадлежащая ей дочерняя компания Australian Natural Diamonds (AusND) начала программу геотехнического бурения на алмазном проекте Мерлин (Merlin) в Северной территории Австралии.

Сегодня

ОАЭ в экономическом плане выиграют от увеличения импорта золота в Индию в четвертом квартале

Тенденция к росту импорта золота Индией станет хорошей новостью для ОАЭ, которые являются вторым по величине экспортером желтого металла в эту страну Южной Азии. Согласно сообщению издания Arabian Business, объем импорта Индии в прошлом месяце составил...

Сегодня

Botswana Diamonds привлекает 550 тысяч фунтов стерлингов на финансирование геологоразведочных работ

Компания Botswana Diamonds выпустила 55 млн новых обыкновенных акций по цене размещения 1 пенс каждая для существующих и новых инвесторов, чтобы привлечь 550 000 фунтов стерлингов.

Вчера

Gemological Science International запускает программу ASSURANCE by GSI ™

Gemological Science International (GSI), ведущая геммологическая организация для крупных розничных продавцов ювелирных изделий в США, объявила на прошлой неделе об официальном запуске своей новой программы Assurance by GSI™ («Гарантия GSI™»)...

Вчера

Кимберлийский процесс рассматривает основные цели и определения

16 февраля 2012

Ниже дается запись телефонной конференции, проведенной послом Джилиан Милованович (Gillian Milovanovic), недавно назначенной председателем Кимберлийского процесса (КП) от США на 2012 год. Запись была опубликована агентством Rapaport на портале www.diamonds.net. Телефонная конференции состоялась в пятницу, 3 февраля 2012 года в Госдепартаменте США.

Г-н ВЕНТРЕЛЛ (VENTRELL): Приветствую всех. Как дела? Спасибо за то, что присоединились к нам сегодня. Сегодняшняя телефонная конференция предназначена для печати. С нами посол Джилиан Милованович, которая собирается обсудить вопрос о своей роли в качестве недавно назначенного председателя Кимберлийского процесса. Она выступит со вступительным словом, а затем мы перейдем к вопросам и ответам.

Итак, без промедления, посол, слово предоставляется Вам.

Посол МИЛОВАНОВИЧ: Большое спасибо, Патрик, и спасибо вам за предоставленную мне возможность поговорить с людьми о Кимберлийском процессе – процессе, председателем которого я только что стала в последние две недели.

Я была, как, может быть, вам известно, послом в Мали. Я также работала в Ботсване и в ЮАР. А в Европе я работала в разных странах, в том числе, в Бельгии. Все это, наряду с моим знанием французского языка, я думаю, и послужило причиной моего назначения на эту работу. Это для меня волнующее событие. Я очень рада получить такую возможность стать председателем во время первого председательства Соединенных Штатов в Кимберлийском процессе.

Я бы сказала, что достижение консенсуса и поиск консенсуса станет самой большой частью этой работы. Как, вероятно, многие знают, Кимберлийский процесс включает в себя представителей от правительства, промышленности и гражданского общества. Он был запущен в 2003 году с целью предотвращения потока конфликтных алмазов, используемых для финансирования повстанческих групп. Он является процессом, действующим на основании консенсуса, и, следовательно, поиск консенсуса, повышение способности объединения и принятия решений с целью продвижения Кимберлийского процесса вперед станет важным элементом для Соединенных Штатов в этом году.

Мы находимся накануне 10-й годовщины Кимберлийского процесса, и я удостоена чести быть председателем в этот период. Я также буду обладать привилегией стать вице-председателем при председателе от ЮАР, которая будет председательствовать в год 10-й годовщины Кимберлийского процесса. Я надеюсь, что это будет процессом сотрудничества между председателем и вице-председателем, и я думаю, будет много возможностей убедиться в этом, особенно во время моей поездки на следующей неделе в ЮАР, где проходит конференция Mining Indaba в Кейптауне и где я надеюсь впервые встретиться со многими членами-участниками от правительства, а также и другими участниками от отрасли. На той неделе, я имела возможность встретиться с представителями неправительственных организаций и отрасли, и я начинаю глубже понимать, как работает этот процесс.

У нас амбициозная программа действий. Ее цели в большой степени совпадают с тем, что сам Кимберлийский процесс уже определил для рассмотрения. КП решил, что он будет заниматься анализом своих собственных целей, успехов и недостатков, и это осуществляется специальным комитетом под председательством Ботсваны. Я очень хочу снова поработать с Ботсваной - страной, которую я знаю с давних пор - наблюдая за выработкой выводов этого комитета. 

Передо мной стоит еще одна задача - убедиться, что все больше людей имеют некоторое понятие о Кимберлийском процессе. Я вполне допускаю, что в настоящее время я не являюсь крупнейшим в мире экспертом по этому процессу – скажу еще раз, я всего две недели в этом кресле. Тем не менее, я считаю важным, чтобы все больше людей задавали вопросы, понимали и чтобы у нас была возможность общаться со всеми – общественностью, СМИ, гражданским обществом, представителями отрасли и правительств.  

Я думаю, что это почти все, что я хотела бы сказать в настоящий момент. Я еще раз благодарю вас за предоставленную мне возможность и жду ваши вопросы.

ОПЕРАТОР: Спасибо. Сейчас, если вы хотите задать вопрос, пожалуйста, нажмите *1 на вашем сенсорном телефоне, и вам нужно сразу ввести свое имя. Пожалуйста, включите звук на вашей линии и задавайте вопрос, когда вам предложат. Чтобы аннулировать свой запрос, нажмите *2. Чтобы снова задать вопрос, пожалуйста, нажмите *1. Один момент, пожалуйста.

Эндрю Куинн (Andrew Quinn) из Reuters, Вы можете задавать свой вопрос.

ВОПРОС: Приветствую Вас, мадам посол. Примите поздравления по поводу Вашего нового назначения. Меня интересует, можете ли Вы рассказать нам немного подробнее о том, как, по Вашему мнению, можно укрепить Кимберлийский процесс, принимая во внимание трудности, с которыми он столкнулся в прошлом году в связи с выходом Global Witness. Организация, которая когда-то была одним из самых сильных сторонников процесса со стороны гражданского общества, сейчас является одним из крупнейших его критиков, и называет его, по существу, средством для отмывания кровавых алмазов.

Как Вы собираетесь использовать свое председательство для того, чтобы Кимберлийский процесс по завершении этого года стал более окрепшим, чем он вступил в этого год? И меня интересует, есть ли у Вас представление о том, какой будет позиция Соединенных Штатов или как Вы используете председательство для рассмотрения вопроса, связанного с Anjin, горнодобывающей компанией с китайским участием, которая работает на алмазных месторождениях Маранге (Marange) в Зимбабве. Вероятно, им не дан «зеленый свет» для экспорта в отличие от многих других в этом регионе, и сейчас возникает вопрос относительно того, получат они разрешение на это или нет, что будет рассматриваться как знак того, выполняет ли Кимберлийский процесс свой мандат или нет на самом деле.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Хорошо, спасибо, Эндрю. Довольно много вопросов, и я постараюсь на них ответить.

ВОПРОС: Хорошо.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Хорошо. Что касается трудностей и предлагаемых нами действий, я предпочитаю заняться рассмотрением проблем, так как сейчас довольно хорошее состояние дел, потому что, совершенно верно, были огромные трудности, по крайней мере, в последние два года. Процесс испытывал огромные трудности в определении того, как решать вопрос экспорта алмазов из Зимбабве, принимая во внимание насилие и другие проблемы. И стало ясно, что существует необходимость рассмотреть системы, рассмотреть определения, рассмотреть пути, необходимые для того, чтобы извлечь уроки и чтобы организация могла определить наилучшие пути для того, чтобы стать более эффективной и оставаться значимой.

Поэтому - даже при наличии всего этого негатива и таких больших трудностей, существующих сейчас, и исходя из того, что я могла увидеть до сих пор, разговаривая с людьми, а у меня была возможность поговорить с членами гражданского общества и с представителями отрасли на этой неделе - создается ощущение, что в данный момент мы можем начать сосредоточивать свое внимание конструктивным образом на самóм Кимберлийском процессе. И именно этим я и предлагаю заниматься, посмотреть на то, какие уроки можно извлечь и что сама организация считает необходимым сделать.

И опять же, я не буду одинока в этом деле. Председатель работает в системе, в которой имеется ряд рабочих групп, включая, как я упомянула, специальную рабочую группу по анализу под председательством Ботсваны. Даже в самой организации будет проведено много совместной работы по определению того, для какой области мы можем получить наибольшую пользу из извлеченных уроков и где мы можем добиться успехов. Поэтому я практически не рассматриваю трудности, существовавшие в прошлом, в качестве проблемы, которую необходимо преодолеть, а скорее вижу в них стимул для того, чтобы смотреть в будущее и совершенствоваться. И из того, что я до сих пор слышала, люди, похоже, воспринимают это так же - многие люди, похоже, воспринимают это тоже так.  

Теперь, Вы упомянули о выходе организации Global Witness. Конечно, важно то, что Кимберлийский процесс с самого начала сочетал в себе участников от правительств и наблюдателей от гражданского общества и отрасли, и Global Witness, естественно, была одним из членов-основателей от гражданского общества. Естественно, мы сожалеем, что Global Witness приняла такое решение, и я могу сказать, что наши контакты продолжаются и с Global Witness, и рядом других неправительственных организаций, которые фактически никогда не были частью Кимберлийского процесса. Мы постоянно поддерживаем связь. Мы будем продолжать общаться друг с другом, обмениваясь идеями и поддерживая контакты. Поэтому это не конец дискуссии.

Я бы еще добавила, что из 12 неправительственных организаций, которые являются - являлись частью Кимберлийского процесса - осталось 11. Как и комитет Canada Africa – приношу извинения, я неправильно назвала эту организацию, я еще не все хорошо знаю –как и Partnership Africa Canada, так она называется, а также ряд местных неправительственных организаций, в особенности в Африке, но не только. Поэтому сохранится большое число участников, и с ролью гражданского общества будут серьезно считаться.

И я думаю, что третьим вопросом был вопрос об Anjin.

ВОПРОС: Верно.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Я скажу Вам со всей откровенностью, что с этим вопросом я не знакома в достаточной степени на данный момент, чтобы дать Вам ответ по нему. В любом случае, я считаю, что, вероятно, мы сможем получить некоторую информацию для Вас позднее. Если Вас это устроит, я буду рада вернуться к этому вопросу и посмотреть, сможем ли мы предоставить Вам дополнительную информацию. 

ВОПРОС: Хорошо. Было бы хорошо. И у меня есть вопрос, если позволите, как раз в связи с Вашим ответом, в котором -

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Пожалуйста.

ВОПРОС: - Вы сказали, что одним из вопросов, которому Вы будете уделять внимание, являются системы и определения.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Мм-хмм.

ВОПРОС: Можете ли Вы дать более подробные разъяснения по этому вопросу? Определения чего? Я имею в виду, рассматриваете ли Вы действительно – пытаетесь ли, возможно, продолжить освобождение Кимберлийского процесса от несвойственных функций, чтобы у него была более специфическая функция по взаимодействию с отраслью, взаимодействию с национальными правительствами, то есть – пытаетесь ли Вы этим заниматься с целью укрепления его существующих систем функционирования? И потом, как бы Вы расширили определения того, чем он занимается? 

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Хорошо. Ну, еще раз, существует определенная взаимосвязь de facto между вопросами, которые рассматриваются [Кимберлийским] процессом и теми аспектами, которые мы считаем своими целями. Процесс еще должен определить, как точно и что именно подойдет для каждого из этих аспектов. Но я бы сказала, что вообще, да, организация занимается выработкой, например, основных целей и основных определений. Это включает определение конфликтных алмазов. Сейчас над этим нужно работать, но целью является, конечно, принятие решения, есть ли необходимость производить некоторые изменения – по ширине, глубине и т.д. - и затем определить характера этих изменений.

С точки зрения эффективности, есть ряд вопросов, включая усовершенствование соответствия и соблюдения законов, административную деятельность КП и ряд других вопросов. Но мы попытаемся сочетать работу по основным функциям с повышением эффективности процесса в повседневной работе.

ВОПРОС: Спасибо.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Большое спасибо, Эндрю.

ОПЕРАТОР: И еще раз, если вы хотите задать вопрос, пожалуйста, нажмите *1 и зарегистрируйте в это время свое имя. Один момент, пожалуйста.

Стивен Кауфман (Stephen Kaufman) из America.gov, Вы можете задать Ваш вопрос.

ВОПРОС: Спасибо, мадам посол. Я изучаю некоторую статистику. Меня действительно интересует, располагаете ли Вы какими-то новыми данными о том, как работает [Кимберлийский] процесс. Например, я вижу, что в 1990-х годах, может быть, 4-15 процентов алмазов, которые продавали, считались конфликтными или кровавыми алмазами, а в течение всего нескольких первых лет существования Кимберлийского процесса, эта цифра упала до 1 процента. Я не знаю, правильны ли эти цифры в полной мере или нет, но меня интересует, есть ли новые обновленные цифры, которыми Вы можете располагать и которые могут объяснить, как работал процесс.

Спасибо.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Хорошо, Стивен, спасибо за вопрос. Это прекрасный вопрос, и я прошу прощения, что не располагаю никакой информацией, которую я могла бы предоставить Вам прямо здесь сегодня. Конечно, это тоже нужно рассмотреть. Я могу только сказать, что Кимберлийский процесс, несомненно, оказал положительный эффект на сдерживание потока конфликтных алмазов, и что тенденция, как Вы сами подтвердили приведенной статистикой, имеющейся в Вашем распоряжении, конечно, является позитивной. Но точных последних цифр, если они существуют, у меня действительно нет.

Хотели бы еще что-то спросить?

ВОПРОС: Боюсь, ну, может, у Вас есть хотя бы разрозненные сведения о том, как обстоят дела – единственная причина заключается в том, что эти приведенные мною данные, я думаю, были от 2003 года, и, конечно, с тех пор прошло время. Если у Вас нет статистики, которую Вы могли бы привести, может быть, найдутся хотя бы разрозненные данные?

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Извините - я еще на связи? Хорошо. Дело в том - поскольку я сравнительный новичок в этом, мне нужно время, чтобы разобраться в этих вопросах. Но в настоящее время, как мне говорили, единственной страной, алмазы которой подпадают под определение конфликтных алмазов, являются алмазы из Кот-д'Ивуара. И они составляют, в общем, намного меньше 1 процента всех алмазов.

ВОПРОС: Хорошо. Прекрасно. Спасибо.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Пожалуйста. Спасибо за звонок.

ОПЕРАТОР: В данное время, похоже, вопросов больше нет.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: В таком случае, оператор, благодарим Вас. Патрик, Вы хотели объявить закрытие конференции?

ОПЕРАТОР: На самом деле, к нам все же поступил еще один вопрос, если Вы согласитесь ответить на последний вопрос. Хорошо. Эндрю Куинн из Reuters, Ваша линия включена.

ВОПРОС: Да, это снова я. Извините.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Хорошо.

ВОПРОС: Я не мог его не задать. (Смеется.) Мадам посол, можете ли Вы что-то сказать по вопросу средств контроля за цепочкой поставки бриллиантов. Я имею в виду то, что Соединенные Штаты налагают санкции на многие виды бизнеса в алмазном секторе в Зимбабве, включая горнодобывающие корпорации, принадлежащие государству. Но они касаются только алмазного сырья, а суть в том – и активисты скажут Вам об этом, - что алмазы отправляют в другие места, проводят там их огранку и затем отправляют в США.

Есть ли какое-то движение в направлении того, чтобы Кимберлийский процесс попытался найти способ выработать надежные средства контроля за цепочкой поставки, дабы мы могли быть уверены, что наши собственные санкции не нарушались поставкой бриллиантов, которые проходят огранку в других странах.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Эндрю, Вы подняли несколько прекрасных вопросов. Я должна сказать, что я являюсь председателем Кимберлийского процесса. Кимберлийский процесс имеет дело с алмазным сырьем. Для этого он и был создан, таков его мандат. И поэтому я не предполагаю в рамках Кимберлийского процесса как такового выходить за пределы вопросов, касающихся алмазного сырья.

ВОПРОС: Хорошо, хорошо. Большое спасибо.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Большое спасибо.

ОПЕРАТОР: У нас больше нет вопросов.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Спасибо послу и всем вам за участие в сегодняшней телефонной конференции. Оператор, сегодняшняя конференция закрыта.

Благодарю. Спасибо.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Спасибо.

ВОПРОС: Спасибо.

ПОСОЛ МИЛОВАНОВИЧ: Хорошо.