CTF тестирует бренд лабораторных бриллиантов Cama на сайте Tmall

По сообщениям средств массовой информации, гонконгский гигант розничной торговли компания Chow Tai Fook (CTF) недавно запустила свой бренд лабораторных бриллиантов Cama на китайском веб-сайте для бизнеса и потребителей.

Сегодня

Tiffany & Co. в партнерстве с Reliance Group запускает платформу электронной коммерции в Индии

Tiffany & Co. в партнерстве с Reliance Group of India запустила свой местный сайт электронной коммерции tiffany.co.in. Интернет-портал будет зеркально демонстрировать продукты, представленные в офлайн-магазинах, и продавать коллекции драгоценных камней...

Сегодня

KPCSC требует положить конец потоку «конфликтных алмазов»

Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса (Kimberley Process Civil Society Coalition, KPCSC), действующая в качестве наблюдателя за Кимберлийским процессом от имени гражданского общества, потребовала действий от представителей алмазодобывающей...

22 октября 2021

Антверпен приветствовал министра горнодобывающей промышленности ДРК

Власти Антверпена и Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) приветствовали в ходе рабочего визита нового министра горнодобывающей промышленности ДРК Антуанетту Н'Самбу Каламбаи (Antoinette N’Samba Kalambayi)...

22 октября 2021

Средняя цена алмазов Diamcor составила 192,07 доллара за карат

Компания Diamcor Mining продала 2 516,91 карата алмазов, добытых на ее проекте Крон-Эндора (Krone Endora) в районе рудника Венеция (Venetia) в Южной Африке и получила валовую выручку, превысившую 483 000 долларов США. Средняя цена проданных...

22 октября 2021

Китайские судебные документы раскрывают темную сторону алмазной торговли

17 февраля 2012

Когда 12 молодых торговцев алмазами прибыли 6 января в международный аэропорт Чхатрапати Шиваджи в Мумбаи, проведя два года в тюрьме в Китае, их встречали как героев, пишут Дэвид Шафтел (David Shaftel) и Хушбоо Нараян (Khushboo Narayan) на портале www.livemint.com.

Они выходили из терминала один за другим, и их приветствовали доброжелатели, надевая на них гирлянды цветов, их обнимали матери и сестры, их несли на своих плечах братья и друзья. Прежде чем увезти этих трейдеров, их родственники и друзья снова повторили, как мантру, рассказ о том, что их арест за контрабанду алмазов был результатом простого "недоразумения" с китайским законодательством.

Их освобождение произошло в момент, когда чувствительность в вопросе о торговле с Китаем обострилась в результате якобы происшедшего задержания и пыток двух индийских торговцев их китайскими коллегами в городе Иу на востоке Китая.

Политики из партии Бхаратия джаната и Индийского национального конгресса из штата Гуджарат, где базируется индийская алмазогранильная промышленность, боролись за политический капитал, который можно было заработать на этом событии, утверждая, что освобождение трейдеров – это их заслуга. В индийских информационных сообщениях их пребывание в Китае описывалось как "ужасающее", а в одном даже утверждалось, что они были "похищены".

Но эта линия освещения событий не согласуется с информацией, поступающей из Шэньчжэня, города в китайской провинции Гуандун, где процветает контрабанда алмазов.

Согласно судебным документам, полученным Монетным двором, эти трейдеры были частью мошеннического предприятия, созданного для обхода китайских импортных пошлин путем продажи контрабандных бриллиантов, добытых в Гонконге, диамантерам и продавцам ювелирных изделий на материке в рамках сделок, не находивших отражения в бухгалтерской отчетности.

С этими торговцами хорошо обращались во время их пребывания в тюрьме, содержа их вместе в обычном, но удобном бараке отдельно от других заключенных, говорят члены их семей в своих интервью.

В целом, в ходе спецоперации был арестован 21 индиец. Тринадцать были освобождены, из которых один остался в Китае с тем, чтобы давать показания на  суде, заявил Анил Кумар (Anil Kumar), индийский вице-консул в провинции Гуандун. Остальные восемь все еще находятся в тюрьме, получив более суровые приговоры.

Некоторые из депортированных трейдеров, как сообщают члены их семей, отказываются давать комментарии, не желая ставить под угрозу судьбу тех трейдеров, которые все еще остаются в Китае.

Контрабандистская шайка работала следующим образом: компании, имеющие связи с Индией, как правило, покупали бриллианты в Индии и отправляли их в Гонконг, а затем просили гонконгских жителей или китайских граждан с материка провезти бриллианты незаконно, без декларирования их на таможне, в Шэньчжэнь, где они предлагались покупателям, рассказал трейдер, назвавший себя Сони Амиткумар Арункумар (Soni Amitkumar Arunkumar), в признании, ставшем частью решения суда промежуточной инстанции города Шэньчжэнь.

Гонконг не имеет импортных пошлин на бриллианты, что помогает продвигать торговлю в этом городе. В материковом Китае таможенная пошлина на бриллианты составляет 4%, что, как утверждают которые диамантеры, поощряет контрабанду драгоценных камней, которые можно легко спрятать.

Сони, как он упоминается в судебном решении, свидетельствовал, что он и китайский сообщник обычно забирали алмазы у курьера, которого называли мулом, на железнодорожной станции или в торговом центре в Шэньчжэне и продавали их в международном центре торговли ювелирными изделиями Shuibei в Шэньчжэне. Согласно судебному документу, один из таких мулов был им известен только как "старик из Гонконга".

Кроме того, в признании Сони говорится, что его «клиенты ездили в Гонконг непосредственно для того, чтобы выбрать бриллианты, отправленные из Индии, а затем ... попросить кого-нибудь помочь им провезти их контрабандой в Шэньчжэнь, после чего (сообщник) и я подбирали эти бриллианты здесь и отправляли их клиентам».

Часто Сони рекомендовал мула из своей сети, который зарабатывал от 1 000 до 3 000 юаней за одну поездку (около Rs. 8 000-24 000).

В судебных документах Сони характеризуется как "гражданин Индии с высшим образованием", числящийся сотрудником зарегистрированной в Гонконге компании Unimax Software Ltd. Сони свидетельствовал, что он принимал участие примерно в 15 таких сделках в месяц, в ходе которых алмазы от одного-двух каратов до 40-50 каратов переходили в другие руки.

Он рассказал, что он и его сообщники провозили контрабандой бриллианты на сумму "около $200 000 в месяц". В судебных документах говорится, что компания Unimax была обвинена в уклонении от уплаты налогов на сумму 6 108 739,10 юаня.

Расчеты в большинстве сделок проводились наличными, говорится в судебных документах, но иногда деньги направлялись в Unimax через банковский счет местного соучастника Сони.

Сони также показал, что он часто продавал контрабандные алмазы без ведома своих работодателей в Unimax вместе с двоюродным братом, который в судебных документах именуется как Тарал Манож Парекх (Taral Manoj Parekh). Сони рассказал, что цена на бриллианты, провозившиеся контрабандным путем, устанавливалась на 3-5% выше цены, которая платилась в Гонконге индийским поставщикам.

Поскольку его двоюродный брат "был занят в алмазном бизнесе недолго и не был знаком с поставщиками, он отдавал мне 2% прибыли за каждый проданный им бриллиант", рассказал Сони, добавив, что бизнес был полностью скрыт от бухгалтерского учета.

Кишор Шах (Kishore Shah), чей племянник Партх Шах (Parth Shah) был одним из трейдеров, вернувшихся в Мумбаи, признался, что его племянник нарушал закон в период, когда он был арестован: "Он получал бриллианты в Гонконге и продавал их в Китае. Он не платил налоги китайскому правительству". Шах сказал, что его племянник недавно закончил колледж и был послан родителями в Китай, чтобы изучать семейный бизнес.

В апреле 2011 года газета Shenzhen Daily сообщила, что шесть местных подозреваемых были арестованы в связи с этой мошеннической схемой и что ее ликвидация привела к 10-процентному росту цен на бриллианты в Шэньчжэне. Газета сообщила, что в Шэньчжэне около 2 300 ювелирных компаний, на которых занято примерно 300 000 сотрудников.

Ведущий торговец алмазами, говоря на условиях анонимности из своего офиса в алмазной бирже в районе Опера Хаус в окрестностях Мумбаи, сказал, что страны, в которых введены импортные пошлины или высокий налог с продаж на бриллианты, такие как Таиланд, Тайвань и Южная Корея, становятся мишенью контрабандистов.

И среди контрабандистов числятся не только индийцы, говорит этот трейдер. Трейдеры из Израиля, Бельгии и Китая - любой страны с процветающей алмазной промышленностью - также принимают в этом участие. По его словам, нарушителями, скорее всего, являются мелкие торговцы, так как крупные алмазные фирмы не рискнут нарушить закон, чтобы уклониться от уплаты пошлины, составляющей всего лишь 4%.

В Шэньчжэне проживает около 5 000 индийских граждан, занятых в таких сферах деятельности, как торговля алмазами, электроника и швейная промышленность, сообщил упомянутый выше сотрудник индийского консульства.

Арестованные входили в сообщество молодых индийских торговцев, пытающихся сделать себе имя в алмазном бизнесе, рассказывает другой известный импортер-экспортер из алмазного района Опера Хаус, также согласившийся говорить на условиях анонимности. Скорее всего, сказал он, они опираются на торговцев алмазами в Индии или у них фирма в Гонконге, но с семейными связями в Индии.

"Конечно, за ними кто-то стоит. Эти трейдеры не имеют капитала, чтобы начать бизнес самостоятельно. Такая работа является трамплином к пониманию бизнеса за рубежом. Если они умные, они будут двигаться дальше или, может быть, два или три из них в конечном итоге смогут объединиться и начать свой бизнес", - пояснил консульский чиновник.

Даже если китайские власти знают об их покровителях в Индии, говорит он, "что они могут сделать?"

Джигар Мехта (Jigar Mehta), 31 года, судя по всему, является одним из таких целеустремленных трейдеров. В 2010 году Мехта попал в число "подозрительных" лиц, оказавшись в местном банке во время антиконтрабандистского рейда подразделения китайских таможенников.

У Мехта, известного под местным псевдонимом «Джеймс», были найдены 12 пакетов с бриллиантами. Он "сразу же признался", говорится в судебных документах.

Мехта заявил, что эти бриллианты были привезены из Гонконга в Шэньчжэнь его работодателем и что прибыль от продажи камней принадлежала его работодателю. Судя по судебным документам, Мехте был вынесен сравнительно мягкий приговор, поскольку он играл лишь "вспомогательную роль" в контрабандистской шайке, и он стал одним из трейдеров, которые недавно вернулись в Мумбаи.

Мехта и другие индийские трейдеры были размещены в тюрьме, «похожей на гостиницу», рассказывает его дядя Бхарат Мехта (Bharat Mehta).

Каждая комната была площадью примерно 1 000 кв. футов, говорит он, и в ней находились пять заключенных. Каждое утро их выпускали на прогулку. Телефона или Интернета не было, но, по его словам, у них были книги для чтения, и в основном это была джайнистская религиозная литература, принесенная членами семьи, которым было разрешено посещать их каждые три месяца.

Заключенные получили дебетовые карты, которые могли пополнять их родственники и с помощью которых они могли покупать продукты питания из местного гуджаратского магазина, который обслуживает индийскую общину в Шэньчжэне.

"С ними обращались очень хорошо, - рассказывает Бхарат Мехта. - Когда Джигар туда попал, он весил 60 кг. Когда же он вышел, он весил 62 кг".

Мехта сказал, что его племянник работал алмазным трейдером в Китае в последние два года, продавая бриллианты в ювелирных салонах с поставкой "от двери до двери".

Большинство арестованных торговцев находились там в течение пяти-семи лет, сказал он. В Китае работают 200 молодых людей, таких как Джигар Мехта, говорит он, но после арестов "большинство из них переехали, отправившись в Гонконг, Тайвань или Бангкок".