В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

Вчера

В этом году Caledonia Mining нацелена на добычу золота в объеме 67000 унций

Компания Caledonia Mining Corporation, зарегистрированная на двух биржах, планирует в этом году добыть на своем руднике Бланкет (Blanket) в Зимбабве от 65 000 до 67 000 унций золота.

Вчера

Исключительно редкий «алмаз внутри алмаза»

Австралийская юниорная алмазодобывающая компания India Bore Diamond Holdings Pty Ltd (IBDH) опубликовала подробную информацию о редком "двойном алмазе", добытом на аллювиальном месторождении Эллендейл (Ellendale) в Западной...

Вчера

Президент CIBJO высоко оценивает роль ювелирной индустрии как катализатора устойчивого развития

Президент Всемирной ювелирной конфедерации CIBJO Гаэтано Кавальери (Gaetano Cavalieri) рассказал лидерам бизнеса и промышленности, собравшимся в Риме, а также присутствовавшим в режиме онлайн, о настоящей и потенциальной роли ювелирной промышленности...

Вчера

Рынок лабораторных алмазов достигнет $49,9 млрд к 2030 году

Объем мирового рынка лабораторных алмазов, который оценивался в $19,3 млрд в 2020 году, согласно  прогнозам, достигнет $49,9 млрд к 2030 году при среднем показателе роста 9,4% с 2021 по 2030 годы.

Вчера

Перевод DTC в Габороне может сказаться на Ботсване и Африке

20 января 2012

Если взглянуть на магический шар предсказаний для алмазной отрасли, то станет видно, что, хотя Ботсвана вполне может превратиться в важный алмазный центр, перед ней вместе с тем стоят большие проблемы на пути к осуществлению этой возможности, пишет портал Anwerp Facets.

Несмотря на то, что 2012 год уже почти навалился на нас с его набором новых вызовов, может оказаться намного интереснее взглянуть в более отдаленное будущее и понять, как алмазная отрасль будет выглядеть в начале 2022 года. Это будет время, когда закончится действие 10-летнего соглашения о продажах между De Beers и Ботсваной.

Каковы будут последствия сделки, подписанной в прошлом сентябре, как для мировой алмазной отрасли, так и для Ботсваны, через десятилетие? Ботсване предстоит пройти огромное испытание как в плане создания современного торгового и производственного узла, так и в быстром развитии широкого ряда услуг.

Цель, стоящая перед Ботсваной, ясна: стать ведущим мировым алмазным центом. По условиям сделки с De Beers,  вся работа по агрегации и сортировке алмазов, а также по оценке, которая в настоящее время проводится в Лондоне, в течение следующих двух лет переместится в Габороне, столицу Ботсваны, вместе с руководителями стратегических проектов. Роль Лондона в качестве основной точки для распределения алмазов, которую он играл более трех веков, постепенно исчезает.

Кроме того, мировая алмазная отрасль также сталкивается с вызовами, обусловленными амбициозными планами Ботсваны. Для обеспечения поставок алмазов из Ботсваны производителям бриллиантов, возможно, придется рассмотреть вопрос о создании своих предприятий в стране. После десятилетий продажи своих необработанных алмазов за границу, где проводилась работа, создающая добавочную стоимость, сейчас Ботсвана нацелена на создание рабочих мест для своих граждан, рассматривая создание предприятий по обработке алмазов и производству ювелирных изделий.

И повышение роли алмазной отрасли Ботсваны стало очевидным в начале этого месяца, когда компанией Diamond Trading Company (DTC) был объявлен список сайтхолдеров на контрактный период 2012-2015 годов. Количество сайтхолдеров в Ботсване увеличено с 16 до 21, на 30% больше, а число сайтхолдеров в Лондоне осталось неизменным в количестве 66, и ЮАР потеряла три. Число сайтхолдеров Намибии тоже увеличилось с 10 до 13 за прошлый контрактный период. DTC также заявила, что она сократит количество товаров для лондонских сайтхолдеров и увеличит их количество для клиентов Ботсваны. 

И это не просто то, что деятельность Diamond Trading Company будет переведена в Ботсвану. Главным в этих соглашениях о продаже является то, что они дают право Ботсване незамедлительно начать продажу 10 процентов продукции самостоятельно. В следующие пять лет, это количество увеличится до 15 процентов. Принимая во внимание, что годовое производство страны составляет около 24 миллионов каратов, и оно растет, Ботсвана явно сможет использовать рычаги, которые предоставляет независимая продажа порядка трех миллионов каратов, для стимулирования открытия алмазными компаниями своего производства в стране. По первоначальным оценкам, соглашение о продажах приведет к тому, что около $6 миллиардов будет протекать через банковскую систему страны, по сравнению с $2 миллиардами или около того, которые страна зарабатывает в настоящее время от продажи алмазного сырья.

Но DTC стремится подчеркнуть, что сайтхолдеры тоже получат большие выгоды от торгового соглашения с Ботсваной. «Это самый продолжительный контракт из когда-либо подписанных между двумя партнерами, - сказал Махьяр Борханджоо (Mahiar Borhanjoo), исполнительный директор DTС по продажам и сайтхолдерским услугам. - De Beers обеспечила десятилетние поставки от крупнейшего в мире производителя. Это дает огромные преимущества сайтхолдерам. Они знают, что у них гарантированные поставки на целое десятилетие. Это огромное достижение».

Хотя Ботсвана, несомненно, добилась для себя значительной роли в качестве глобального алмазного центра будущего, на ее правительство будет также оказываться огромное давление. Это связано с грузом ожиданий, которое создает это изменение, как со стороны заокеанских фирм и их работников, переехавших в страну, так и со стороны граждан страны, которые хотят видеть конкретные результаты.

Доктор Понатшего Кедикилве (Ponatshego Kedikilwe), министр по делам полезных ископаемых, энергетических и водных ресурсов Ботсваны, похоже, признал этот факт в выступлении, сделанном во время объявления о соглашении. Он сказал, что это был «только первый шаг». «Необходимо провести много работы в следующие несколько лет, чтобы эти преобразования стали успешными», - отметил он. Его комментарии повторил Эрик Молале (Eric Molale), возглавлявший переговорную группу Ботсваны, который также является постоянным секретарем президента Иэна Хамы (Ian Khama). «Мы должны в срочном порядке добиться изменений к лучшему, изменить культуру нашей работы, ведение дел и уменьшить практику наделения особыми правами», - сказал он.

У иностранцев, переехавших в Ботсвану, кроме всего прочего, будет огромный спрос на прямые рейсы и высокого уровня аэропорты, гостиницы, дома, школы, медицинские услуги, спорт и отдых, ночные развлечения, полеты, туризм и безопасность. Один антверпенский диамантер считает, что в результате может повториться ситуация, существовавшая в прошлые времена. «Я думаю, неизбежно то, что иностранные работники все будут размещаться в одной и той же жилой зоне и будут жить вместе, а не с остальной частью населения».

Что касается местного населения, то у него будут огромные надежды на создание рабочих мест и повышение благосостояния, сказал он. «Несомненно, будет создано много рабочих мест, но, может быть, меньше, чем надеется правительство Ботсваны или чем можно было бы ожидать. Алмазные компании неизбежно будут стремиться сокращать расходы с целью защиты своей доходности, особенно учитывая высокие транспортные расходы, связанные с Габороне, в частности, из-за высокой стоимости транспортных услуг. Так как в настоящее время нет прямых рейсов до Габороне, отправка грузов за границу окажется дорогостоящей и будет занимать много времени. Сокращение расходов будет означать максимальную автоматизацию и контроль над числом занятых в производстве».

Один аналитик сказал, что Ботсвана получит значительные выгоды. «Ясно, что иностранные прямые инвестиции будут большими в результате эффекта домино из-за широкого диапазона видов деятельности, помимо алмазной. Строительство жилья само по себе будет очень выгодным, и будут осуществляться большие проекты. И инвесторы не будут так нервничать по поводу инвестирования в Ботсвану, как они могли бы, вкладывая свои деньги в другом месте. В Ботсване есть демократия, там проводятся выборы каждые пять лет. Закон имеет большую силу, и там никогда не было гражданской войны. И все это создает важные преимущества». 

Еще одним результатом успешной работы по бенефикации, вероятно, будет то, что этот процесс будет находиться под пристальным вниманием соседних стран, желающих скопировать это как в алмазной отрасли, так и в области использования других ресурсов. Способность Ботсваны оказать давление на De Beers и добиться согласия на перемещение операций DTC в эту страну и на диамантеров и изготовителей ювелирных изделий по созданию производств, вероятно, не оставит безучастным весь регион, сказал аналитик. «Производители алмазов, такие как ЮАР, Ангола и Намибия, будут наблюдать, насколько успешно продвигается программа бенефикации. Вероятно, что Зимбабве тоже будет отслеживать ситуацию. Сейчас, когда Кимберлийский процесс разрешил экспорт алмазов с рудника Маранге (Marange), Зимбабве имеет возможности добывать миллионы каратов в год».

Действительно, Джеймс Аллан (James Allan) из компании Allan Hochreiter, являющийся аналитиком по алмазной отрасли ЮАР, зашел так далеко, что сказал, что неизбежная экспансия алмазной отрасли Ботсваны плохо скажется на алмазном бизнесе его собственной страны: «В долгосрочной перспективе эти достижения в Ботсване могут убить гранильную отрасль ЮАР», - прокомментировал Аллан.

Его комментариям вторит Джеймс Кэмпбелл (James Campbell), главный исполнительный управляющий компании Rockwell Diamonds, который сказал изданию miningreview.com, что Ботсвана займет доминирующее положение благодаря большим объемам алмазов, которые будут доступны для производителей бриллиантов в стране, а также легкости ведения бизнеса в стране. «Наилучшим местом в мире, куда нужно будет обращаться за алмазным сырьем в будущем, станет алмазный центр в Габороне, где можно будет получить доступ к ботсванским алмазам, а также к продукции из других стран», - добавил он. 

«Если смотреть дальше, в Южной Африке ведется огромная добыча золота и платины, - указывает Кэмпбелл. - Власти могут принять решение о том, что металлы должны обогащаться на месте. Аналогичным образом Ангола развивает свою нефтяную промышленность. Может ли ее вдохновить то, что будет происходить в Ботсване, и может ли она потребовать, чтобы нефтяные компании проводили переработку большей части нефти в стране и продавали ее из Луанды? Сейчас процесс уже идет, и трудно предугадать, как будет развиваться дело, но нет сомнений, что последствия будут существенными».