Индийские ювелиры получают временное освобождение от «обязательного клеймения» до 14 июня 2021 года

В ответ на судебную петицию, поданную Всеиндийским советом по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem Jewellery Domestic Council, GJC), коллегия Высокого суда в Нагпуре 7 мая 2021 года вынесла временное предписание, запрещающее...

Сегодня

У производителя МПГ Eastplats вырос доход от производств, размещенных в ЮАР

Компания Eastplats, владеющая активами по производству металлов платиновой группы (МПГ) и хрома в Южной Африке, зафиксировала рост выручки на 43%, до 56,1 млн долларов США, за год, закончившийся 31 декабря 2020 года, по сравнению с 39,2 млн...

Сегодня

Майский аукцион АО «АГД ДАЙМОНДС»

На аукционе по продаже алмазного сырья, проведенном 10 мая компанией Grib Diamonds, базирующейся в Антверпене и являющейся торговым подразделением АО «АГД ДАЙМОНДС», выручка превысила 26 млн долларов США.

Вчера

DMIA представит оборудование для проверки бриллиантов в Нью-Йорке

Ассоциация производителей и импортеров бриллиантов Америки в сотрудничестве с программой обеспечения безопасности Совета по природным алмазам и  Комитетом по надзору в ювелирной отрасли проведет  первую ежегодную демонстрацию алмазных...

Вчера

WGC: рост числа случаев COVID в Индии замедлил восстановление спроса в первом квартале

Вслед за здоровым розничным спросом в марте потребительский спрос в Индии в апреле замедлился под давлением резкого роста числа случаев заражения COVID и роста внутренних цен на золото.

Вчера

Залечь на матрасы

19 января 2012

Очевидно, что иск компании Lazare Kaplan International (LKI), поданный против банков KBC и Antwerp Diamond Bank (ADB) 23 декабря, глубоко продуман и подкреплен тщательно подобранной информацией, пишет Эдан Голан (Edahn Golan) в статье, опубликованной 5 января на портале www.idexonline.com. Можно, конечно, предположить, что в этом деле присутствует и изрядная доля эмоций. Но это далеко не обычное острое столкновение в бизнесе. LKI пытается доказать, что деятельность сотрудников KBC и ADB, действовавших совместно с израильским алмазным трейдером Эрезом Дейлиотом (Erez Daleyot) как "предприятие", подпадает под Закон о коррумпированных и находящихся под влиянием рэкетиров организациях (Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act, RICO Act).

В своем иске LKI приводит подробную информацию о компаниях, их акционерах, банковских счетах и доказательства того, как "хозяйствующие субъекты Дейлиота" якобы похитили у LKI алмазов на сумму более $135 млн, использовав полученные средства для оплаты задолженности перед банками. Эти утверждения подкрепляются схемами, показывающими, каким образом в переводе денег якобы были замешаны банки. И это лишь часть упомянутой выше предпринимательской деятельности.

Согласно переданным в суд документам, компания LKI Мориса Темпельсмана (Maurice Tempelsman) утверждает, что обвиняемые и эти люди коллективно создали ассоциацию, осуществлявшую схему действий, подпадающих под противозаконное поведение, которая включала в себя отмывание денег, взяточничество, мошенничество с использованием почтовых отправлений и электронных средств связи, а также международные перевозки похищенного имущества и вымогательство.

Если для вас это напоминает нечто, виденное в кино, то это не случайно. Закон о коррумпированных и находящихся под влиянием рэкетиров организациях был первоначально принят для того, чтобы изобличить мафию в США.

Сенатор Пэт Гиэри: Г-н Чичи, всегда ли при этом использовался буфер?

Уиллис Чичи: Использовалось что?

Сенатор Пэт Гиэри: Буфер. Кто-то между Вами и Вашими возможными вышестоящими руководителями, который передавал Вам фактический приказ кого-то убить.

Уиллис Чичи: Ах, буфер. В семье было много буферов!

(«Крестный отец»)

Эти "буферы" как раз и подпадают под действие упомянутого выше закона. По словам Джеффри Э. Грелла, эсквайра, являющегося консультантом по данному закону и работающего помощником адъюнкт-профессора на юридическом факультете Университета Миннесоты, «в рамках типичного преследования мафии по Закону о коррумпированных и находящихся под влиянием рэкетиров организациях главным обвиняемым (то есть фигурой, против которой нацелен данный закон) является «крестный отец». «Рэкет» является преступной деятельностью, которым занимается мафия, включая вымогательство и взятки. Закон был принят для того, чтобы добраться до человека, стоящего на самом верху, даже если он никогда лично не был замешан в какой-либо преступной деятельности. "Крестный отец может быть заключен в тюрьму, потому что он руководит и управляет преступным предприятием, которое причастно к подобным действиям", - поясняет Грелл.

Компания LKI упоминает в своем иске, что в октябре 2010 года она достигла соглашения об урегулировании своих претензий к банку ABN-AMRO, «в том числе связанных с предполагаемым участием ABN-AMRO в упомянутой выше незаконной схеме". По условиям этого соглашения об урегулировании банк ABN-AMRO выплатил более 50 миллионов долларов и вернул более двух миллионов акций LKI, что составляет около 26 процентов находящихся в обращении акций.

После достижения соглашения об урегулировании с ABN 1 июля 2011 года LKI добилась урегулирования претензий к своим страховщикам по поводу "кражи и незаконного присвоения алмазов LKI", в результате чего LKI получила еще 60 миллионов долларов.

Теперь компания LKI преследует банки KBC и ADB. В своем иске LKI упоминает банки Leumi, HSBC и LGT как «иных участников незаконной схемы". Процесс, кажется, пошел.

Компания LKI далее утверждает, что она получила меньшие результаты в рамках сайта из-за предполагаемых противоправных действий обвиняемых.

Интересно, что сам Дейлиот упоминается в качестве лица, не являющегося ответчиком по данному иску. Темпельсман не преследует Дейлиота напрямую. Правда, никто не знает, что произойдет в будущем.

Кажется, что LKI начинает смелую и долгосрочную процедуру в несколько этапов.

В итальянской истории со времен 16 века передаются рассказы о том, как кланы "залегали на матрасы" или, иными словами, готовились к битве. Когда приближалась межклановая война, семьи переезжали на конспиративные квартиры, а во дворы выносились матрасы для бойцов, занятых на дежурстве. Выражение «залечь на матрасы» было позже популяризовано Марио Пьюзо в его книге «Крестный отец».

Над всем этим стоит задуматься. Хотя мы иногда и беспокоимся по поводу восприятия алмазов потребителями в связи с решениями Кимберлийского процесса (и давайте будем честными: в глазах широкой общественности это совершенно невразумительные решения), в действительности мы должны быть больше обеспокоены тем, как потребители будут реагировать на историю, в рамках которой утверждается, что крупные алмазные компании совместно с рядом больших банков замешаны в отмывании денег, взяточничестве, мошенничестве с использованием почтовых отправлений и электронных средств связи, а также в международных перевозках похищенного имущества и вымогательстве.

В одном из нескольких примеров, приводимых LKI в своем иске, упоминаются алмазные компании, которые "завысили стоимость своих товарных запасов в рамках программы налоговой амнистии примерно на €82,5 млн (т. е. более чем на $100 млн) или примерно в 25 раз по сравнению с балансовой стоимостью таких товарных запасов".

Как читатели газет будут смотреть на алмазную промышленность, увидев схему, по которой, как утверждается, шел «поток денег из банка ADB через подставные компании Дейлиота в связанные с банком KBC проекты в сфере недвижимости", или прочитав, что банки направляли деньги Дейлиоту на покупку частных самолетов и яхт, что отражено в предъявленных списках денежных переводов с указанием сумм, дат и отделений банка?

Хаим Эвен-Зохар (Chaim Even-Zohar), освещая эту историю в журнале Diamond Intelligence Briefs на этой неделе, сравнил все это с историей о Самсоне, обрушившем храм - на филистимлян и на себя. Это отличный образ, сочетающийся с хорошей игрой слов (Темпельсман* в роли Самсона?). Возможный сопутствующий вред всего этого для отрасли огромен, независимо от того, кто прав, кто виноват и как будет урегулировано это дело (и возможные будущие дела).

Как отрасли нам нужно собраться с силами в ожидании результата. Мы тоже должны залечь на матрасы - не потому что мы хотим войны, а потому, что война идет на нас, война за доброе имя очень ценного и уникального продукта. И это будет отнюдь не пижамной вечеринкой.

* Эта фамилия в буквальном переводе звучит как «храмовый человек». - Прим. ред.