Минфин России опубликовал данные о добыче и производстве золота и серебра в январе-ноябре 2021 года

Производство золота в России в январе-ноябре составило 319,56 тонн  (январе-ноябре 2020 года – 314,41 тонн), в том числе: добычного –274,14 тонн (январе-ноябре 2020 – 271,14 тонн), попутного – 15,51 тонн (январе-ноябре 2020...

Сегодня

Petra увеличила производство алмазов и выручку за первое полугодие

Petra Diamonds увеличила выручку за первое полугодие 2022 финансового года на 49%, до 264,7 млн долларов США по сравнению с 178,1 млн долларов годом ранее. Увеличение было вызвано улучшением продаж исключительных камней на общую сумму 77,9 млн долларов...

Сегодня

Tiffany & Co представляет новую ювелирную коллекцию

Компания Tiffany & Co, входящая в группу LVMH,  выпустила новую ювелирную коллекцию под названием Tiffany Knot («Узел Tiffany»). Новая линия украшений, пополнившая список знаковых проектов Tiffany & Co, замыслена как дань уважения Нью-Йорку...

Сегодня

BlueRock Diamonds увеличила выручку в четвертом квартале

Компания BlueRock Diamonds, которой принадлежит алмазный рудник Кареевлей (Kareevlei) в Южной Африке, увеличила свою выручку в четвертом квартале на 68% благодаря более высоким ценам на алмазы. Алмазодобывающая компания заявила, что заработала...

Сегодня

De Beers снова поднимает цены на алмазы

По сообщениям СМИ, компания De Beers повысила цены на алмазы на своей первой в этом году торговой сессии в Габороне, Ботсвана. Информационное агентство Bloomberg сообщает со ссылкой на неназванные источники, осведомленные о происходящем, что De Beers...

Вчера

Залечь на матрасы

19 января 2012

Очевидно, что иск компании Lazare Kaplan International (LKI), поданный против банков KBC и Antwerp Diamond Bank (ADB) 23 декабря, глубоко продуман и подкреплен тщательно подобранной информацией, пишет Эдан Голан (Edahn Golan) в статье, опубликованной 5 января на портале www.idexonline.com. Можно, конечно, предположить, что в этом деле присутствует и изрядная доля эмоций. Но это далеко не обычное острое столкновение в бизнесе. LKI пытается доказать, что деятельность сотрудников KBC и ADB, действовавших совместно с израильским алмазным трейдером Эрезом Дейлиотом (Erez Daleyot) как "предприятие", подпадает под Закон о коррумпированных и находящихся под влиянием рэкетиров организациях (Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act, RICO Act).

В своем иске LKI приводит подробную информацию о компаниях, их акционерах, банковских счетах и доказательства того, как "хозяйствующие субъекты Дейлиота" якобы похитили у LKI алмазов на сумму более $135 млн, использовав полученные средства для оплаты задолженности перед банками. Эти утверждения подкрепляются схемами, показывающими, каким образом в переводе денег якобы были замешаны банки. И это лишь часть упомянутой выше предпринимательской деятельности.

Согласно переданным в суд документам, компания LKI Мориса Темпельсмана (Maurice Tempelsman) утверждает, что обвиняемые и эти люди коллективно создали ассоциацию, осуществлявшую схему действий, подпадающих под противозаконное поведение, которая включала в себя отмывание денег, взяточничество, мошенничество с использованием почтовых отправлений и электронных средств связи, а также международные перевозки похищенного имущества и вымогательство.

Если для вас это напоминает нечто, виденное в кино, то это не случайно. Закон о коррумпированных и находящихся под влиянием рэкетиров организациях был первоначально принят для того, чтобы изобличить мафию в США.

Сенатор Пэт Гиэри: Г-н Чичи, всегда ли при этом использовался буфер?

Уиллис Чичи: Использовалось что?

Сенатор Пэт Гиэри: Буфер. Кто-то между Вами и Вашими возможными вышестоящими руководителями, который передавал Вам фактический приказ кого-то убить.

Уиллис Чичи: Ах, буфер. В семье было много буферов!

(«Крестный отец»)

Эти "буферы" как раз и подпадают под действие упомянутого выше закона. По словам Джеффри Э. Грелла, эсквайра, являющегося консультантом по данному закону и работающего помощником адъюнкт-профессора на юридическом факультете Университета Миннесоты, «в рамках типичного преследования мафии по Закону о коррумпированных и находящихся под влиянием рэкетиров организациях главным обвиняемым (то есть фигурой, против которой нацелен данный закон) является «крестный отец». «Рэкет» является преступной деятельностью, которым занимается мафия, включая вымогательство и взятки. Закон был принят для того, чтобы добраться до человека, стоящего на самом верху, даже если он никогда лично не был замешан в какой-либо преступной деятельности. "Крестный отец может быть заключен в тюрьму, потому что он руководит и управляет преступным предприятием, которое причастно к подобным действиям", - поясняет Грелл.

Компания LKI упоминает в своем иске, что в октябре 2010 года она достигла соглашения об урегулировании своих претензий к банку ABN-AMRO, «в том числе связанных с предполагаемым участием ABN-AMRO в упомянутой выше незаконной схеме". По условиям этого соглашения об урегулировании банк ABN-AMRO выплатил более 50 миллионов долларов и вернул более двух миллионов акций LKI, что составляет около 26 процентов находящихся в обращении акций.

После достижения соглашения об урегулировании с ABN 1 июля 2011 года LKI добилась урегулирования претензий к своим страховщикам по поводу "кражи и незаконного присвоения алмазов LKI", в результате чего LKI получила еще 60 миллионов долларов.

Теперь компания LKI преследует банки KBC и ADB. В своем иске LKI упоминает банки Leumi, HSBC и LGT как «иных участников незаконной схемы". Процесс, кажется, пошел.

Компания LKI далее утверждает, что она получила меньшие результаты в рамках сайта из-за предполагаемых противоправных действий обвиняемых.

Интересно, что сам Дейлиот упоминается в качестве лица, не являющегося ответчиком по данному иску. Темпельсман не преследует Дейлиота напрямую. Правда, никто не знает, что произойдет в будущем.

Кажется, что LKI начинает смелую и долгосрочную процедуру в несколько этапов.

В итальянской истории со времен 16 века передаются рассказы о том, как кланы "залегали на матрасы" или, иными словами, готовились к битве. Когда приближалась межклановая война, семьи переезжали на конспиративные квартиры, а во дворы выносились матрасы для бойцов, занятых на дежурстве. Выражение «залечь на матрасы» было позже популяризовано Марио Пьюзо в его книге «Крестный отец».

Над всем этим стоит задуматься. Хотя мы иногда и беспокоимся по поводу восприятия алмазов потребителями в связи с решениями Кимберлийского процесса (и давайте будем честными: в глазах широкой общественности это совершенно невразумительные решения), в действительности мы должны быть больше обеспокоены тем, как потребители будут реагировать на историю, в рамках которой утверждается, что крупные алмазные компании совместно с рядом больших банков замешаны в отмывании денег, взяточничестве, мошенничестве с использованием почтовых отправлений и электронных средств связи, а также в международных перевозках похищенного имущества и вымогательстве.

В одном из нескольких примеров, приводимых LKI в своем иске, упоминаются алмазные компании, которые "завысили стоимость своих товарных запасов в рамках программы налоговой амнистии примерно на €82,5 млн (т. е. более чем на $100 млн) или примерно в 25 раз по сравнению с балансовой стоимостью таких товарных запасов".

Как читатели газет будут смотреть на алмазную промышленность, увидев схему, по которой, как утверждается, шел «поток денег из банка ADB через подставные компании Дейлиота в связанные с банком KBC проекты в сфере недвижимости", или прочитав, что банки направляли деньги Дейлиоту на покупку частных самолетов и яхт, что отражено в предъявленных списках денежных переводов с указанием сумм, дат и отделений банка?

Хаим Эвен-Зохар (Chaim Even-Zohar), освещая эту историю в журнале Diamond Intelligence Briefs на этой неделе, сравнил все это с историей о Самсоне, обрушившем храм - на филистимлян и на себя. Это отличный образ, сочетающийся с хорошей игрой слов (Темпельсман* в роли Самсона?). Возможный сопутствующий вред всего этого для отрасли огромен, независимо от того, кто прав, кто виноват и как будет урегулировано это дело (и возможные будущие дела).

Как отрасли нам нужно собраться с силами в ожидании результата. Мы тоже должны залечь на матрасы - не потому что мы хотим войны, а потому, что война идет на нас, война за доброе имя очень ценного и уникального продукта. И это будет отнюдь не пижамной вечеринкой.

* Эта фамилия в буквальном переводе звучит как «храмовый человек». - Прим. ред.