Lucapa Diamond на руднике Луло добыла алмаз массой 138 каратов

Lucapa Diamond добыла свой 24-й алмаз весом более 100 каратов на аллювиальном алмазном руднике Луло (Lulo) в Анголе. В сообщении компании об этом говорится, что алмаз массой 138 каратов был извлечен на участке горной добычи 46.

Сегодня

AWDC опроверг сообщения о пренебрежении со стороны Анголы

Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) опроверг утверждения о том, что его попытки убедить Луанду положить конец монополии Дубая на алмазы этой страны были отклонены.

Сегодня

Индийская ювелирная промышленность выражает озабоченность в связи с публичными слушаниями, проведенными Офисом торгового представителя США

На слушаниях в рамках нескольких юрисдикций, проведенных 10 мая в виртуальном формате Офисом торгового представителя США, индийский Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий вместе с отраслевыми торговыми организациями и экспортерами...

Сегодня

Mountain Province объявила финансовые результаты за первый квартал

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила финансовые результаты за первый квартал, закончившийся 31 марта 2021 года, на алмазном руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué). Продано 603 000 каратов алмазов, общая выручка составила 54,2 млн канадских...

Сегодня

FCRF: рост цен на цветные бриллианты в первом квартале 2021 года

Объявляя результаты Индекса цен на цветные бриллианты (Fancy Color Diamond Index) за первый квартал 2021 года, Фонд исследования цветных бриллиантов (Fancy Color Research Foundation, FCRF) отмечает в своем пресс-релизе, что в течение...

Сегодня

Стратегическое переосмысление финансирования отрасли

23 января 2012

Эта статья была написана Яиром Сахаром (Yair Sahar), президентом Израильской алмазной биржи (Israel Diamond Exchange) и опубликована на портале www.israelidiamond.co.il.

Первым и самым основным элементом израильской алмазной отрасли, который требует серьезных изменений, является финансирование. Полное сотрудничество между отраслью и банковской системой по критическому анализу сложившегося положения дел и определению нового порядка имеет существенное значение для нашего развития и роста.

Незадолго до того, как написать эту статью, я вернулся с заседания президиума Биржи, проведенного специально для обсуждения того, что произошло в мировой алмазной отрасли в октябре. Я организовал эту встречу после того, как мы вернулись из летних отпусков, и несколько диамантеров обратились ко мне, высказывая свою обеспокоенность неустойчивым уровнем премий на алмазное сырье, колебанием цен на бриллианты и трендом на понижение цен в прейскуранте Рапапорта.

После заседания я опубликовал сообщение для общественности, в котором объяснил эти вопросы и свою точку зрения на них. Естественно, данные вопросы касаются не только Израиля. На встрече с сайтхолдерами на августовском сайте Филипп Мелье (Philipe Mellier), главный исполнительный управляющий компании De Beers, и Варда Шайн (Varda Shine), главный исполнительный управляющий DTC, тоже прореагировали на повышенную обеспокоенность многих диамантеров в алмазных центрах всего мира. Эти два руководителя обещали поддерживать стабильность цен и объемы запланированных поставок до конца 2011 года. Другие горнодобывающие компании сделали аналогичные заявления. Ясно, что алмазные компании решили уменьшить опасения в отрасли и вновь подтвердить свою уверенность в рынке. В то же время крупные компании, занимающиеся розничной торговлей ювелирными изделиями, опубликовали свои результаты за второй квартал 2011 года. Tiffany & Co, занимающаяся розничной торговлей предметами роскоши, объявила, что ее результаты за второй квартал заслуживают, по меньшей мере, такой же высочайшей оценки, как и результаты первого квартала, когда объем продаж вырос на 20%, а доход на 39%. Показатели второго квартала превзошли ожидания, показав увеличение объему продаж на 30% и чистый доход на 58% (!).

Крупный ритейлер Sterling Jewelers также заявил о внушительном росте во втором квартале, заканчивающемся 30 июля: в течение этого периода, продажи во всей сети увеличились на 11 %, что составляет примерно 800 миллионов долларов. Объем продаж в американском отделении поднялся примерно на 11%, достигнув 640 миллионов долларов. Газета Financial Times отвела место на первой полосе для сообщений о высокой устойчивости американского рынка ювелирных изделий в первом полугодии 2011 года. Показатели подтверждают эту информацию, полученную на месте в разговорах с диамантерами, имеющими представительства в международных торговых центрах. Все это говорит об оживленном спросе на бриллианты и устойчивых ценах на бриллианты на уровне розничной торговли.

Поэтому по состоянию на конец августа можно сказать, что алмазная отрасль находится в хорошем состоянии и в ней проводятся некоторые коррекции. Во время написания этой статьи еще предстояло проведение выставки в Гонконге. На ней определится, потребляет ли рынок ювелирные изделия с бриллиантами в такой же степени или наблюдается некоторое сокращение потребления. Какова бы ни была ситуация, и даже если мы вступаем в период замедления, я верю, он будет коротким и временным.

Таким же был результат разговора, который состоялся у меня с Мартином Рапапортом (Martin Rapaport) после возвращения из летнего отпуска. Рапапорт сказал, что верит в устойчивость рынка, и то, что мы наблюдаем, является всего лишь незначительными корректировками цен, и проблемы вызваны не спросом, а ликвидностью, особенно в Индии и Соединенных Штатах.

Мы с ним согласились, что трудности, стоящие сейчас перед алмазной отраслью, связаны с ликвидностью. Для лучшего понимания этого вопроса, давайте посмотрим на изменения цен на алмазы в этом году: с начала 2011 года цены на алмазное сырье поднялись примерно на 50% по сравнению с последним годом, что означает, что диамантеры должны привлечь еще 6-8 миллиардов долларов для приобретения такого же количества алмазов, как в прошлом году. Для этого им нужно финансирование. Они получили некоторые средства из частных источников и некоторые от индийских банков, которые увеличили финансирование алмазной отрасли во время глобального кризиса. Индийские банки сейчас вступают в более умеренную фазу, снижая темпы и уровень предоставляемого финансирования. Эти изменения оказывают давление на систему, так как диамантерам трудно финансировать покупку алмазов в большем объеме по более высоким ценам 2011 года. В результате этого мы наблюдаем некоторую реализацию активов и коррекцию цен на бриллианты на несколько процентов, предпринятые для движения стоков с целью получения капитала для покупки алмазного сырья.  

Финансирование в Израиле

Раздумывая над наилучшей стратегией для финансирования алмазной отрасли в Израиле, я сначала рассматриваю всю основу, на которой держится наша деятельность: примерно 1 500 умных молодых мужчин и женщин, сильных, переполненных энергией и обладающих неограниченным потенциалом, ведут деятельность в настоящее время на Израильской алмазной бирже. Мы видим их в коридорах, на выставках и в офисах компаний, занимающихся алмазами и бриллиантами по всему миру. Там, где алмазы, там и они. Эти молодые люди являются нашим будущим и нашим двигателем роста.

Наша алмазная отрасль находится в хорошем состоянии, основана на опыте, передаваемом от одного поколения к другому, профессионализме и мудрости. Наш комплекс зданий Биржи – крупнейший в алмазном мире – функционирует как закрытая, надежная и хорошо защищенная система, под одной крышей предоставляющая все услуги, необходимые диамантеру. Мы имеем особую отрасль с судебной системой, выстоявшей испытания судами и снискавшая похвалу за свои судебные решения, и системой контроля и мониторинга, которой нет равных в какой-либо другой системе или на любом другом рынке.

Наш вклад в израильскую экономику имеет огромнейшее значение. В течение десятилетий мы поддерживаем прекрасные отношения со всеми соответствующими государственными учреждениями; теплые, открытые и прозрачные отношения с банками, финансирующими алмазный бизнес, и хорошие связи со всеми алмазными центрами в мире, включая страны, не имеющие дипломатических связей с Израилем, так что мы также вносим вклад в международные отношения страны.

Израильская алмазная отрасль имеет прекрасную репутацию, куда бы мы ни приехали. Примером является тот факт, что израильтяне Моти Ганц (Moti Ganz), Ави Паз (Avi Paz) и Эли Ицхакофф (Eli Itzhakoff) являются руководителями самых важных организаций мировой алмазной отрасли. У нас стабильное руководство, которое передает эстафету, используя честные, прозрачные и демократические процессы, и для жизни в алмазной промышленности характерна истинная дружба, взаимная ответственность, семейная теплота и многое другое.

Я уверен, что все эти сильные стороны помогли нам создать наши крепкие и открытые взаимоотношения с банками. Но, несмотря на все эти преимущества и наши хорошие дружеские отношения с банковской системой, мы знаем, что финансирование, которое мы получаем,  не соответствует нашим возможностям и не дает нам средств, которых мы заслуживаем.

Алмазы/Недвижимость

Важно помнить, что наш рабочий инструмент – деньги. Если бы отрасль по строительству недвижимости получала бы финансирование таким же образом, как и алмазная, ни один подрядчик не смог бы построить даже одну комнату. Просто представьте себе, что бы случилось, если подрядчику самому пришлось бы покупать землю, как мы покупаем партии алмазов, а затем он должен был бы возводить здание, как мы производим бриллианты, и после этого нужно было бы продать квартиры, как мы продаем бриллианты, и затем ожидать оплату по контракту на продажу в лучшем случае в течение 90 дней. И все это при 50-процентном финансировании. Покажите мне подрядчика, который смог бы выжить в таких условиях. Мы работаем таким образом в течение десятилетий, несомненно доказывая, насколько сильна израильская алмазная отрасль. Если нужны еще доказательства тому, что банкиры могут чувствовать себя в безопасности в отношении израильских диамантеров и алмазной отрасли, то мы можем отметить наше поведение во время недавнего экономического кризиса. В то время как обваливались целые страны и гигантские корпорации, израильская алмазная отрасль продемонстрировала свою   устойчивость и чувство ответственности в своих сделках с поставщиками, клиентами и в особенности с банками. Диамантеры урезали закупки алмазного сырья, сократили свои производственные системы и заставили свой персонал дойти до каждого уголка мира. По просьбе банков и в сотрудничестве с диамантерами мы привлекли больше акционерного капитала и усилили наше обеспечение банкам – это меры, которые помогли стабилизировать и успокоить банковскую систему.

Но когда кризис закончился, и отрасль начала двигаться вперед, наша банковская система не смогла позволить нам закупить алмазное сырье, когда цены были низкие, или резко продвинуться вперед с началом возобновления роста в 2009 году. 

Цифры подтверждают это: до кризиса кредит для алмазной отрасли составил 2,5 миллиарда долларов, а в настоящее время он всего лишь 1,7 миллиардов долларов. Хотя кредитные линии уменьшились примерно на 30%, цена на алмазы увеличилась на 20% выше уровня, существовавшего до кризиса. Эта разница в 50% дает около 1 миллиарда долларов, и это в то время, когда оборот вернулся до своего докризисного уровня. Отчасти для устранения этого расхождения диамантеры также продолжают использовать свой акционерный капитал. 

Мозговой штурм

Взаимоотношения с банковской системой в Израиле важны для нас, как воздух, которым мы дышим. Мы считаем, что это также имеет важное значение и для банков, которые в течение многих лет получали выгоду от своих взаимоотношений с нами, как в смысле масштабов, так и получаемого дохода. 

В свете этого предположения, нет сомнения, что существует настоятельная необходимость пересмотреть финансирование отрасли, заново переосмыслить старые привычки, которые стали неотъемлемой частью нашего ежедневного поведения. 

Семьдесят лет опыта являются прекрасным фундаментом, основываясь на котором можно – и важно – подумать на 20 лет вперед. Отрасль в настоящее время не такая, как была в прошлом.

Раньше бы мы сидели в Рамат-Гане (Ramat Gan) в ожидании заказчиков, которые придут к нам купить у нас бриллианты, а сейчас мы бегаем за ними, где бы в мире они ни находились. Когда-то мы заключали крупные сделки с несколькими заказчиками, а сейчас мы заключаем десятки и сотни мелких сделок с большим количеством заказчиков. Раньше мы бы встречали наших заказчиков лично, а сейчас мы продаем по электронной почте и через веб-сайты. Когда-то мы были производителями или экспортерами, или торговцами, а сейчас мы выступаем во всех этих ролях сразу, и во многих случаях то же можно сказать и о производителях ювелирных изделий и/или ритейлерах. Когда-то мы были централизованной отраслью, а в настоящее время мы значительно диверсифицированы, образуя прочную сеть, безопасную в плане качества.

Несмотря на эти огромные изменения, банковская система все же сохраняет свой консервативный подход, в котором экспортные сделки рассматриваются как гарантии только второго или третьего порядка. Есть много идей, которые мы можем развивать вместе, такие как финансирование закупок алмазов из проверенных первичных источников, переоценка нашей собственности в качестве обеспечения и многое другое.

Мы знаем, что банки работают не в вакууме, они обязаны соответствовать требованиям регулятора. Нет сомнения, что стандарты Basel II и грядущий стандарт Basel III требуют, чтобы и сами банки, и регулятор следовали новым правилам поведения, отвечая беспрецедентным требованиям. Мы все это учитываем и, тем не менее, это не умаляет нашего желания - и потребности – достичь прогресса.

Поэтому, как я заявил на последней генеральной ассамблее, я создал группу с участием профессора Джакоба Френкеля (Jacob Frenkel), бывшего управляющего Банка Израиля (Bank of Israel), одного из самых выдающихся ученых и величайших экспертов в области международной экономики и макроэкономики в Израиле и мире, который вызвался добровольно оказывать нам помощь, а также таких диамантеров, как Дани Штейнмец (Dani Steinmetz), Лев Левиев (Lev Leviev) и Эллиот Танненбаум (Elliot Tannenbaum).

За недели, прошедшие со времени моего избрания президентом, я поговорил с банкирами высочайшего ранга, которые выразили желание, даже можно сказать, стремление, пересмотреть финансирование алмазной отрасли и сесть вместе с нами, чтобы выработать новые и оригинальные идеи.

Все мы, как диамантеры, так и банкиры, признаем, что весь мир стал другим и что алмазная отрасль, некогда считавшаяся консервативной, изменилась до неузнаваемости. Эта группа для мозгового штурма, состоящая из самых выдающихся руководителей в этой области в Израиле, сконцентрирует свои усилия на выработке долгосрочной стратегии. Я уверен, что вместе с Израильским алмазным институтом (Israel Diamond Institute) и Израильской ассоциацией производителей бриллиантов (Israel Diamond Manufacturers Association) под руководством Моти Ганца мы добьемся успехов в выработке эффективных мер, в поиске путей для увеличения наших кредитов, в изучении вопроса гарантий и в усовершенствовании системы финансирования отрасли. Мы верим, что этот мозговой штурм внесет значительный вклад в деятельность банков и нашей алмазной отрасли.

Сотрудничество – это улица с двусторонним движением. Поэтому, даже до начала обсуждения долгосрочных изменений, я могу вас заверить, что в краткосрочной перспективе мы намеревались принять решительные меры как к членам Алмазной биржи, которые не выполняют своих договоренностей, так и по отношению к банкам. Я дал указания соответствующим службам Алмазной биржи принять имеющиеся в нашем распоряжении юридические меры с целью обеспечения того, чтобы ни один участник биржи, который не выполняет основных правил и не соблюдает устава Биржи, не может возвратить свои долги и не способен достичь приемлемых соглашений об оплате и тем самым перекладывает экономический риск на других членов биржи, не мог продолжать ходить по нашим залам, словно ничего не случилось. Банк – это очень серьезное учреждение, к которому мы испытываем большое уважение, и мы, конечно, рассматриваем такое сотрудничество с банками в качестве нашего приоритета. На праздничном мероприятии, проведенной Банком Игуд (Bank Igud) в начале сентября, я поделился воспоминаниями пятилетней давности: на Всемирном алмазном конгрессе (World Diamond Congress), проведенном в Израиле в 2006 году, нас спросили на пресс-конференции, на которой присутствовало около 50 журналистов со всего мира, как мы планируем конкурировать с Индией, Китаем и другими алмазными центрами, когда у нас нет ни местного источника алмазного сырья, ни дешевой рабочей силы, а только, по мнению задавшего вопрос журналиста, атаки террористов и взорванные автобусы.

Я ответил, что Израиль – наш дом. Каждый из нас может жить, где ему угодно, а мы выбрали жизнь в Израиле. Именно здесь мы хотим растить своих детей и видеть, как они растят своих. И именно поэтому мы прилагаем все усилия для того, чтобы сделать алмазную биржу энергичным, преуспевающим местом, таким местом, где хорошо находиться. Для реализации этой потенциальной возможности нам необходима банковская система, стабильная, способная оказывать поддержку и являющаяся вместе с тем креативным и полноправным партнером в нашей работе по восстановлению и развитию. Я уверен, что так и будет. Вместе мы создадим лучшее будущее.