Прогноз АЛРОСА по добыче алмазов в 2021 году остался прежним - 31,5 млн кар

Во вторник АЛРОСА опубликовала финансовые результаты за 1 кв. 2021 года по МСФО, в которых отмечается, что выручка компании снизилась на 8% кв/кв до 90,8 млрд руб. в связи со снижением объемов реализации алмазов, частично компенсируемым улучшением...

Сегодня

В этом году в секторе МПГ будет наблюдаться профицит

Химическая компания Johnson Matthey сообщила в своем последнем докладе о рынке металлов платиновой группы (МПГ), что в этом году на нем будет наблюдаться профицит, несмотря на 27-процентный рост спроса на автокатализаторы.

Сегодня

Rio Tinto представляет последнюю коллекцию розовых, красных и голубых бриллиантов с рудника Аргайл

Rio Tinto открыла предварительный просмотр редких розовых, красных и голубых бриллиантов в рамках последних торгов со своего легендарного рудника Аргайл (Argyle) в отдаленном восточном регионе Кимберли в Западной Австралии.

Вчера

First Element и DDFF предлагают предтендерное финансирование

Компания First Element Diamond Services объявила о том, что в сотрудничестве с алмазным финансовым фондом Del Gatto (Del Gatto Diamond Finance Fund DDFF) предлагает своим клиентам предтендерное финансирование для обеспечения алмазодобычи.

Вчера

Gembridge подписала соглашение с Chinastone, чтобы стимулировать цифровые продажи драгоценных камней машинной огранки во всем мире

Платформа для торговли цветными драгоценными камнями в цифровом формате Gembridge подписала соглашение с компанией Chinastone на эксклюзивные поставки цифровых продаж природных драгоценных камней высокоточной машинной огранки, что, как ожидается, приведет...

Вчера

Цепочка ответственности при поставках алмазов Совета по ответственной ювелирной практике: разрушение стоимости вместо ее создания

19 декабря 2011

Каждый день наша входящая электронная почта наполнена полными энтузиазма объявлениями об еще и еще одной компании, сертифицированной Советом по ответственной ювелирной практике (Responsible Jewellery Council, RJC), как «соответствующей стандартам в области этики, прав человека, социальной ответственности и экологии», установленным сертификационной системой членов RJC, - пишет Хаим Эвен-Зохар (Chaim Even-Zohar), президент влиятельной алмазной консультационной компании Tacy Ltd., находящейся в Тель-Авиве, в своей статье, опубликованной на портале www.diamondintelligence.com. Эти компании могут (еще) не знать того, что RJC собирается объявить свои стандарты в отношении «цепочки ответственности при поставках» алмазов (Chain of Custody), которые - при самой большой доброй воле в мире – никогда не смогут надлежащим образом соблюдать более чем 98 процентов алмазного сообщества  RJC.

Конечно, RJC является не более чем частной инициативой, нацеленной на предоставление  своим членам бренда, который может внушать доверие среди ритейлеров и потребителей. В этом нет ничего плохого, и, честно говоря, это не наше дело. Это дело касается только членов RJC.

Но когда организация навязывает «невыполнимые» стандарты своим членам, когда она ставит условия, которые разрушат стоимость бизнеса их клиентов, и когда она создает «миф» о соответствии, «фикцию» соответствия на рынках ювелирных изделий с бриллиантами, это сильно беспокоит весь алмазный бизнес. Всегда  неизбежно будет видна надуманность претензий RJC, неожиданным образом сказывающаяся не только на ее членах, но и на всей алмазной отрасли в целом. Этого нужно избежать любой ценой.

Это серьезные заявления, и я уделю значительное время и усилия для объяснения и освещения этой озабоченности  в этой и других публикациях. Все, чего я хочу сегодня добиться, это призвать RJC не торопиться и не нанести непоправимый урон своей собственной организации, своему бренду и алмазному бизнесу, а также отложить запланированное введение своих стандартов «цепочки ответственности при поставках» алмазов. Кроме того, ей надо устранить изъяны, касающиеся применения сертификационного механизма, а не продолжать «сертификационную гонку» с целью достижения критической массы членов среди обрабатывающих предприятий и получения средств для финансирования своих годовых накладных расходов в размере £2 миллионов.

Концепция, заимствованная из правоохранительных органов по борьбе с наркотиками

Что такое «цепочка ответственных поставок»? Этот термин сначала использовался правоохранительными органами, ведущими борьбу с международной контрабандой наркотиков, направленную не просто на то, чтобы посадить в тюрьму проститутку, которую застали курящей несколько «закруток с марихуаной», а чтобы добраться до ее поставщика, импортера оптовых партий и фактического производителя наркотиков. Судам нужен был способ, позволяющий проследить путь наркотика до его источника таким образом, чтобы это свидетельство было пригодно для использования в суде.

Таким образом, классическое определение «цепочки ответственности при поставках» относится к «хронологическому документированию или документальному отслеживанию - в физическом или электронном виде, - которые отражают захват и хранение улик, распоряжение ими, их передачу, анализ и уничтожение». 

Идея регистрации «цепочки ответственности при поставках» заключается в том, чтобы установить, что предполагаемое свидетельство действительно связано с предполагаемым преступлением, а, например, не сфабриковано с целью предъявить кому-либо обвинение.

Снова о сырье

Именно в лесной промышленности впервые была принята концепция «цепочки ответственности при поставках». Она позволила создать (в 2004 году) стандарт, который бы предоставлял информационную связь между сырьем, включенным в продукт, основанный на использовании древесины, и происхождением этого сырьевого материала. Это было сделано ввиду того, что большое количество потребителей искало подтверждения экологически чистой деловой практики и требовало подтверждения и доказательства от промышленности, связанной с лесом, что используемый ими лес поступает из надежно управляемых источников. Следовательно, велись рассуждения о том, что бизнесу нужен надежный и вызывающий доверие механизм для обеспечения своих заказчиков информацией о происхождении сырья.

Концепция «цепочки ответственности при поставках» стала ближе к алмазам и ювелирным изделиям в связи с подписанием в июле 2010 года президентом США Бараком Абамой Закона Додда-Франка о реформе Уолл-Стрит и защите потребителей (Dodd-Frank Wall Street Reform and Consumer Protection Act). Начиная с 1 января  2012 года открытые акционерные компании (зарегистрированные на фондовых биржах США) должны будут оценивать свое соответствие новым требованиям в плане раскрытия сведений о «конфликтных полезных ископаемых», относящихся к списку полезных ископаемых (исключая алмазы) из Демократической Республики Конго (ДРК) и соседних с ней стран. Закон не делает юридического исключения в связи с малозначительностью поставок, поэтому с этим столкнутся компании, использующие даже самые небольшие количества соответствующих материалов в своей продукции или в своем производственном процессе.

Соответствующая часть закона Додда-Франка (Раздел 1502) направлена на прекращение эксплуатации конфликтных полезных ископаемых в ДРК и торговли ими, что, по мнению Конгресса, помогает финансировать войны в регионе. В течение нескольких лет различные неправительственные организации искали возможности оказания влияния на компании, использующие эти полезные ископаемые в своей продукции с тем, чтобы поставлялись только неконфликтные полезные ископаемые. В соответствии с разделом 1502 от тысяч компаний требуется раскрывать информацию о том, используют ли они в своих продуктах конфликтные полезные ископаемые из ДРК и соседних с ней стран.

Утверждение «мы не знаем» не принимается. Неправительственные организации, вполне вероятно, будут использовать общественное давление в отношении компаний, которые используют или не могут подтвердить, что они не используют конфликтные полезные ископаемые для того, чтобы они изменили источники поставки или усовершенствовали контроль за цепочкой поставки. Это нужно учитывать и в алмазной отрасли.

Влияние на ювелирную отрасль

Так как золото включено в закон Додда-Франка, то влияние явно сказывается и на ювелирной отрасли, даже если закон касается только публично зарегистрированных компаний. Поскольку в золотодобывающей отрасли сырье проходит процесс плавки на ограниченном (и хорошо известном) количестве обогатительных заводов, то, похоже, возможно документально отследить путь от источника к ювелирам.

Алмазы не были включены в закон Додда-Франка потому, что у нашей отрасли есть Кимберлийский процесс, который, несмотря на его недостатки, все еще считается самым эффективным и убедительным способом для предотвращения попадания конфликтных алмазов на рынки. Мы выпали не «случайно».

В RJC решили включить соблюдение стандарта «цепочки ответственности при поставках» для разных металлов в свои требованиях к членству. Есть веские аргументы для распространения стандартов Додда-Франка также на небольшие, не открытые акционерные компании. Но RJC также хочет включить алмазы в «цепочку ответственности при поставках», что, на наш взгляд, фактически невозможно, принимая во внимание структуру нашей отрасли. Это намерение включить алмазы показывает, насколько слабо руководство RJC в действительности понимает алмазный бизнес.

Давайте обратимся к цифрам: по консервативной оценке, мировой объем производства бриллиантов составляет 1,1 миллиарда камней. Мы считаем, что 97,8 процента произведенных бриллиантов весит менее 0,18 карата, что дает более одного миллиарда камней в год. Если считать, что примерно 91 процент от числа произведенных бриллиантов имеет вес менее 0,07 карата, это тоже дает около одного миллиарда камней в год.

Алмазная отрасль имеет множество систем запасов

Так как очень небольшое количество горнодобывающих компаний поддерживает RJC, и даже среди них некоторые (включая De Beers) имеют серьезные сомнения в возможности внедрения цепочки ответственности за поставки, то ясно, что в рамках глобального производства только небольшая часть «цепочек ответственности при поставках» может действительно начинаться от источника горной добычи.

Но дело не в этом. RJC хочет, чтобы ее члены разделяли свои товарные запасы на два вида: один для тех алмазов и бриллиантов, на которые имеется документация, соответствующая условиям «цепочки ответственности при поставках» («чистый сток»), а другой – для товаров, не подпадающих под стандарты «цепочки ответственности при поставках» (назовем это «грязным стоком»).

Поскольку управление как чистым, так и грязным стоком громоздкое и чрезмерно дорогое, то RJC предполагает, что алмазная отрасль перейдет к двухуровневой системе ценообразования и что потребитель и ювелир будут платить больше за алмаз или бриллиант, поступающий из чистого стока, чем за алмаз или бриллиант из грязного стока. Таким образом, два идентичных камня будут иметь совершенно разные цены.

В действительности такое вряд ли случится. Кроме того, если кто-то имеет два пакета алмазов идентичной категории как в чистом стоке, так и в грязном стоке, то реально ли предполагать, что диамантер или его клиент не смешают все товары вместе? В проекте кодекса RJC говорится, что когда чистый сток смешивается с грязным стоком, он теряет статус чистого стока.

Физические свойства алмазов и торговая практика

В отличие от металлов, алмазы невозможно соединять в одно целое или сплавлять воедино. Принимая во внимание, что их невозможно плавить, может показаться, что их разделение по принципу происхождения должно быть более простым, чем для материалов, способных плавиться, таких как золото. Это было бы так, если бы алмазы были однородными, как золото.

В случае с алмазами, кроме неоднородности в общем смысле, каждый камень уникален, они различаются по размерам, форме и другим физическим свойствам, обусловленным включениями, присутствующими в разных пропорциях и в разных местах в кристаллической структуре, и все это непосредственно влияет на стоимость любого отдельного алмаза и бриллианта.

Неоднородность выражается в таких параметрах, как вес, форма, цвет и чистота для алмазов, и вес, форма, расположение граней, глубина, цвет, чистота и качество огранки  для бриллиантов.

Такая неоднородность требует как отделения, так и объединения отдельных камней и партий (называемых «пакетами» в торговле), происходящих из разных источников с целью формирования пакета, содержащего достаточное количество камней, которые подпадают под набор параметров, необходимых клиенту. Навыки и опыт торговца алмазами являются его способностью создавать пакеты под заказ для того, чтобы удовлетворить требования своих клиентов. Другими словами, навыки торговца в работе с алмазами и его способность оптимизировать доходы, зависят от способности смешивать товар.

В процессе торговли пакеты смешиваются и даже несколько раз, в зависимости от потребности клиента и наличия товара для поставки. Цепочка ответственности при поставках, предлагаемая RJC, основана на том, чтобы НЕ смешивать чистый сток с другими стоками. Для торговца алмазами и бриллиантами это не имеет какого-либо смысла с коммерческой точки зрения. Это разрушает стоимость.

Партнеры RJC по горной добыче пребывают в задумчивости

Начальное финансирование RJC производилось в большей части горнодобывающими компаниями, в частности, De Beers, Rio Tinto и BHP Billiton. У них были для этого причины: клиентами тратится много денег на демонстрацию того, что они соблюдают принципы наилучшей практики (Best Practice Principles) или иные требования по корпоративной ответственности. В первые годы существования RJC считалось, что разовая сертификация, проведенная одной объективной организацией, может удовлетворить требования многих производителей и позволит сэкономить деньги. 

Этого не получилось. До сих пор только BHP Billiton, на долю которой приходится 2 процента мирового производства алмазов, а также Rio Tinto поставили сертификацию RJC условием для некоторых своих клиентов при покупке ими алмазного сырья. Сертификационная схема сообщества RJC совершенно порочна, так как она позволяет клиенту «выбрать на свой вкус» ту часть своей бизнес-группы, которую следует сертифицировать. Во многих случаях RJC даже не знает обо всех компаниях в отдельной клиентской группе.

Таким образом, компания, которая не выполняет своих обязательств по платежам банкам и клиентам, имеет не прошедшую аудит и сомнительную бухгалтерскую документацию, участвует в многократном отмывании денег или вовлечена в судебные процессы по поводу мошеннических действий в отношении своих партнеров или бывших партнеров, все равно не имеет никаких проблем с сертификацией советом RJC. Кроме того, группы компаний, которые также имеют подразделения, ведущие активную торговлю зимбабвийскими товарами, не соответствующими требованиям КП, могут получить сертификацию через другую компанию группы.

Мы так понимаем, что De Beers уже приняла решение о том, что сертификация RJC не будет принята в качестве альтернативы или замены ее собственного механизма сертификации клиентов. Кроме того, еще совсем не определен вопрос ее собственного будущего членства в RJC.

Как уже упоминалось, в своей нынешней «погоне за сертификацией» с целью создания критической массы членов из числа участников перерабатывающей части алмазного трубопровода RJC явно не обеспокоен тем, что раскрытие серьезных этических нарушений, допущенных одним членом, может бросить тень на всех членов и на восприятие бренда RJC.  Вместо того чтобы сосредоточить внимание на осуществлении «правильной» сертификации своих членов, RJC стремится добиться принятия своих стандартов «цепочки ответственности при поставках» алмазов.

Что RJC, похоже, не может понять, так это то, что каждая горнодобывающая компания продает свою продукцию напрямую избранному количеству алмазных компаний через систему постоянного распределения, тендеры и аукционы, и что никакая производственная или торговая компания не может закупать продукцию в объеме, который бы на 100 процентов закрывал ее торговые и производственные потребности, непосредственно у горнодобывающих компаний.

Раскрытие имен поставщиков

У De Beers, например, продается бóльшая часть боксов, предлагаемых на сайтах (которые квалифицировались бы как чистый сток), и сайтхолдеры DTC обычно закупают  основные объемы своих потребностей на рынке.

Для того чтобы чистый сток сохранял за собой этот качественный статус, покупатель и его последующий покупатель, а также другой последующий покупатель должны знать, от какого сайтхолдера DTC происходит товар. Забудьте об этом. Такого не будет. Даже сегодня некоторые боксы DTC продаются таким образом, что покупатель не знает, кто продавец, доверяя посреднику.

Боксы, приобретаемые у горнодобывающих компаний, всегда содержат ассортимент в пределах определенного набора параметров, и неизбежно включают такие части, которые не соответствуют характеру и/или профилю производства производителя. Кроме того, часть, которая соответствует им, никогда не удовлетворяет на 100 процентов объемы для нужд производства и мощностей компании в определенный момент времени. Таким образом, бриллианты, выпускаемые сайтхолдерами DTC, фактически всегда представляют собой смешанную продукцию, в которой присутствуют камни, полученные не от DTC.

Для удовлетворения потребностей отдельных производителей бриллиантов существует очень активный и фрагментированный вторичный рынок алмазного сырья, состоящий из других производителей, брокеров и дилеров, через которые восполняется нехватка и сбываются излишки. В результате этого пакеты алмазов от разных источников смешиваются и повторно смешиваются, причем неоднократно, не только какой-то одной компанией, но и всем рынком в ходе торговли между его участниками.

Чрезвычайная дестабилизация торговли и проблемы с источниками

Для того чтобы работала «цепочка ответственности при поставках», предлагаемая RJC, каждый алмаз – с рудника до потребителя – должен проходить ТОЛЬКО через руки, сертифицированные по стандартам чистого стока. Точнее говоря, если определенный алмаз или бриллиант (независимо от того, весит ли он 10 каратов или одну сотую карата) оказывается в какое-то определенное время по ходу цепочки создания стоимости во владении компании, не сертифицированной по стандартам чистого стока, то статус чистого стока утрачивается. Алмаз или бриллиант становится менее ценным, второразрядным «загрязненным» камнем.

Таким образом, система чистого стока, по ожиданиям RJC, приведет к тому, что члены RJC, сертифицированные по стандартам чистого стока, будут торговать между собой. Это означает, по существу, что диамантеры, соответствующие стандартам чистого стока, будут иметь ограниченные возможности в плане источников поставок. Они не смогут покупать товары у поставщиков, не относящихся к чистому стоку, если они захотят поддерживать свой статус чистого стока, которым дорожат. Конечно, из-за сегрегационной системы большинство диамантеров, соответствующих стандартам «цепочки ответственности при поставках» будут создавать два разных комплекта стоков в любом случае. Но если предположить, что диамантер не захочет «переключаться» с запасов, не относящихся к чистому стоку, к запасам, относящимся к чистому стоку, ему может оказаться трудно удовлетворить требования клиента, если его клиент требует чистый сток. 

Итог таков: все это - внедрение отдельных систем товарных запасов; появление двухуровневой системы ценообразования (делящейся на алмазы из «первого класса» и алмазы из «багажного отделения»); устремления торговцев, соответствующих стандартам чистого стока; запрет на поставку чистого стока клиенту с добавлением нескольких камней из запасов, не относящихся к чистому стоку, - приведет к большой дезорганизации  в алмазном трубопроводе.

Доверие и порядочность

Трудность заключается в том, что RJC ожидает, что внешние аудиторы при проверке в любой компании действительно смогут определить, относится ли то или иное общее количество каратов к тому или иному товарному запасу. Как аудитор узнает, что алмаз весом 0,25 карата высокого качества был заменен на алмаз низкого качества?

Но более того: аудитор может проводить аудит только одного уровня в алмазном трубопроводе. Предположим, что некто Р. из Нью-Йорка купил камень из чистого стока у  некоего М. из Нью-Йорка. Поскольку аудитор видит, что М. является человеком, сертифицированным по стандартам чистого стока, он не проводит аудит документов М. – а что если  камень поступил из запасов М., не сертифицированных по стандартам чистого стока? Кроме того, стандартный аудит RJC проводится раз в три года! Бреши в этой системе могут легко конкурировать с дырами в любом хорошем швейцарском сыре. При всей этой «шумихе», на самом деле мы никогда не узнаем, действительно ли сертифицированный по стандартам чистого стока человек соблюдает эти стандарты. 

«Цепочка ответственности при поставках» RJC в очень большой степени основана на «доверии и порядочности». Вы просто должны верить поставщику – и поставщику поставщика. А когда вы посетите Сурат или Мумбай, где сектор по обработке алмазов основан на субподрядах, по которым производители передают пакеты алмазов с «оценкой выхода годного» субподрядчикам и получают назад бриллианты, вы просто должны надеяться, что камни не подменены. Будет ли RJC считать «весь пакет» соответствующим чистому стоку или отсертифицирует каждый камень - на самом деле никто никогда ни в чем не будет уверен.

Надежда на систему гарантий Всемирного алмазного центра

Именно это я и имел в виду, говоря о «мифах» и «фикциях» - «цепочка ответственности при поставках» является фикцией, которую на самом деле невозможно проверить. Механизм «цепочки ответственности при поставках» RJC может «вытащить» то, что он основан на саморегулировании системой гарантий, существующей в торговле алмазами, введенной Всемирным алмазным советом (World Diamond Council, WDC) в связи с Сертификационной схемой Кимберлийского процесса (Kimberley Process Certification Scheme, KPCS). В этом отношении независимый аудитор компании подлежит контролю со стороны государства (как указано в законе о полномочиях ССКП в странах-участниках ССКП), в то время как аудит аудиторской проверки по системе аудита RJC проводить не принято.

Согласно системе саморегулирования Всемирного алмазного совета, неверное отражение данных может привести к уголовному наказанию и вообще привести к изгнанию нарушителя из алмазного бизнеса. Если ты являешься очень серьезным мошенником в RJC, самое плохое, что может случиться – упаси господи, – так это возможное исключение члена из сообщества RJC. Это, должно быть, действительно страшная сдерживающая сила.

Существенный недостаток  стандарта «цепочки ответственности при поставках», предложенного RJC

«Цепочка ответственности при поставках» полностью основана на сегрегации торговых запасов. Она не учитывает тот факт, что неоднородная природа алмазов требует разделения на категории на основе физических характеристик, которые также являются основой стоимости алмазов, независимо от источника их поступления. Разделение на категории по источникам не имеет смысла, и это проводится в ущерб потребности торговцев алмазами набрать критическую (продаваемую) массу камней в конкретных и необходимых количествах, разбитых на категории, необходимые для конкретных коммерческих целей. Такое накопление требует сбора и комбинирования товарных единиц из разных источников. Другого пути нет.

Подавляющее большинство торгуемого объема камней имеет удельную стоимость и доходность, которые делают дальнейшую категоризацию или сегрегацию по источникам поступления экономически невыгодными. Это порождает полную неэффективность управления закупками, запасами и продажами, то есть всего бизнес-цикла. Сегрегация по источнику поступления разрушает стоимость. Непосредственная обязанность любого коммерческого предприятия – создание стоимости, а не сознательное ее разрушение.

Некоторые обозреватели из RJC предложили «начинать с крупных камней» (где более возможно отслеживание отдельных камней) и оставить пакеты мелких алмазов на потом. Это чистой воды лицемерие: если источник крупного камня не надежен (с точки зрения RJC), то камни помельче из этого же источника не должны рассматриваться как соответствующие стандартам «цепочки ответственности при поставках». Кроме того, при такой подходе не учитывает тот факт, что дополнительная стоимость сегрегации алмаза одна и та же, независимо от размера или стоимости, будь то алмаз весом в 100 каратов высшего качества или алмаз весом 0,01 карата самого низкого технического качества.

Автор данной статьи поддерживает любую концепцию, идею или любую систему, которая повысит прозрачность и обеспечит всем участникам цепочки поставок бóльший комфорт в плане этических источников поступления и обработки алмазов. Необходимо заняться недостатками Сертификационной схемы Кимберлийского процесса, и при председательстве Соединенных Штатов можно быть уверенным в том, что реформы ССКП станут первоочередным вопросом.

Но участники как RJC, так и ССКП должны понимать, что сертификация бриллиантов путем разделения на «хорошие» (чистые) и «нехорошие» (грязные) вызовет противоречащую интересам дестабилизацию цен. Это приведет к тому, что небольшие алмазы более низкой стоимости будут стоить больше, чем определенные категории более крупных алмазов более высокой стоимости. Кроме того, ни один диамантер не хочет разрушать стоимость. Если бы от него потребовалось держать два стока, он будет это делать, но вес в каратах будет свободно переходить из категории в категорию, и это невозможно подвергнуть аудиту третьей стороной, а значит,  принудить его к этому.

Все это создаст большую путаницу на рынке розничных продаж и нанесет вред доверию потребителей - вероятно, непоправимый. Что RJC до сих пор достигла, так это создала глубоко порочную систему сертификации, которая не выдержит никакого объективного испытания. Она сейчас усугубляет недостатки, вводя стандарт, при котором ни один диамантер не выживет, но который необходимо выполнять, раз уж он вынужден это делать.

Не дайте им запугать вас…

Есть тенденция «запугивать» отрасль тем, что, если она не примет такую «цепочку ответственности при поставках», ее может ввести американское правительство. Это чепуха. Нет никаких планов включения дополнительных полезных ископаемых в закон Додда-Франка.

Казначейство США, несущее полную ответственность за ССКП, не позволит внести какой-либо новый элемент в ССКП, если он не осуществим. В этой связи механизм «цепочки ответственности при поставках» RJC является бессмысленным в том плане, что он не позволяет правительствам прочнее взять в свои руки цепочку стоимости - наоборот, «цепочка ответственности при поставках» запутает цепочку стоимости, а не сделает ее более эффективной, прозрачной и подотчетной.

Система «цепочки ответственности при поставках» RJC будет основана в лучшем случае на мифе и фантазии, а в худшем случае, превратит членов RJC в обманщиков. Оба эти варианта должны быть достаточной причиной для того, чтобы RJC прекратило свою ежедневную массовую сертификацию и проанализировала свои принципы. Если есть необходимость в RJC – и здесь я должен поставить знак вопроса, - то она должна быть способна продемонстрировать, что членство в ней добавляет стоимость, а не разрушает ее.