Phillips провел в Азии первый в истории «аукцион белых перчаток»

Аукционный дом Phillips объявил итоги 13-го часового аукциона в Гонконге. Реализовано лотов на общую сумму $30 млн, что более чем на 43% выше их предварительной оценочной стоимости. Таким образом был достигнут самый высокий объем продаж за всю историю...

Сегодня

Бутик Âme на Манхэттене - континентальный победитель Версальской премии 2021 года

Секретариат Версальской премии 2021 года объявил ранее в этом месяце, что манхэттенский бутик Âme удостоен Специального приза «Интерьер» в категории «Магазины и универмаги» для Северной Америки. Âme входит в число 70 континентальных победителей Версальской...

Вчера

B2Gold заглядывается на золотые активы в Зимбабве

По сообщениям СМИ, компания B2Gold, владеющая шахтами в Африке и Азии, проявила интерес к приобретению золотых активов в Зимбабве. Информационное агентство Bloomberg процитировало генерального директора этой канадской компании Клайва Джонсона (Clive...

Вчера

Цены на алмазное сырье выросли на 10% из-за опасений по поводу его предложения на рынке

Рост цен на алмазное сырье на фоне возможного ограничения его предложения на рынке вызвал обеспокоенность у экспортеров бриллиантов в Сурате и Мумбае в Индии, поскольку у них есть твердые заказы из США, Китая и Дальнего Востока, пишет газета Economic...

Вчера

Эксперт о бедных алмазами, но прибыльных кимберлитах в Анголе

По мнению отраслевого консультанта по алмазам, любая компания, желающая добывать алмазы в Анголе, должна быть готова к тому, что получит в разработку бедные алмазами, но прибыльные кимберлиты.

Вчера

Алмазный рудник Даявик - обзор

09 декабря 2011

Будучи созданы в условиях высокой температуры и давления и вынесены на поверхность земли действием вулканов, алмазы теперь добываются на покрытых льдом просторах северной Канады. Гей Саттон (Gay Sutton) в своем обзоре рассказывает о развитии алмазного рудника Даявик, о роли относящегося к категории роскоши ювелирного бренда Harry Winston и о том положительном наследии, которое он намерен оставить коренному населению. Обзор опубликован порталом www.bus-ex.com.

Алмаз ценился в течение более чем 3 000 лет не только за свою изысканную красоту в качестве драгоценного камня, но и за свою твердость в качестве режущего инструмента. Его название происходит от древнегреческого слова «адамас», означающего «неизменный» или «несокрушимый», корень которого присутствует и в слове «adamant» (твердый или несокрушимый). До сравнительно недавнего времени большая часть мирового предложения этих высоко ценимых камней исходила от аллювиальных месторождений в Индии; иными словами, их просто собирали на берегах рек Пеннер, Кришна и Годавари. Позже аллювиальные месторождения были найдены в Бразилии, но настоящие геологоразведочные работы по поиску алмазов начались только в 1880-х годах, когда внимание переместилось на Африку. Сегодня и Канада стала крупным производителем высококачественных алмазов, а алмазный рудник Даявик является одной из ее наиболее производительных шахт.

Даявик расположен почти в 200 милях к северо-востоку от города Йеллоунайф (Yellowknife), столицы Северо-Западных Территорий Канады, на острове в окружении красивого озера Лак де Гра (Lac de Gras). Этот район впервые попал в заголовки газет в 1991 году, когда алмазоносные кимберлиты были открыты в районе озера Пойнт Лейк (Point Lake) недалеко от озера Лак де Гра, что положило начало знаменитой канадской алмазной лихорадке. «Найти эти алмазоносные породы - исключительно трудное дело», - объяснил Боб Гэнникотт (Bob Gannicott), председатель правления и главный исполнительный директор международной ювелирной компании Harry Winston Diamond Corporation, которая входит в совместное предприятие, владеющее рудником Даявик. «С 1867 года, когда в Африке нашли первое алмазное месторождение в твердой породе, было открыто и освоено только 50 рентабельных кимберлитовых участков, - сказал он. – Для сравнения, месторождений золота было запущено в эксплуатацию примерно 1025».

Бóльшая часть природных алмазов формируется в виде кристаллов на глубине примерно 90-120 миль от поверхности земли при очень высоких температуре и давлении в земной мантии. Поразительно, что для формирования кристаллов требуется от 1 до 3,3 миллиарда лет. Но эти кристаллы становятся для нас доступными только тогда, когда в результате вулканической деятельности они оказываются выброшенными ближе к поверхности земли и когда магма охлаждается, превращаясь в алмазоносный кимберлит или лампроит. В случае с Канадой эта вулканическая деятельность происходила около 55 миллионов лет назад.

Своей редкостью алмазы обязаны тому, что магма из тех особых зон в мантии, в которых формируются алмазы, редко подходит к поверхности земли достаточно близко, а когда это происходит, то лишь весьма небольшая часть магмы содержит алмазы в количествах, делающих их добычу рентабельной.

Компания Гэнникота, тогда известная под названием Aber Diamond Corporation, застолбила участок на месторождении Даявик в 1991 году и начала программу разведки в партнерстве с Kennecott Canada – геологоразведочным подразделением международного горнорудного гиганта Rio Tinto plc.

К 1995 году партнеры нашли четыре алмазоносные кимберлитовые трубки, расположенные в месте, которое можно было смело назвать самым трудным для работы – на дне большого древнего озера. Не испугавшись инженерных инноваций, которые требовалось внедрить для того, чтобы построить рудник в окружении воды и льда при температуре воздуха, способной в разгар зимы упасть до -50°С, партнеры приступили к стадии разработки рудника.

Официально совместное предприятие было образовано между базировавшейся в Йеллоунайфе компанией Aber (40%) и компанией Rio Tinto (60%). Согласно условиям договора, Rio Tinto должна была управлять работой рудника через полностью принадлежащую ей дочернюю компанию Diavik Diamond Mines Inc со штаб-квартирой в Йеллоунайфе. После начала производства алмазное сырье предполагалось делить в соотношении 40/60 между Aber и Rio Tinto.

Расчеты возможности реализации и экологических последствий вместе с получением разрешений и лицензий были завершены примерно за четыре года. В этом районе горные работы велись не впервые, но предыдущий опыт был отрицательным. Золотодобывающие шахты в этом районе привели к загрязнению окружающей среды, а коренное население не получило выгод от природных ресурсов, открытых на их традиционных охотничьих угодьях. «Так что уже на стадии получения разрешений мы установили чрезвычайно высокую планку», - пояснил Марк Кэмерон (Marc Cameron), вице-президент по производству на руднике Даявик.

Исследование исходного состояния окружающей среды, завершенное в 1997 году, и скрупулезно проведенная экологическая оценка стали хорошим основанием для непрерывного экологического мониторинга. Было подписано всеобъемлющее Соглашение по окружающей среде с пятью организациями коренного населения и органами государственного управления этого региона, которое превосходило требования существовавшего в то время законодательства. Параллельно с этим соглашением компания подписала дополнительные соглашения, гарантировавшие, что коренное население получит выгоду от присутствия шахты на их земле. «Это не наша земля. Мы имеем права доступа на нее в лучшем случае на время нашей работы. Мы бы хотели, чтобы наше поведение здесь оставило ценное наследие для коренного населения», - заявил Кэмерон. Соглашения стали частью лицензии на разработку, и в сентябре 2000 года было выдано разрешение на строительство рудника.

В течение первых трех лет на строительство рудника было потрачено примерно $1,3 миллиарда, включая расходы на заводы по переработке руды и извлечению алмазов, административные и жилые здания, а также на объекты общего назначения, такие как электростанция, котельная, система водоснабжения, станции водоочистки, большие резервуары для хранения горючего и взлетная полоса, способная принимать самолеты Boeing 737 и транспортные самолеты Hercules.

Трудности строительства объекта такого масштаба и в таком месте трудно переоценить. Например, климат здесь чрезвычайно суровый. Официально этот район классифицируется как пустыня, и в течение года здесь выпадает менее 10 дюймов осадков, по большей части в виде снега. На небе редко заметишь облака, которые считаются благом в летнее время, когда солнце опускается всего на несколько часов, даря сумерки, а температура повышается до комфортных значений. Но зимой ночи длинные, и температура может опускаться до -50°С.

Первая серьезная проблема, возникающая в связи с любыми работами в этих условиях, связана с логистикой, и она сопровождает все этапы производства – от первых геологоразведочных работ до закрытия рудника. Поскольку рудник находится в окружении озер и льдов, бо́льшую часть года до него можно добраться только по воздуху, а это с финансовой точки зрения невыгодный способ доставки на объект горючего, оборудования и материалов. Чтобы решить этот вопрос, рудник Даявик, компании BHP Billiton Diamonds Inc. и De Beers Canada Inc. (которая работает на находящихся поблизости алмазных рудниках Экати и Снэп Лейк) действуют сообща в рамках совместного предприятия, проявляя невероятное инженерное искусство, результатом чего стал экономически эффективный метод транспортировки грузов.

Каждый год в январе строится зимняя дорога длиной в целых 360 миль между озером Тиббит (Tibbitt) в конце шоссе из Йеллоунайфа и озером Конвойто (Contwoyto), 87% которой проходит прямо по замерзшим озерам и прудам. Хотя дорога открыта только два месяца из двенадцати, она связывает все рудники с Йеллоунайфом и Западной Канадой и является очень загруженной, поскольку по ней удается перебросить до 11 000 грузов за короткий период времени. Дорога построена так, что выдерживает интенсивные перевозки тяжелых грузов и используется многими в этом регионе, от геологоразведочных компаний и туристических агентств до охотников из числа коренных жителей, добывающих в этих краях мясо для своих семей.

За время строительства рудника весь годовой запас строительных материалов и тяжелого оборудования приходилось перевозить на грузовиках по этой временной дороге жизни. Сейчас, когда рудник уже работает, важность дороги не уменьшилась. Она обеспечивает наиболее дешевый способ пополнения необходимых годовых запасов горючего, взрывчатки, заменяемого оборудования и запчастей, а чуть раньше по ней поставлялся цемент для тампонирования подземного рудника.

Однако самым большим инженерным достижением при осуществлении этого проекта стала разработка надежного способа добычи алмазов на дне озера Лак де Гра, причем нужно было исключить попадание озерной воды внутрь шахты и не нанести ущерба хрупкой окружающей среде.

Решение, которое придумала команда инженеров, было весьма новаторским и заключалось в строительстве массивной водоудерживающей дамбы длиной 2,4 мили, которая окружала первый открытый карьер А154 и находившиеся в нем две кимберлитовые трубки. За это рудник был удостоен Профессиональной инженерной премии за качество от Ассоциации профессиональных инженеров, геологов и геофизиков Северо-Западных Территорий и Территории Нунавут (NAPEGG), а также Национальной премии за инженерные достижения от Канадского совета профессиональных инженеров. Конструкция дамбы, построенной при участии групп специалистов из Италии, Германии, Канады и США, позволила решить целый ряд проблем, в том числе и связанную с поддержанием вечной мерзлоты под ее стенами в течение лета там, где плотина пересекает острова. «Многие конструкторские методы были использованы по отдельности в других районах мира, но никогда раньше они не применялись в рамках одного решения, - отмечает Кэмерон. – К тому же нам нужно было завершить значительную часть этого строительного проекта в течение четырех месяцев, то есть в сезон открытой воды».

Шахта заработала в январе 2003 года. Будучи способна перерабатывать свыше 2 млн тонн кимберлитовой породы ежегодно (алмазы составляют только одну миллионную часть этой породы), она достигла первого значительного результата к концу мая, произведя один миллион каратов алмазов, подавляющая часть которых были высококачественными камнями ювелирного качества. Затем была построена вторая дамба на проекте А418, окружавшая третье месторождение, которое было запущено в производство в 2007 году.

Кимберлитовая руда, извлеченная из шахты, обрабатывается на месте, где из нее извлекаются алмазы, которые затем отправляются в Йеллоунайф. В соответствии с соглашением о совместном предприятии 40% продукции отсылается на сортировочное предприятие компании Harry Winston в Торонто и 60% - на сортировочное предприятие Rio Tinto в Антверпен, мировую алмазную столицу. С этого момента бизнес-модели этих двух компаний расходятся интересным образом.

Rio Tinto является горнодобывающим конгломератом, деятельность которого охватывает весь мир, присутствуя в широком диапазоне горнодобывающих дисциплин – от добычи железной руды, угля и алюминия до алмазов и урана. Его интересы заканчиваются по завершении продажи продукции. В настоящее время бо́льшая часть рынка компании находится в США, хотя Rio Tinto ставит своей целью диверсификацию и продвижение к более широкой клиентской базе, которая включала бы сильное присутствие индийских и китайских потребителей.

Компания Aber, напротив, начинала свою деятельность с геологоразведки и разработала необычную и дальновидную бизнес-модель, включавшую в себя процедуру полного ребрендинга. «Рынок алмазов не похож на рынок золота, где вы можете узнать цену на этот металл, открыв утром газету. Алмазы больше похожи на отдельные образцы минералов и сортируются по категориям, а уже затем продаются, - говорит Гэнникотт. – Мы полагали, что, войдя деньгами в ювелирный бизнес, сможем получить ценную рыночную информацию о запрашиваемых ценах и тенденциях и это проложит наилучший маршрут к рынку для наших алмазов».

Выбор времени для поиска партнера компанией Aber был идеальным. Harry Winston, одна из самых престижных в мире ювелирных компаний с собственным брендом, поставщик эксклюзивных ювелирных изделий звездам - в качестве примера можно привести известный бриллиант Тэйлор-Бёртон и бриллиант «Надежда» - искала партнера. Через несколько месяцев после начала работы рудника Даявик Aber приступила к переговорам по приобретению контрольного пакета акций в 51% у компании Harry Winston, и сделка была завершена в апреле 2004 года. К 2006 году Aber стала стопроцентным владельцем этой компании и приняла решение сменить название Aber на Harry Winston, сопроводив это выходом на Нью-Йоркскую фондовую биржу в 2007 году. Подобная деловая продуманность этого хода оказалась безупречной.

«Розничный бизнес дает информацию, необходимую для сбыта алмазного сырья, поэтому мы получаем наилучшие цены, которые всегда идут в ногу с рынком. А если взглянуть на это с другого конца, то поставки алмазов из такого политически стабильного места, как Канада, обеспечивают нам привилегированный доступ на алмазный рынок и надежность в поставках высококачественного материала, который требуется для ювелирного и часового бизнеса компании Harry Winston. – рассказывает Гэнникотт. – Это не модель вертикальной интеграции, поскольку мы не занимаемся изготовлением бриллиантов». На самом деле алмазы не продаются напрямую ювелирным компаниям, а главным образом клиентам из Индии, а также покупателям из Китая и Израиля.

Хотя срок эксплуатации шахт ограничен, Даявик работает уже восемь лет, и сейчас эта шахта переходит с карьерной добычи на подземную, что увеличит срок ее эксплуатации до 2021 года. Этот переход, который обойдется примерно в $800 млн, на данном этапе включает в себя строительство свыше 12 миль тоннелей, спасательных зон, туалетов, систем вентиляции, ремонтных цехов, вертикальных тоннелей для вентиляции и удаления воды, насосных станций и складских помещений. На поверхности земли были проведены работы по расширению участков и созданию новых. Была построена новая дробильная установка и установка по производству материала для обратной засыпки, а также новый жилой блок. Были удвоены мощности по водоочистке и выработке электроэнергии.

Первым карьером, который начали переводить на подземную добычу, был начальный А154. В прошлом году открытая добыча на нем была прекращена, и началась подземная добыча. По плану второй карьер, А418, закроется в 2012 году, после чего его переведут на подземную добычу. Однако, что касается всего процесса добычи, то он представляет собой длинную кривую обретения опыта.

«На южной трубке мы в настоящее время опробуем совершенно иной метод добычи, отличающийся от первоначально запланированного», - сообщил Кэмерон. Этот метод, называемый «подэтажная выработка обратным ходом», позволит компании вынимать породу с меньшими затратами, чем первоначально планировалось, и этот метод стал возможным благодаря геологии окружающих пород. «Затем мы планируем опробовать такой же метод на месторождении А418 в следующем году», - сказал Кэмерон.

Конечно же, переход на подземную добычу потребовал целого ряда новых способов эксплуатации шахты, в связи с чем внутри компании был проведен ряд мероприятий, нацеленных на переориентацию и переобучение персонала для работы в новых условиях и на управление переходом с добычи открытым способом на подземную добычу.

Поскольку при всех способах горной добычи повседневная производственная деятельность сопряжена с рисками разной степени, любая горнодобывающая компания мирового уровня должна заботиться о надежной безопасности работ. На руднике Даявик проблемами безопасности управляют на высшем уровне администрации, и безопасность стала такой неотъемлемой частью культуры компании и производственным стандартом, что принесло ей целый ряд национальных и международных наград. «Безопасность – это действительно наша самая большая ценность, и я полагаю, что мои слова для вас не неожиданность», - говорит Кэмерон. Реальность, однако, соответствует ценностям компании. Понятие безопасности прививается работникам с того момента, когда они начинают проходить первоначальную подготовку, и на многих из них может произвести сильное впечатление. «Для новых работников, - продолжает он, - которые пришли сюда, скажем, из строительной промышленности или из небольшой горнодобывающей компании, этот первый месяц связан со значительными переменами. У нас действует многослойная система из программ обеспечения безопасности, и для некоторых представляет трудность изучить все эти программы, но всё, что мы делаем, направлено на то, чтобы избежать смертности от несчастных случаев или серьезных травм, приводящих к потере трудоспособности».

Методы управления безопасностью на руднике Даявик заимствованы у материнской компании Rio Tinto, которая их разрабатывала и доводила до совершенства в течение многих лет - они основываются на длительном опыте работы компании во всех областях горной добычи. Как и в случае со всеми компаниями, входящими в Rio Tinto, эти методы затем адаптируются к производственным условиям каждой шахты и применяется в виде системы жестких стандартов. Все начинается с расширенного обучения рабочих, а затем внедряется в практику путем осуществления контроля на производстве, анализа систем и программ и постановки целей для постоянного совершенствования.

Результаты, которых добились на шахте Даявик, впечатляют и в 2009 году принесли компании национальную премию в области безопасности имени Джона Т. Райана (John T Ryan). «В 2009 году мы достигли лучших показателей в сфере безопасности за все время существования шахты, а в 2010 году побили и этот рекорд. Наш показатель частоты несчастных случаев на производстве с потерей трудоспособности по всему циклу работ был равен 0,08», - отмечает Кэмерон. Даявик был номинирован на награждение главного исполнительного директора за достижения в сфере безопасности в компании Rio Tinto. «Поскольку мы относительно небольшое подразделение корпорации Rio Tinto, в которой насчитывается свыше 77 000 человек персонала, работающих более чем в 40 странах мира, это стало серьезным признанием наших заслуг, а также очень важным достижением для наших работников». Но упор на вопросы безопасности остается в силе, и поставлена цель свести количество травм к нулю.

Местные коренные жители, несомненно, глубоко ценят меры безопасности и заботу об окружающей среде, являясь главными получателями выгод от эксплуатации рудника. «Когда открылась шахта Даявик, это было для нас самым походящим временем, - говорит Рой Эрасмус (Roy Erasmus), главный исполнительный директор Det’on Cho Corporation, коммерческого подразделения организации коренных жителей Yellowknives Dene First Nation. – Две крупнейшие золотодобывающие шахты Канады - Гигантская золотая шахта (Giant Gold Mine) и шахта Кон (Con Mine), - которые работали здесь в течение более 50 лет, как раз закрылись. Гигантская золотая шахта оставила после себя один из самых загрязненных районов добычи в Канаде, а организация Yellowknives Dene First Nation не получила от этой шахты никакой выгоды».

Горнодобывающие компании, работающие в Канаде, должны принимать участие в соглашениях о том, какую пользу принесет их воздействие на окружающую среду при разработке земель, населенных коренными жителями. С самого начала рудник Даявик работал в тесном контакте с пятью местными организациями коренных жителей и подписал ряд соглашений об участии с каждой из этих организаций с целью обеспечить выгоды для местных общин от тех материальных благ, которые приносит шахта. Возможно, даже более важным было то, что упор был сделан на активное сотрудничество с местными организациями и их коммерческими подразделениями с тем, чтобы дать местному населению возможность получить профессиональные навыки и основать производства, которые будут поддерживать жизнь общин еще долгое время после закрытия шахты.

"Мы начали с большого количества учебных программ для общин", - объяснила Коллин Инглиш (Colleen English), управляющая организации «Устойчивое развитие и общины» (Sustainable Development and Communities). Путем выявления навыков, которые могут быть развиты в местных общинах, компания возглавила строительные проекты, создавшие инфраструктуру для общин, кредитовала местные партнерства и развивала навыки, которые могли быть использованы на горнодобывающих объектах. "И это действительно способствовало внедрению идей, которые вылились в постоянные официальные учебные программы для общины, помогая в то же время шахте Даявик в достижении наших целей в области занятости", - отметила Коллин Инглиш.

С тех пор эти отношения окрепли и продолжают развиваться. Сегодня около 60% рабочей силы составляют представители северных народов, и многие подрядные организации, работающие на месте добычи, полностью или частично принадлежат коренным жителям. Некоторые из этих организаций динамично развиваются и становятся по-настоящему крепкими, как, например, компания Tlicho Logistics Inc., обслуживающая рудник, которая полностью принадлежит представителям коренного населения и в настоящее время расширила свою деятельность, занявшись строительным бизнесом и обслуживанием других шахт в этом регионе.

На шахте Даявик эти соглашения об участии были дополнены социально-экономическим соглашением с целью отслеживать и решать любые возникающие социальные или экономические вопросы, а также природоохранным соглашением с целью минимизировать вред, наносимый окружающей среде, и использовать традиционные знания для научного понимания ущерба для природы в связи с присутствием шахты. Эти два соглашения также предусматривают создание органов, которые будут следить за выполнением этих соглашений и будут состоять из представителей пяти организаций коренного населения, органов государственного управления и шахты Даявик. Это предоставит членам местных общин уникальную возможность давать рекомендации при принятии производственных и управленческих вопросов.  

Нынешний этап подземного расширения шахты Даявик продлит срок эксплуатации этого алмазного рудника до 2021 года, хотя, как это бывает в практике горной добычи, дальнейшие исследования вполне могут увеличить срок его жизни и сверх этой даты. Так или иначе, компания много потрудилась над тем, чтобы оставить позитивное наследство этому региону, создавая и поддерживая местные предприятия и оставляя за собой окружающую среду, которая позволит продолжить традиционное использование этих земель.