WGC: рост числа случаев COVID в Индии замедлил восстановление спроса в первом квартале

Вслед за здоровым розничным спросом в марте потребительский спрос в Индии в апреле замедлился под давлением резкого роста числа случаев заражения COVID и роста внутренних цен на золото.

Сегодня

CNRG осуждает контрабанду золота в Зимбабве

Центр управления природными ресурсами (Centre for Natural Resource Governance, CNRG) выразил серьезную озабоченность по поводу продолжающейся контрабанды минеральных ресурсов Зимбабве, особенно золота, преступными сетями, имеющими политические...

Сегодня

Организации отрасли природных алмазов попросили компанию Pandora исправить свое недавнее публичное заявление

Недовольные тем, что компания Pandora, один из ведущих мировых ритейлеров ювелирных изделий низкого ценового сегмента, выступила с публичным заявлением, в котором выращенные в лаборатории бриллианты позиционируются как этический выбор по сравнению с...

Вчера

Lucara Diamond возвращается на более высокий уровень операционной маржи

В первом квартале 2021 года Lucara Diamond, которая полностью владеет рудником Карове в Ботсване, зафиксировала скорректированную прибыль до вычета процентов, налогов, износа и амортизации в размере 22,2 млн долларов, что ознаменовало возврат на более...

Вчера

HB Antwerp и Sarine Technologies заключают партнерство в сфере технологических решений

Sarine Technologies Ltd, мировой лидер в разработке, производстве и продаже продуктов точных технологий для оценки, планирования, обработки, сортировки и торговли алмазами и драгоценными камнями, присоединилась к HB Antwerp в качестве технологического...

Вчера

Ангольский алмазный сектор прилагает все усилия, чтобы полностью раскрыть свой потенциал

05 декабря 2011

Ангола обладает огромными запасами природных ископаемых, но спустя почти десятилетие после окончания разрушительной гражданской войны она еще не занималась их планированием и не использовала преимущества от владения природными богатствами, пишет портал Antwerp Facets.

Если бы присуждалось звание за недостаточную активность в алмазодобывающем секторе, почти нет сомнений, что Ангола удостаивалась бы его постоянно. Располагая богатыми аллювиальными месторождениями и буквально сотнями кимберлитовых образований, образующих линию геологического разлома, простирающуюся от провинций Уила (Huila) и Бенгела (Benguela) на юго-западе до провинций Уамбо (Huambo) и Бие (Bie), Луанда Сул (Luanda Sul) и Лунда Норте (Lunda Norte) на северо-востоке, страна уже давно должна была стать африканским локомотивом наряду с Ботсваной, ЮАР и Намибией.

В течение десятилетий Ангола была страной, погрязшей в гражданском конфликте сначала в связи с длительной борьбой против бывшего португальского колониального правительства, которое закончилось с приобретением независимости страны в ноябре 1975 года, а затем из-за 27-летней гражданской войны, во время которой практически совсем не было инвестиций в алмазные рудники страны и в разработку других природных ресурсов. Но алмазы добывались незаконным путем, и Ангола считалась одной из стран, которые разожгли кризис конфликтных алмазов в конце 1990-х годов.

С окончанием гражданской войны в 2002 году ситуация изменилась к лучшему. И действительно, Ангола стала чем-то вроде центра экономической активности в Африке, демонстрируя двузначные цифры роста в основном благодаря расширению своей нефтедобывающей промышленности. Она является вторым по величине после Нигерии производителем нефти в регионе к югу от пустыни Сахара и строит амбициозные планы развития своего энергетического сектора. В этом году ожидается рост ее экономики на скромные 3,7 процента, но в следующем году она вырастет почти на 12 процентов за счет более высоких цен на нефть, заявил в прошлом месяце президент страны Жозе Эдуарду душ Сантуш (Jose Eduardo dos Santos).

После нефти самыми прибыльными активами являются алмазы. Согласно данным Кимберлийского процесса, в 2010 году страна добыла 8,4 млн каратов алмазов на сумму $976,3 млн, став по объемам пятым производителем в мире. Около 70 процентов алмазов страны имеют ювелирное качество, а 20 процентов – почти ювелирное качество, в то время как 10 процентов пригодно для применения в технических целях.

Самой мощной в ангольской алмазной промышленности является компания Endiama (Empresa Nacional de Diamantes), которой владеет и управляет правительство и головной офис которой находится в Луанде. Она была основана в 1981 году для того, чтобы служить национальным концессионером прав на горную добычу в алмазной промышленности. Endiama обычно осуществляет это в партнерстве с другими компаниями, многие из которых иностранные.

Согласно ангольским законам, Endiama автоматически получает право минимум на 51 процент во всех проектах по геологической разведке, осуществляемых иностранными фирмами. Кроме того, горнодобывающие компании должны направлять ресурсы на проведение и финансирование геологоразведки в соответствии с жесткими сроками, поскольку ангольское правительство заинтересовано в быстром увеличении объемов производства алмазов. Это резко отличается от соседних алмазодобывающих стран Ботсваны и ЮАР, где горнодобывающие компании полностью владеют этими производствами и платят роялти правительству.

Основным алмазодобывающим предприятием в Анголе является рудник Катока (Catoca) - один из крупнейших в мире. Рудником владеет консорциум, включающий компанию Endiama и российскую компанию АЛРОСА, каждая из которых владеет по 32,8 процента, и бразильскую компанию Odebrecht of Brazil, имеющую 16,4 процента. Остальная доля принадлежит группе Diamond Finance CY BV Group, которую контролировал Лев Леваев (Lev Leviev), продавший, как сообщалось в начале этого года, свою долю китайской компании Sonangol International за $400 млн.

Если рассматривать компании, задействованные в стране, De Beers в прошлом инвестировала в концессии в северо-восточном регионе страны, а BHP Billiton также принимала участие, пока не продала свою долю в проектах по геологоразведке месторождений Альто Куило (Alto Cuilo) и Луанге (Luangue) компании Petra Diamonds.

Работает также ряд других рудников, и часто поступают обнадеживающие новости с этого фронта. Компания Lonrho Mining со штаб-квартирой в Австралии сообщила в этом году об обнаружении алмаза весом 53,25 карата на своем проекте Луло (Lulo) в провинции Лунда Норте, которым она владеет совместно с Endiama. Этот камень более чем в 2 раза больше еще одного крупнейшего алмаза, весящего 22,25 карата, обнаруженного на Луло в ноябре прошлого года. Lonrho добыла из своей нынешней пробы 102 алмаза общим весом 173,85 карата при среднем содержании 51,2 карата на 100 кубических метров.

Кроме того, Trans Hex, горнодобывающая компания из ЮАР, недавно сообщила о том, что объем производства за первую половину года на ее руднике Сомилуана (Somiluana) в Анголе более чем утроился, достигнув 20,473 карата при повышении средней стоимости карата на 38 процентов, до $434.

Как раз на прошлой неделе [14-20 ноября] Endiama объявила, что ангольский бизнесмен будет инвестировать в алмазный сектор с целью снова запустить проект Lucapa Mining Society, на котором работы не велись с 2008 года ввиду глобального финансового кризиса.

Во многих отношениях Ангола считается одним из последних источников в значительной мере неиспользованных запасов алмазов. «Ангола является огромной страной с огромными запасами полезных ископаемых, - отметил аналитик Дез Килали (Des Kilalea) из банка RBC Capital Markets. - Целью правительства является проведение геологической разведки, чтобы можно было уточнить, какие имеются полезные ископаемые. Об этом говорилось и раньше, но я не думаю, что это уже было сделано».

Среди компаний, участвующих в поиске алмазов, находится De Beers, которая после долгого отсутствия в Анголе инвестировала $150 млн в геологоразведочные работы за последние шесть лет. В 2010 году в ангольский портфель компании было добавлено восемь кимберлитовых месторождений, и общее число открытых месторождений достигло 158. Концессия Лунда Норте обеспечила самый перспективный портфель как на ранней, так и на продвинутой стадии геологоразведки - 114 кимберлитов.

Но для иностранных операторов Ангола остается трудной страной для ведения бизнеса. Обеспечение надежности лицензий на горную добычу в Анголе может оказаться сложным процессом, так как бюрократия блокирует продвижение работы. Сравнительно высокий уровень неопределенности для инвесторов может означать, что даже после получения прав на геологоразведку и составление технико-экономического обоснования они не могут быть уверенными в заключении окончательного соглашения с правительством. 

Ангола, по сообщениям, работает над новым законом для горнодобывающего сектора, который будет регулировать способ распределения доходов алмазных компаний от проектов, как стало известно в прошлом году от высокопоставленного лица компании Endiama. Законодательством будет предусмотрено, чтобы алмазные компании могли использовать 50 процентов своих доходов для оплаты эксплуатационных затрат, а остальные средства будут использоваться для уплаты налогов, выплаты инвесторам и оказание помощи в развитии местных программ, сказал Себастио Панцо (Sebastiao Panzo). 

По действующем закону предусматривается, что горнодобывающие компании в Анголе должны платить 35 процентов от своих прибылей в виде налогов компании Endiama, но в нем не предусматривается, как фирмы должны распределять свои доходы. «Цель заключается в том, чтобы сделать горнодобывающий сектор более привлекательным для инвесторов, но чтобы он также вносил свой вклад в развитие местных общин», - пояснил Панцо.

Зашита алмазных концессий от незаконных добытчиков – постоянная забота компаний, участвующих в ангольской алмазной отрасли. Региональный губернатор богатой алмазами северо-восточной провинции Лунда Норте в Анголе сказал в августе, что официальные лица продвигаются в работе по укреплению безопасности границ.  Пограничные заграждения и другие меры безопасности организуются на 770-километровом отрезке границы с Демократической республикой Конго (ДРК), проходящем по суше, и на 120-километровом отрезке границы, проходящем по реке, с целью предотвращения проникновения нелегальных добытчиков алмазов, сказал губернатор Эрнесто Муангала (Ernesto Muangala).

«Правительство считает своей первоочередной задачей увеличение численности пограничной полиции, приобретает и устанавливает современное оборудование для контроля за границей», - сказал Муангала. Ангольское правительство выслало из страны около 70 000 иммигрантов в 2009 году, согласно данным внешнеполитического ведомства страны.

На местах правительство пытается регулировать добычу силами старателей. В июне первые 120 сертификатов были выданы кустарным старателям в Куанго (Cuango) Жоакимом Дэвидом (Joaquim David), министром геологии и горнодобывающей промышленности. Владельцы лицензии обязаны продавать свои алмазы компании Sodiam, которая является филиалом Endiama. Старатели также должны ввести учет своей работы и результатов продаж, а также платить налоги и сотрудничать с правительственными официальными лицами.

В Анголе все же имеется элементарная программа бенефикации, смоделированная по тем программам, что внедрялись в ЮАР, Ботсване и ЮАР. Бриллиантом в короне является государственная компания Angola Polishing Diamonds, созданная в 2005 году с начальным инвестиционным капиталом около $10 млн. Но, по словам Мигеля Бондо Младшего (Miguel Bondo Júnior), ее управляющего директора, компания в настоящее время перерабатывает алмазов всего на $4 млн в месяц, что составляет около 20 процентов ее мощности.