Lucapa Diamond на руднике Луло добыла алмаз массой 138 каратов

Lucapa Diamond добыла свой 24-й алмаз весом более 100 каратов на аллювиальном алмазном руднике Луло (Lulo) в Анголе. В сообщении компании об этом говорится, что алмаз массой 138 каратов был извлечен на участке горной добычи 46.

14 мая 2021

AWDC опроверг сообщения о пренебрежении со стороны Анголы

Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) опроверг утверждения о том, что его попытки убедить Луанду положить конец монополии Дубая на алмазы этой страны были отклонены.

14 мая 2021

Индийская ювелирная промышленность выражает озабоченность в связи с публичными слушаниями, проведенными Офисом торгового представителя США

На слушаниях в рамках нескольких юрисдикций, проведенных 10 мая в виртуальном формате Офисом торгового представителя США, индийский Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий вместе с отраслевыми торговыми организациями и экспортерами...

14 мая 2021

Mountain Province объявила финансовые результаты за первый квартал

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила финансовые результаты за первый квартал, закончившийся 31 марта 2021 года, на алмазном руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué). Продано 603 000 каратов алмазов, общая выручка составила 54,2 млн канадских...

14 мая 2021

FCRF: рост цен на цветные бриллианты в первом квартале 2021 года

Объявляя результаты Индекса цен на цветные бриллианты (Fancy Color Diamond Index) за первый квартал 2021 года, Фонд исследования цветных бриллиантов (Fancy Color Research Foundation, FCRF) отмечает в своем пресс-релизе, что в течение...

14 мая 2021

К слову о женщинах: почему бриллианты – лучшие друзья не всех девушек

30 ноября 2011

«Более 100 миллионов женщин во всем мире носят обручальные кольца с бриллиантами, но какой ценой это обходится для женщин из горнодобывающих общин в южноафриканских странах и в других частях света?» - задается вопросом Масум Момая (Masum Momaya) в статье, помещенной на www.trust.org.

Еще один летний «сезон обручальных колец» подходит к закрытию в северном полушарии, и ювелиры в таких странах, как Германия, Индия, Япония и Соединенные Штаты, подсчитывают прибыль от продаж колец, приобретенных для женщин в знак обещания жениться, пишет автор статьи.

Желание женщин иметь обручальное кольцо является, отчасти, результатом десятилетий агрессивного маркетинга компании De Beers, картеля, располагающегося в Йоханнесбурге, который в 1947 году произнес слова «бриллианты навсегда». В последние 50 лет рекламные кампании этого конгломерата насаждали бриллианты в культуру разных народов по всему миру как дорогие – и бесценные – символы преданности.

Некогда бриллианты были предназначены для высших слоев общества, но по мере того как все больше открывалось и добывалось алмазов, а De Beers получала контроль над все бόльшей их частью, компания и связанные с ней ритейлеры стали продавать «брюлики» широким слоям среднего класса в странах, где не существовало традиции носить обручальные кольца.

К тому же, когда число свадеб стало сокращаться в Японии, Соединенных Штатах и других странах, компания De Beers придумала и стала продавать «кольцо на правую руку», подталкивая женщин покупать себе кольца с бриллиантами как показатель их успеха и независимости.

По оценкам, в настоящее время свыше 100 миллионов женщин по всему миру носят кольца с бриллиантами стоимостью в десятки тысяч долларов США. Но какую цену за эти бриллианты платят женщины из алмазодобывающих стран, особенно из южноафриканских?

«Красивый камешек» в Южной Африке

Первый алмаз был найден в ЮАР в 1867 году мальчиком, который заметил  mooi klip («красивый камешек») и отдал его своей сестре поиграть. Когда сосед спросил мать детей, может ли он купить его, она ответила, что вряд ли она может брать с него деньги за камешек. Он взял его и продал коммивояжёру, над которым насмехались, когда он говорил, что купил алмаз.

Его утверждение было правильным, и это открытие привело алмазоискателей из Европы, Австралии и Соединенных Штатов в южные районы Африки. К 1888 году заработали первые рудники на Оранжевой реке на границе Намибии и ЮАР, и родилась алмазодобывающая и торговая компания De Beers.

В настоящее время на долю южноафриканских стран приходится 65% мирового производства алмазов, стоимость которых достигает 13 миллиардов долларов США ежегодно. Любознательные журналисты документально подтвердили кровавый характер алмазодобычи на всем континенте.  

В частности, рудники в Анголе, Зимбабве и Демократической Республике Конго находятся или находились под контролем повстанческих групп, которые применяют принудительный труд и используют прибыль для финансирования конфликтов и закупок вооружения.

В 2003 году для предотвращения продажи алмазов для финансирования повстанческих движений, целью которых является подрыв законного правительства, то есть для предотвращения продажи «кровавых алмазов» по решению Генеральной Ассамблеи ООН стала действовать Сертификационная схема Кимберлийского процесса (ССКП) (Kimberley Process Certification Scheme, KPCS). В этом процессе в настоящее время принимают участие 75 стран.

Организация «Наблюдение за правами человека» (Human Rights Watch) и другие группы указывали, что ССКП не учитывает алмазы, добытые в условиях серьезных или ежедневных нарушений прав человека. Так, например, алмазы из Анголы, которые в свое время были запрещены из-за их роли в финансировании гражданской войны в стране, стали сертифицировать как «чистые», когда война закончилась, несмотря на то, что существует достаточно свидетельств тому, что в алмазодобывающей отрасли в этой стране все еще отмечается большая алчность, эксплуатация и насилие. 

В отличие от этого, правительства в Ботсване, Намибии и ЮАР более пристально контролируют рудники, но зарплаты там низкие и условия работы остаются опасными.

Объем мировых продаж ювелирных изделий с бриллиантами ежегодно достигает 72 миллиардов долларов США, но большинство шахтеров зарабатывает менее одного доллара США в день.

В частности, женщины, проживающие и работающие в районах горной добычи, сталкиваются с многочисленными трудностями.

Женщины-шахтеры сталкиваются с отступающими от норм трудностями в отрасли

Более одного миллиона людей работает в алмазодобывающей отрасли в южноафриканских странах. Примерно 17,5 процента из них - женщины, которые испытывают несоразмерное их труду неблагоприятное воздействие горной добычи в социально-экономическом и экологическом плане.

В качестве шахтеров женщины работают в основном в старательских артелях, составляя более половины южноафриканских старателей. В отличие от шахтеров, работающих в отрасли, которые используют технику, чтобы проводить взрывы пластов земли и вынимать грунт с большой глубины на поверхность, старатели голыми руками и с помощью небольших инструментов копают землю и просеивают ил, песок и гравий. 

Старательская добыча требует очень большого труда и является частью неофициального сектора, существующего за пределами законных рамок и регулирования, в котором применяются недостаточные меры по охране труда, несмотря на тяжелые и опасные условия.  

Как и те женщины, что трудятся домработницами, берут работу на дом или оказывают секс-услуги, женщины-старатели часто не имеют денег для покупки средств, необходимых для того, чтобы сделать свою работу безопасной; у них также оказывается мало средств, к которым можно прибегнуть, когда они заболевают, подвергаются насилию или эксплуатации; на работе зачастую нет женских туалетов; отсутствует организованный уход за детьми, когда они сами работают. Многие вынуждены оставлять своих детей дома одних, пока сами находятся на работе, или приводить их на участки, где проводится добыча и где они подвергаются воздействию вредной для легких пыли или влиянию опасных производственных факторов.

Кроме того, поскольку старательская добыча основана на везении, связанном с тем, будут ли найдены алмазы, за которые можно получить оплату, она не является надежным источником дохода, и женщинам постоянно угрожает бедность. 

Женщины, которые не работают непосредственно алмазодобытчиками, но живут в зоне горной добычи, тоже испытывают ее вредное воздействие.

Косвенные вредные воздействия

По всей южноафриканской территории горнодобывающие компании сняли почву, некогда использовавшуюся для сельского хозяйства, и переместили целые поселения, не предложив компенсации в первую очередь женщинам, занимавшимся сельским хозяйством, которые обрабатывали землю, зарабатывая на жизнь. Даже в зонах горной добычи, где еще есть сельскохозяйственные угодья, женщины, пытающиеся дополнить заработок своих партнеров, занятых горной добычей, работая в сельском хозяйстве, обнаружили, что горная добыча загрязняет природные ресурсы, забирает много воды и вредит пахотной земле.

Кроме того, женщины, работающие уборщицами и секретаршами на промышленных рудниках, часто работают без защитных средств и подвергаются насилию как слабый пол, включая сексуальные домогательства и изнасилования, особенно на военизированных рудниках.

Сексуальные услуги процветали на рудниках, где работали только мужчины, еще с тех пор как алмазоискатели прибыли в регион в 19 веке. Исследования по здравоохранению показали, что тем, кто оказывает сексуальные услуги в горнодобывающих сообществах, трудно приобрести презервативы и трудно уговорить их применять, в связи с чем отмечается высокий уровень распространения венерических заболеваний, вируса человеческого иммунодефицита и СПИДа.

Женщины, партнеры которых ездят работать на рудники, остаются одни во главе домашнего хозяйства, иногда не получая денежных переводов. И многие их мужчины становятся инфицированы вирусом человеческого иммунодефицита и СПИДом во время работы на рудниках.

Потерянный доход от налогов

Наконец, еще одним, хотя и менее известным, но косвенно вредным явлением является потеря дохода от налогов. Много алмазов продается нелегально, учитывая их размер и значительную стоимость. Кроме того, даже при «законных сделках», горнодобывающие корпорации действуют с существенными налоговыми нарушениями. В некоторых случаях коррумпированные политики получают взятки в обмен на разрешение вести горнодобывающую деятельность.

Например, в Зимбабве национальная казна фактически не получает дохода от алмазных рудников. По оценкам Резервного банка Зимбабве, ежегодно контрабандным путем продаются алмазы на сумму свыше 500 миллионов долларов США.

Таким образом, в Зимбабве и других местах, теряется бόльшая часть доходов, которые могли бы пополнять национальную казну, реинвестироваться в местную экономику и финансировать программы по здравоохранению, образованию и социальному обеспечению. Поскольку тяжесть подобных забот падает на плечи женщин, им приходится больше и дольше работать, чтобы компенсировать услуги, урезанные или никогда не предоставляемые их правительствами.

Так как же можно бороться с этими вредными воздействиям?

Объединение женщин-горняков в организации

Женщины объединялись в организации большей частью для экономических целей, для получения доступа к работе и сознательного сбора и распределения налоговых поступлений.

В конце 1970-х, проработав на рудниках ЮАР бόльшую часть своей жизни, женщины предпенсионного возраста в Лесото сформировали Алмазный кооператив Ликхобонг (Liqhobong Diamond Cooperative). Они провели переговоры по соглашению о торговле на условиях взаимной выгоды с оплатой произведенной ими добавленной стоимости в размере 15% от прибыли с продажи алмазов. Условия жизни около этого лагеря горняков все же оставались еще плохими - ветхие жилища без электричества, нехватка чистой воды и плохие санитарные условия, - но члены кооператива стали зарабатывать больше за добытые ими алмазы.

В 1996 году транснациональная корпорация выкупила этот кооператив.

Кроме того, женщины, работающие помощницами и в качестве вспомогательного персонала на рудниках ЮАР, добились внедрения правил по технике безопасности в горнодобывающей отрасли и предоставления официальных рабочих мест для женщин на промышленных рудниках. В 1997 году они вместе со своими коллегами из транснациональных корпораций работали над созданием Международной организации «Женщины и горнодобывающая промышленность» (International Women and Mining Network, RIMM).

Отчасти благодаря лоббированию этой RIMM женщин стали обучать и аттестовывать, выдавая им разрешение или полноценную лицензию на ведение взрывных работ. Это открыло новые возможности в плане работы, хотя не обязательно изменило рабочие условия на промышленных шахтах.

В Ботсване возглавляемый женщиной и снискавший известность фонд Diamond Empowerment Fund побудил правительство Ботсваны использовать доход, получаемый от налогов на добычу алмазов, составляющий свыше 3,3 миллиарда долларов США или одну треть ВВП страны, на субсидирование начального образования.

Но будет ли этого достаточно для того, чтобы компенсировать более чем вековую нищету, эксплуатацию и насилие, связанные с добычей алмазов в этом регионе?

Том Цёлльнер (Tom Zoellner), журналист, путешествовавший по Африке с целью изучения добычи алмазов и торговли ими, подтверждает, что «когда видишь места, где проводилась масштабная добыча алмазов, понимаешь, что она принесла не богатство или процветание и мир этим странам, а, скорее, нищету, хаос и войны».